ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он перевел взгляд на другого человека.

– Все зависит от нас.

Оммум и Тьюрок и раньше слышали пламенные лекции Кинеса. Хотя поначалу они морщились, слова неистового планетолога постепенно сеяли в их душах сомнение. И теперь, чем больше они слушали исполненные необузданного энтузиазма речи и удивлялись искренности этого человека, тем глубже становилась их вера. Почему бы не помечтать? Судя по лицам других слушателей, они тоже начинали всерьез относиться к возможности преобразований.

Старейшины Сиетча назвали этих новообращенных оптимистами и доверчивыми глупцами. Но Кинеса это не обескуражило. Он продолжал распространять свои идеи, какими бы сумасбродными они ни казались.

***

Сохраняя на лице суровое выражение, наиб Хейнар скосил свой единственный глаз и поднял крис, пока еще спрятанный в ножнах. Сильный воин, стоявший перед наибом, протянул руки, чтобы принять бесценный дар.

Наиб нараспев произнес ритуальные слова:

– Улиет, сын старого Лиета, ты избран для выполнения этой миссии во благо нашего Сиетча. Ты много раз доказывал свою доблесть в боях с Харконненами. Ты – укротитель песчаных червей и смелый наездник и один из самых великих воителей среди фримемов.

Улиет, человек средних лет с резкими чертами лица, поклонился. Руки его оставались вытянутыми. Он ждал и не сделал ни одного шага назад. Это был глубоко верующий человек, но он изо всех сил сдерживал свое благоговение.

– Возьми этот священный нож крис, Улиет. – С этими словами старый наиб схватился рукой за резную рукоять оружия и выдернул из ножен молочно-белый клинок. Этот крис почитался реликвией среди фрименов; он был сделан из хрустального клыка песчаного червя. Этот, именно этот нож был закреплен, он прикреплялся к телу своего владельца, клинок его растворялся после смерти хозяина.

– Твой нож был опущен в ядовитую Воду Жизни и благословлен Шаи-Хулудом, – продолжал Хейнар. – По нашим законам этот клинок не должен быть вложен в ножны до тех пор, пока не отведает крови.

Улиет принял нож. Он был подавлен величием задачи, которая на него возлагалась. Воин был очень суеверен, и хотя он не один раз укрощал песчаных червей и ездил на них, ни разу не приходило ему в голову сводить с ними близкое знакомство. Он не мог забыть, что эти создания были манифестацией великого творца вселенной.

– Я не нарушу священной воли Шаи-Хулуда. – Улиет взял клинок и поднял его высоко над головой, направив от себя покрытое ядом острие.

Исполненные твердой решимости, за спиной наиба поднялись и другие старейшины Сиетча.

– Возьми с собой двух водников, – сказал Хейнар, – чтобы собрать воду этого планетолога, которую надо использовать в самых лучших для нашего племени целях.

– Может быть, небольшое количество его воды мы используем, чтобы посадить куст в его честь, – предложил Алиид, но его не поддержали.

Из каменных палат Улиет вышел, сохраняя горделивую осанку – прямой и высокий, настоящий воин Фримена. Он не боялся планетолога, хотя чужестранец так много и горячо говорил о своих сумасбродных планах, словно его вело божественное провидение. Холодок пробежал по спине будущего убийцы.

Улиет прищурил свои синие от меланжи глаза и постарался отогнать непрошеные мысли, идя по темным подземным переходам. Два водника следовали за ним, неся в руках сосуды для крови Кинеса и священную материю, которой они подберут каждую драгоценную каплю пролитой влаги планетолога.

Кинеса оказалось очень легко найти. Толпа сопровождала его, толпа, состоявшая из скептиков и верующих, одинаково, впрочем тронутых чудом, которое обещал им этот человек. Возвышаясь над толпой, Кинес шел не разбирая дороги и говорил, жестикулируя руками, убеждая людей в своей правоте. Люди следовали за ним на некотором расстоянии, иногда осмеливаясь задавать вопросы.

– Главный вопрос человечества заключается не в том, чтобы просто выжить, – говорил Кинес в тот момент, когда к нему приблизился Улиет, держащий наготове крис. Воин не думал скрывать свое намерение. Но Кинес продолжал свою речь:

– Вопрос заключается в том, как будут жить те, кто останется в живых.

Выйдя вперед, не зная страха, Улиет прошел сквозь толпу. Слушатели планетолога увидели убийцу и его оружие. Люди расступились, понимающе переглянувшись: одни с разочарованием, другие со страхом. Все молчали, таков был обычай Фримена.

Кинес ничего не замечал. Пальцем он очертил в воздухе круг.

– Здесь возможно существование открытой воды, для этого нужно небольшое, но жизнеспособное изменение. Мы сможем это сделать, если вы поможете мне. Подумайте об этом – вы сможете ходить по земле, не прячась в защитные костюмы.

Он указал рукой на двух детей, стоявших ближе всех к нему. Они застенчиво отпрянули.

– Вы только представьте: вокруг столько влаги, что вы ходите по земле и не носите защитных костюмов.

– Ты хочешь сказать, что здесь будут пруды, из которых можно зачерпнуть воды и напиться в любой момент, когда захочешь? – саркастическим тоном спросил один из скептиков.

– Конечно. Я видел это на многих планетах, и нет никаких оснований сомневаться в том, что мы сможем сделать это на Дюне. С помощью ветровых ловушек вы сможете улавливать воду, содержащуюся в воздухе, и использовать ее для посадки трав, кустарника, всяких растений, которые сберегут воду в своих клетках и корнях и сохранят ее. На самом деле здесь будут не только пруды, но и сады, в которых вырастут деревья с сочными фруктами, которые вы будете собирать и есть.

Улиет выступил вперед; он решился и впал в транс. Следующие за ним водники отступили. Они понадобятся потом, после убийства.

– Что это будут за фрукты? – спросила одна девочка.

– Любые, какие только вам больше по душе, – ответил Кинес. – Но сначала надо будет позаботиться о почве и поливе. Вероятно, на горных склонах можно будет выращивать виноград. Интересно, каким будет по вкусу вино Арракина.

Он улыбнулся.

– Мы обязательно насадим здесь круглые оранжевые плоды – портигалы. Ах как я их люблю! У моих родителей было такое дерево на Салусе Секундус. У портигалов твердая кожура, но ее можно очистить. Внутри плод состоит из долек, сладких и сочных, у них такой яркий оранжевый цвет, что его невозможно себе представить.

Улиет видел перед собой только красную пелену. Его задание жгло мозг, скрывая все остальное от взгляда. Под сводом черепа гулко отдавался только приказ наиба Хейнара. Он прошел в пустое пространство, отделявшее планетолога от слушавших его людей. Улиет старался не слушать о чуде, пытался не думать о видениях, о которых так горячо повествовал Кинес. Ясно, что это демон, который явился сюда смущать умы слушателей…

Улиет смотрел прямо перед собой, а Кинес продолжал идти вдоль по коридору, не обращая на пришельца никакого внимания. Щедрыми красками он описывал луга, каналы и леса. Он рисовал картины в умах своих слушателей. Планетолог облизал губы, словно пробуя вино с виноградников Дюны.

Улиет встал перед ним и взметнул над головой ядовитый клинок криса.

В середине фразы Кинес внезапно осознал, что перед ним кто-то стоит. Словно испытывая раздражение от такого вмешательства, он моргнул и просто сказал:

– Удались отсюда.

Отмахнувшись от Улиета, он прошествовал дальше, продолжая говорить:

– А леса! Зеленые и буйные, насколько хватает глаз покрывающие холмы, болотистые низины и долины. В древние времена песок покрыл растения и уничтожил их, но мы исправим это на новой Дюне: ветер понесет по планете семена, и растения начнут расти здесь, как дети.

Убийца застыл на месте, пораженный, с какой легкостью отмахнулся от него пришелец. Удались отсюда. Его пронзил смысл того, что он должен был сделать. Если он убьет этого человека, то фрименские легенды назовут Улиета убийцей мечты.

– Однако для начала мы должны построить ветряные ловушки в скалах, – продолжал Кинес, не переводя дыхания. – Это очень простые системы, их легко строить. Они задержат влагу, направляя ее туда, где мы сможем ее использовать. Со временем у нас образуются большие подземные бассейны с водой. Это будет первым шагом возвращения воды на поверхность планеты. Да, вы не ослышались, я сказал возвращения. Когда-то вода была на Дюне. Я видел ее следы в скалах.

67
{"b":"1483","o":1}