ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К'тэр попытался снестись с отцом, но посол Пилру был интернирован на Кайтэйне, когда кризис достиг своего апогея. Оказавшись среди огня, взрывов и банд жаждущих крови субоидов, К'тэр не видел для себя другой альтернативы, кроме поиска спасения. Главное было выжить. Темноволосый молодой человек, он был бы наверняка убит, если бы попытался проникнуть во дворец Верниусов.

Их мать к этому времени была уже мертва.

К'тэр прятался в маленькой комнатушке, где были выключены все светильники, прислушиваясь к дальнему грохоту канонады и к еще более громкому стуку собственного сердца и к своему дыханию. Он был жив. Жив.

Тремя днями ранее он видел, как повстанцы разрушили то крыло здания посольства Гильдии, ту секцию массивного дома, где располагались иксианские служащие банка Гильдии. Их мать была там. Он и Д'мурр знали это место как свои пять пальцев – так часто они бывали здесь, когда были маленькими.

Он знал, что С'тина забаррикадировалась в подвалах с архивами – она не могла бежать и отказывалась верить в то, что взбунтовавшиеся субоиды осмелятся атаковать здание посольства нейтральной Гильдии. Но субоиды не понимали тонкостей политики, и им не было никакого дела до других держав. С'тина послала К'тэру сообщение, в котором велела ему прятаться, чтобы переждать бунт, и ждать, когда все уляжется. Они оба тогда не могли поверить, что дела примут совсем дурной оборот.

Пока К'тэр наблюдал, раздался взрыв, оторвавший от массивного здания Гильдии целую секцию, которая с жутким грохотом обрушилась на землю, погребая под собой часть бунтовщиков и всех банкиров и служащих Гильдии.

Воздух наполнился дымом и неистовыми криками, и сражение возобновилось. К'тэр понял, что совершенно бессмысленно кидаться на поиски тела матери. Вместо этого, осознав, что весь привычный мир окончательно погиб, юноша бросился в единственное убежище, о существовании которого знал.

Спрятавшись во временном убежище, он поспал, свернувшись калачиком, как эмбрион, а проснувшись, почувствовал решимость, к которой, впрочем, примешивалась изрядная доля гнева и печали. К'тэр разыскал и подсчитал запасы провизии, лежавшей в коробках с нулевой энтропией; осмотрел оружие в маленьком ружейном шкафу. В отличие от больших водорослевых убежищ в этом не было орнишипа. Он надеялся, что комнаты этой не было ни на каких картах, ни на официальных, ни на самодельных. Если это не так, то тлейлаксы и их тупые подручные субоиды, без сомнения, найдут его.

Ошеломленный, и апатичный, К'тэр словно впал в спячку и потерял чувство времени, не зная ни когда он сможет покинуть убежище, ни куда можно послать сообщение. Он не думал, что на Икс прибудет спасательный экспедиционный корпус извне; это должно было быть сделано уже давно. Отец уехал навсегда. Ходили панические слухи, что представители Дома Верниусов бежали с планеты и стали отступниками. Гран-Пале был покинут и разграблен. Скоро он станет штаб-квартирой новых хозяев Икса.

Отбыла ли Кайлея Верниус вместе с семьей, спасаясь от разрушений и поражения? К'тэр от души надеялся на это. В противном случае она стала бы прекрасной мишенью для обозленных мятежников. Она была светской красавицей, рожденной для придворной жизни и дворцовых интриг, а не для примитивного выживания.

К'тэр чувствовал настоящее страдание от того, что его город был разграблен и разрушен. Он вспомнил хрустальные пешеходные дорожки, здания-сталактиты, великие достижения в строительстве лайнеров, корабли, взлетавшие словно силой волшебства по воле гильд-навигаторов. Как часто они с Д'мурром исследовали длинные туннели, разглядывали огромные гроты – символы могущества и процветания Икса и всех его обитателей. Теперь все разрушили субоиды. И ради чего? Он сомневался, что они вообще понимали, зачем делали все это.

Может быть, К'тэру удастся найти выход на поверхность планеты, войти в контакт с командой какого-нибудь транспортного корабля и отправиться на Кайтэйн, где можно будет встретиться с отцом? Является ли Каммар Пилру все еще послом? Или он входит в правительство в изгнании? Вероятно, нет.

Нет, К'тэр не может покинуть свою планету и оставить ее на произвол судьбы.. Это Икс, это его дом, и он отказывается бежать. Он поклялся выжить, но.., однако. Он попробует, а там будь что будет. Когда пыль осядет, он сможет надеть старую поношенную одежду и смиренно прикинуться одним из недовольных иксианцев, готовых присягнуть на верность новым хозяевам. Сомнительно, однако, чтобы это было безопасно.

Конечно, нет, если он собирается сражаться.

В последующие недели К'тэр смог выскользнуть на улицу из своего тайного убежища и, пользуясь иксианским приспособлением, распознающим живые объекты, начал ходить по городу, избегая встреч с тлейлаксианской гвардией и другими врагами. С отвращением он наблюдал, как величественный город Вернии рушился на его глазах.

Гран-Пале был теперь занят уродливыми, похожими на гномов людьми, коварными узурпаторами с серой нездоровой кожей, которые украли целую планету при равнодушном попустительстве Империи. Они наводнили подземный город своим пугливыми, одетыми в рабочие одежды карликами. Похожие на мелких грызунов пришельцы рыскали по домам-сталактитам в поисках укрывшихся там представителей родовитых семейств Икса. Войска, набранные из лицеделов, действовали куда эффективнее, чем тупоголовый рабочий класс.

Глубоко внизу на улицах весело пировали субоиды.., но они не знали, что делать дальше. Скоро им наскучило веселье, и они мрачно принялись за свою привычную работу. Без подстрекателей-лицеделов, которые говорили им, чего хотеть и чего требовать, субоиды перестали собираться на революционные сходки, не будучи способными принимать самостоятельных решений. Их жизнь вернулась в прежнее русло, но работать они стали теперь на других хозяев, которые сразу же увеличили нормы выработки. К'тэр понимал, что новым надсмотрщикам Икса потребуется работать с наибольшим доходом, чтобы оправдать издержки силового захвата власти.

На улицах подземного города К'тэру удавалось ходить незамеченным среди побежденного населения – сменных мастеров и семей квалифицированных рабочих – людей, которые сумели выжить в этом аду и которым было некуда идти или бежать. Одетый в старую потрепанную одежду, он бродил по разбитым тротуарам, входил в руины верхнего города, на лифте спускался обратно в каменные джунгли промышленной зоны. Он не мог до бесконечности прятаться, но, однако, пока его никто не узнал.

К'тэр отказывался признать, что битва окончательно проиграна. Бене Тлейлакс практически не имел поддержки в Ландсрааде и не мог противостоять организованному сопротивлению. Правда, пока на Иксе никто, по-видимому, и не помышлял об организованном сопротивлении.

Стоя среди толпы запуганных пешеходов на тротуаре, выложенном плиткой, он смотрел на светловолосых, с рублеными чертами лиц, солдат, которые маршировали мимо. Они были обмундированы в черно-зеленую форму – определенно это были не иксианцы и не субоиды. Высокие, стройные, с щитами, в черных шлемах, эти надменные воины были воплощением порядка. Нового порядка. Он узнал их, и его охватил страх.

Императорские сардаукары!

Вид имперской армии привел К'тэра в ярость. Они помогли захватить Икс! До юноши начала доходить вся неведомая ему прежде глубина заговора против родной планеты. Но он скрыл свои эмоции, ничем не выделяясь из равнодушной массы. Он не мог допустить, чтобы кто-нибудь обратил на него внимание. Вокруг слышались разговоры коренных жителей Икса – несмотря на приход сардаукаров и установление жесткого порядка, даже средний класс был не слишком доволен переменами. Граф Верниус был добрым, хотя и несколько рассеянным правителем; Бене Тлейлакс, напротив, отличался религиозным фанатизмом и нетерпимостью, склонностью к жестокому стилю правления. Многие свободы, которые иксианцы воспринимали как естественные, скоро уйдут в область преданий под управлением тлейлаксов.

Хотелось бы К'тэру поквитаться с этими коварными завоевателями. Он поклялся сделать это целью своей жизни и добиться изгнания пришельцев, сколько бы времени на это ни потребовалось.

77
{"b":"1483","o":1}