ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Безмозглые машины, которые выполняют заданные функции, невзирая на меняющиеся обстоятельства. Я ненавижу эти вещи.., хотя мы сами их производим. – Он откусил кусок плитки. – Впрочем, оговорился: производили. До того, как пришли тлейлаксы.

Он поднял руку над головой и потер камень, вделанный в кольцо, удостоверяющее, что его носитель – наследник Дома Верниусов.

По этому сигналу большая плита отделилась от потолка и медленно опустилась на пол, открыв в потолке отверстие. Посмотрев вверх, сквозь открывшееся отверстие, Лето увидел гладкий блестящий корпус.

– Пойдем со мной. – Ромбур ступил на панель, к ним присоединилась Кайлея. – Мы проверим системы.

Взойдя на борт. Лето почувствовал, что какая-то сила подтолкнула его вверх. Все трое взлетели мимо корабля и оказались на площадке выше серебристого фюзеляжа космического судна.

Орнишип напомнил Лето космический лихтер, маленькое судно с узким корпусом и иллюминаторами из плаза. Соединение орнитоптера и космического корабля в одной машине. Орнишип мог работать на низкой околопланетной орбите. Эти орнишипы были нарушением монополии Гильдии на космические полеты и поэтому считались самым главным секретом Икса, которым можно было пользоваться только в случае крайней необходимости.

Люк, скользнув в сторону, открылся, и Лето услышал, как тихо урчат и гудят механические и электронные системы корабля. Ромбур провел Кайлею и Лето в центральную рубку управления. Перед двумя одинаковыми панелями с клавиатурой помещались два кресла с высокими спинками. Ромбур сел в одно кресло, а Лето во второе. Панели освещались мягким зеленоватым светом. Сенсиформный материал кресел изменил форму сидений по фигуре каждого из юношей. Кайлея встала позади брата, положив руки на спинку его кресла.

Пальцы Ромбура заплясали по клавиатуре. Он сказал:

– Я перевожу твою клавиатуру в учебный режим. Корабль сам научит тебя, как им управлять.

Панель Лето сменила цвет на желтый. Эти запреты Джихада Слуг на думающие машины… Лето в растерянности поморщился. Как много может эта машина думать? Мать давно предостерегала его от принятия некоторых вещей, особенно же иксианских вещей, за чистую монету по их внешнему виду. Сквозь прозрачный плаз лобового окна он видел только серую скалу – грубую поверхность водорослевого убежища.

– Значит, она все же думает? Так же, как обучающие механизмы, которые вы мне показывали? Ромбур помедлил с ответом.

– Э, я понимаю, что у тебя на уме, Лето, но эта машина не воспроизводит процесс человеческого мышления. Субоиды просто этого не понимают. Подобно нашим механическим обучающим машинам, которые сканируют бойца, они просто реагируют, а не думают, но реагируют молниеносно.

Машина читает твои движения, предсказывает их продолжение и отвечает.

– Для меня это звучит точно так же, как ?думает?. На панели перед Лето огоньки продолжали переплетаться в своем замысловатом танце. Кайлея подавленно вздохнула.

– Джихад Слуг был тысячи лет назад, а человечество все еще ведет себя как охваченная ужасом мышка, прячущаяся от тени. В Империи бытуют предрассудки, направленные против Икса, потому что мы делаем машины. Люди не понимают, что мы делаем, а непонимание порождает подозрение.

Лето кивнул:

– Так помогите мне понять. Давайте начнем. Он посмотрел на контрольную панель и постарался сдержать свое нетерпение. Последние несколько дней все они провели под давлением беспощадного стресса.

– Помести свои пальцы над идентификационными пластинками, – сказал Ромбур. – Не прикасайся к ним, просто приблизь к ним свои пальцы.

Лето послушался и почувствовал, как его тело окружает желтоватое сияние, по коже пробежали мурашки, словно кожу кололи тысячи мелких игл.

– Машина усваивает идентифицирующие компоненты твоего тела: форму лица, мелкие рубцы на коже, отпечатки пальцев, рисунок сетчатки. Я ввел в машину инструкцию принимать твои вводные.

Облако света постепенно исчезло.

– Теперь ты авторизован, – сказал Ромбур. – Можешь активировать учебную программу; для этого надо провести пальцами над вторым рядом световых индикаторов.

Лето выполнил инструкцию Ромбура, и перед ним появился кожух аппарата, синтезирующего реальность. На голографическом экране появилось воздушное изображение зубчатых гор и скалистых ущелий – та самая сцена, которую он наблюдал несколько месяцев назад, когда его бесцеремонно высадили на поверхность незнакомой планеты с челнока Гильдии.

Внезапно в помещении внизу вспыхнули какие-то искры. В уши ударил грохот взрывов и шипение вспышек статического электричества. Синтетический ландшафт потускнел, стал размытым, потом снова стал четким, а затем окончательно исчез. В голове Лето со звоном отдавался нараставший внизу грохот.

– Сиди, – рявкнул Ромбур, – это уже не имитация.

– Они нас уже нашли. – Кайлея упала на низкое сиденье позади кресла Лето, и ее тотчас же автоматически окружило персональное защитное поле. Лето почувствовал тепло другого ПЗП, которое, словно кокон, окружило его самого. Он ясно увидел, как Ромбур пытается закрепить себя в кресле пилота.

На наблюдательном экране корабля Ромбур видел, как солдаты Тлейлаксу и вооруженные субоиды, скопившиеся в туннеле, ведущем в потайную камеру, пытаются выстрелами из лазерных ружей открыть дверь в водорослевое убежище. Атакующие уже преодолели второе заграждение. Капитан Жаз и несколько оставшихся с ним солдат, превратившись в дымящийся могильный холм, лежали на полу пещеры.

– Может быть, твои родители успели уйти, – сказал Лето, – я надеюсь, что они в безопасности.

Ромбур с силой ударил по клавиатуре, переводя корабль из учебного режима в боевой. На этот раз он начал готовить машину к реальному взлету. Лето откинулся на спинку кресла и попытался отдать управление. Наружная имитация все еще наполняла его внутренний взор видами нетронутой дикой природы древнего Икса.

Снаружи корабля полыхнула яркая синяя вспышка. Взрыв потряс всех троих. Лето слышал, как Ромбур застонал от боли и тряхнул головой, чтобы отогнать от себя видение учебной голограммы. Иксианский принц упал вперед на панель; по его лицу текла кровь.

– Что за черт? – крикнул Лето. – Ромбур!

– Это реальность, Лето! – закричала Кайлея. – Поднимай машину, нам надо взлететь.

Лето прижал пальцы к панели, пытаясь переключить режим с учебного на реальный, но Ромбур не успел приготовить орнишип к взлету. Еще один взрыв потряс стены убежища, разметав осколки покрытой водорослями скальной породы. В главное помещение убежища ворвались зловещие фигуры.

Ромбур продолжал стонать. Прямо под ними собрались субоиды, которые, громко крича, показывали пальцами на корабль, в котором прятались трое беглецов. Огонь лазерного ружья опалил каменную стену убежища и покрытый металлическими плитами корпус орнишипа. Лето наконец удалось активировать систему последовательности автоматического запуска. Забыв о своих сомнениях, он теперь от души надеялся, что интерактивный компьютер сможет эффективно функционировать.

Орнишип стремительно пронесся вертикально вверх по направляющему каналу, потом пробил каменный колпак канала, слой снега и взмыл в небо, полное ослепительно сияющих облаков. Управляя полетом движениями пальцев, Лето сумел в последний момент уйти от блистающего луча лазера, направленного из автоматического защитного лазерного комплекса, которым тоже овладели мятежники. Лето зажмурился от яркого солнечного света.

Выйдя крутым виражом в стратосферу и стараясь первым уничтожить врага, который нападет на них из космоса, Лето заметил на низкой орбите громадный лайнер Гильдии. От массивного корабля отделились два луча света в форме буквы V, знакомый для Лето сигнал: Корабли Атрейдесов.

С командной панели Лето послал идентифицирующий сигнал на особом боевом языке Атрейдесов, который отец и учителя прочно вбили ему в голову. Спасательные корабли разделились, и каждый занял положение сбоку от орнишипа, образовав охранение. Пилоты просигналили, что приняли сообщение и опознали Лето. Ослепительная пурпурная вспышка с правого борта одного из кораблей разметала облако, за которым прятались враги.

75
{"b":"1483","o":1}