ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последние дни Джека Спаркса
Сила Instagram. Простой путь к миллиону подписчиков
Роботер
С того света
Без компромиссов
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Быстро вращается планета
Отбор с сюрпризом
Татуировка цвета страсти
A
A

– Вспомните также, что жена посла убита во время мятежа, – добавил Хесбан. – Льется кровь и гибнут люди.

– Учитывая наши планы по использованию тлейлаксами заводов и производственных мощностей Икса, было бы лучше не допускать в это дело Гильдию, – брякнул Шаддам.

– Планы? – переспросил Хесбан. Канцлер был явно встревожен тем, что не имеет доступа к столь важной информации. Он повернулся к Эльруду. – Какие планы, сир?

– Потом, Эйкен, – нахмурился император. Неловко поерзав в кресле, он натянул мантию на свою впалую грудь.

– Черт бы побрал эту бабу!

– Члены Гильдии ожидают внизу вместе с ней, – настаивал на своем Эйкен. – Посол Пилру требует аудиенции. Очень скоро, может быть, через несколько минут, другие Дома получат известие об этой неприятной новости и тоже будут настаивать на действиях, особенно те, кто заседает в директорате ОСПЧТ. Беспорядки на Иксе будут иметь жестокие экономические последствия, по крайней мере в обозримом будущем.

– Принесите мне установления и приведите двух ментатов, чтобы я смог провести независимый анализ. Найдите что-нибудь, чтобы оградить нас от всего этого! – Император оживился, казалось, болезни покинули его. Кризис встряхнул его и вселил в старое тело новые силы. – Дом Коррино не должен иметь ничего общего с захватом Икса тлейлаксами. От этого зависит наше будущее.

– Как.., вам будет угодно, сир. – Хесбан поклонился и покинул комнату, шурша своим темно-синим одеянием, все еще озадаченный, но беспрекословно повинующийся воле императора.

Через несколько минут слуга внес в помещение проектор и овальный экран из черного плаза. Помедлив, слуга поставил аппарат на стол. Фенринг установил его так, чтобы император мог лучше видеть экран.

Вернулся Хесбан в сопровождении двух ментатов, губы этих людей были красны от сока сафо. За дверями отборные сардаукары дворцовой гвардии едва сдерживали несколько представителей, которые требовали немедленной аудиенции. Громче всех требовал ее посол Пилру. Его высокий пронзительный голос явственно выделялся из хора других голосов.

Фенринг активировал данные, записанные на катушках проволоки шиги, а Хесбан вкратце пересказывал детали проблемы двум имперским ментатам. На экране заплясало изображение, черные слова на галахском языке, написанные на белом фоне. Стоя рядом с другом, Шаддам вперил взор в экран, словно прочтение текстов законов могло помочь ему разглядеть в них какие-то тонкости, недоступные прочим смертным.

Оба ментата стояли, напряженные и неподвижные, как статуи, анализируя каждый по отдельности закон и его толкующие кодексы.

– Для начала, – заговорил один из ментатов, – надо посмотреть раздел шесть, пункт третий.

По экрану стремительно побежали размазанные строчки, которые остановились на нужном месте. Один раздел высвечивался красным полем, через секунду в воздухе повисла голографическая копия страницы. Дубликат упал на колени к императору, так что текст могли прочесть и все присутствующие, не мешая Эльруду.

– Это не сработает, – сказал второй ментат. – Посмотрите ссылку в разделе семьдесят два, пункт третий, том двенадцатый.

Подавшись вперед, Эльруд внимательно читал установления. Потом он провел рукой вдоль листа, и тот исчез.

– Проклятая тухлая Гильдия, – сказал он. – Мы поставим их на колени, как только…

Фенринг громко закашлял, чтобы заставить замолчать императора, пока, он не сболтнул лишнего.

Голографический проектор принялся за поиск, и ментаты замолчали. Канцлер Хесбан склонился над медленно проплывавшими перед его глазами листками с текстом.

– Будь прокляты эти установления! Все, что я хочу, это сбросить атомную бомбу на все эти законы и установления. – Эльруд буквально дымился от злости. – Правлю я Империей или нет? Не трогай Ландсраад, не наступай на ноги Гильдии.., император не должен кланяться никому.

– Совершенно верно, сир, – признал правоту господина Хесбан. – Но мы связаны договорами и союзами.

– Вот здесь кое-что можно выкопать, – заговорил Фенринг. – Приложение о Джихаде, раздел девяносто, пункт ноль-ноль-четыре.

Он помолчал.

– В случаях, когда дело касается Джихада Слуг и ограничений, наложенных на общество после него, императору предоставляются дополнительные полномочия принимать решения относительно наказания тех, кто преступил запрет, касающийся производства мыслящих машин.

Потухшие было глаза императора вновь вспыхнули.

– Да, да, и поскольку у нас есть некоторые вопросы, касающиеся возможных нарушений иксианцами законов Джихада, то, вероятно, мы можем, на полном законном основании, действовать с должными предосторожностями. Особенно после того, как получили тревожные сведения относительно производства подозрительных машин.

– Мы действительно их получили? – спросил канцлер.

– Конечно. Помнишь сведения о тренировочных боевых машинах, появившихся на черном рынке? Это требует тщательного расследования.

Шаддам и Фенринг с понимающим видом улыбнулись друг другу. Они оба понимали, что нынешнее положение не позволяет затевать долгое расследование, но Эльруд нуждался лишь в кратковременной оттяжке принятия решения. Тлейлаксы закрепят свой успех через день-два. Без поддержки извне у Дома Верниусов не остается никаких шансов.

Хесбан добавил, прочтя точные галахские слова:

– Согласно Приложению падишах император является ?Священным стражем Джихада?, который облечен правом защищать Джихад и все, что он представляет.

– Да, да. В этом случае мы можем потребовать у посла Тлейлаксу доказательств, а потом дадим послу Пилру возможность ответить на обвинения.

Шаддам выдержал паузу, потом с воодушевлением посмотрел на Фенринга.

– В конце дня император может опубликовать указ о временном перемирии между враждующими сторонами.

– Будет слишком поздно, – сказал Хесбан.

– Именно. Икс падет, и с этим уже ничего нельзя будет поделать.

***

Подобно многим кулинарным деликатесам, месть – это блюдо, которым следует наслаждаться не спеша, после долгого и искусного приготовления.

Император Эльруд IX. Изречения на смертном одре

Полчаса спустя Шаддам наблюдал, как полюсы противоборствующих сторон входили в приемную императора для частной аудиенции, которая была призвана ?решить вопрос?. По предложению Фенринга Шаддам переоделся в более формальный костюм, с вкраплениями военной символики, чтобы выглядеть настоящим вождем на фоне отца – изможденного и по-стариковски неряшливого.

У посла Икса было широкое мясистое, почти жирное лицо с красными щеками. Все его массивное тело было затянуто в помятый комбинезон с широкими отворотами и меховым воротником. Редкие седые волосы были наспех причесаны. Поскольку посол Икса признал, что не владеет информацией о событиях на планете, он привел с собой курьера Юту Брей, очевидца происходящего.

Единственный тлейлакс, которого удалось найти, Мофра Туй, оказался мелкорослым человечком с немытыми оранжевыми волосами и сероватой кожей. Человечек источал с трудом сдерживаемый гнев, который вскипал всякий раз, когда его глазки сверлили иксианского противника. Туй был проинструктирован относительно того, что ему следует говорить.

Посол Пилру все еще был в шоке от открывшейся ему ситуации, он только сейчас начал осознавать, что С'тина, его жена, погибла, и он искренне оплакивал ее гибель. Все происходящее казалось ему нереальным ночным кошмаром. Он нетвердо держался на ногах, опасаясь за судьбу своей родной планеты и пропавшего сына К'тэра. Посол отчаянно оглядывался в поисках хотя бы одного сочувствующего, но взгляды придворных были полны лишь непреклонной решимости и жестокости.

Два агента Гильдии, возвышаясь над остальными присутствующими, стояли в заднем конце приемной, сохраняя на лицах бесстрастное выражение. У одного из них было грубое лицо, покрытое шрамами. У другого голова имела странную форму, словно была изуродована в какой-то катастрофе. Вокруг затылка шла глубокая борозда. Шаддаму приходилось и раньше встречать таких людей, это были кандидаты в гильд-навигаторы, которые по тем или иным причинам оказались непригодными к дальнейшей службе, не выдержав испытаний отбора.

70
{"b":"1483","o":1}