ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внизу гремели выстрелы, вспыхивали лучи лазерных ружей. Сардаукары спустились вниз, чтобы навести порядок среди разгневанных и ропщущих людей.

Голос из громкоговорителя объявил о заключительном наказании.

– На следующие три недели рацион будет урезан на двадцать процентов. Нормы выработки останутся прежними, при их невыполнении на вас будет наложено дополнительное наказание. Если найдется человек, который выдаст нам имена заговорщиков, то наша награда будет очень щедрой.

Накидка зашелестела в воздухе, когда мастер-тлейлакс резко повернулся и вслед за сардаукарами вошел во внутренние покои бывшего Гран-Пале.

В ярости Доминик хотел было броситься в толпу и открыть огонь по сардаукарам и тлейлаксам. Но граф был один, и сил у него хватило бы только на символическую атаку. Он не имел права открываться ради такого бесполезного жеста.

Он до боли сжал челюсти и заскрипел зубами. Ухватившись за перила, Доминик вдруг вспомнил, что именно на этом месте стоял он много лет назад со своей невестой леди Шандо. Взявшись за руки, они тогда смотрели на сказочный вид подземного грота города Вернии. У Шандо были невероятно ясные глаза, а одета она была по последней моде Кайтэйна.

Но император не забыл оскорбления. Он не простил Шандо отказа остаться его наложницей. Эльруд много лет ждал случая расквитаться, и теперь весь Икс заплатил за былое унижение…

У Доминика заныло в груди. У него было все: богатство, власть, процветающая планета, прекрасная жена, отличная семья. Теперь же подземный мир лежал в развалинах, едва напоминавших о прошлом величии.

– Посмотри, Шандо, что они сделали, – страшным шепотом произнес граф Верниус, словно его возлюбленная жена все еще стояла рядом с ним, таким же мертвецом, восставшим из могилы. – Посмотри, что они сделали.

Доминик оставался в городе ровно столько, сколько было нужно для того, чтобы обдумать, что делать дальше. К моменту отбытия Доминик Верниус уже точно знал, какой ответный удар нанесет он тлейлаксам и императору.

История не забудет такой мести.

***

Сила и обман суть инструменты государственной власти. Да, это так. Но помните, что сила вводит в заблуждение тех, кто обладает ею, заставляя поверить в то, что ею можно заткнуть дыры невежества.

Граф Фламберт Мутелли. Из ранних выступлений в Зале Речей Ландсраада

Абульурд снова наслаждался мирными ночами Ланкивейля. Не было ни малейших сожалений по поводу разрыва всех семейных связей. Абульурд был счастлив и доволен.

Ревущее пламя в очагах больших комнат согревало и украшало главную резиденцию правителей в Тула-Фьорде. Удобно расположившись в общем зале, примыкавшем к большой кухне, они с Эмми радовались теплу и уюту, обильному ужину из паэллы, которую они разделили со слугами, празднуя свое воссоединение. Многие из прежних слуг вернулись в дом. Наконец-то Абульурд мог без опасений смотреть в будущее.

Утром этого дня во фьорде видели двух китов бьондакс; животные пробовали воду. Рыбаки говорили, что таких уловов не было уже много лет. Обычная погода снова капризничала. Ударили холода, присыпавшие скалы и утесы побережья снежным покровом; несмотря на то что небо было затянуто обычными непроницаемыми облаками, белизна снега разгоняла тьму, отбрасывая белесый отсвет на самые черные тени.

Маленький Фейд-Раута сидел на домотканом коврике рядом с Эмми. Доброжелательный малыш охотно смеялся и строил уморительные рожицы. Уцепившись за палец матери, он, пошатываясь, встал и сделал свой первый, не вполне уверенный шаг. У малютки был уже свой, пусть маленький, словарь, которым он охотно пользовался.

Ради праздника Абульурд решил вынести в зал несколько старых инструментов, чтобы за столом звучала народная музыка, но прежде чем он успел позвать музыкантов, снаружи послышался скрежещущий шум.

– Неужели лодки уже вернулись?

Слуги примолкли, и Абульурд действительно услышал шум лодочных двигателей.

Рыбачка, которая была одновременно поваром правящей четы, внесла в зал большой таз. Ловко пользуясь плоским широким ножом, она вскрывала раковины и высыпала мясо моллюсков в кипящую подсоленную воду. Услышав рев моторов, она вытерла руки о передник и, обернувшись через плечо, взглянула в плазовое окно.

– Огни. Во фьорд входят лодки. Мне думается, что они движутся слишком быстро. Снаружи темно, они могут во что-нибудь врезаться.

– Включите плавающие светильники, – приказал Абульурд. – Мы должны как следует приветствовать наших гостей.

Снаружи вспыхнул яркий свет, озаривший деревянное здание резиденции и акваторию пристани.

Три мощные морские яхты, ревя моторами, неслись вдоль кромки берега к главной резиденции. Эмми прижала к груди малыша Фейда. На широком, обычно безмятежном лице Эмми отразилось беспокойство. Она взглянула на мужа, ища у него поддержки. Абульурд мягким жестом постарался успокоить жену, хотя и чувствовал, как в желудке у него от волнения скручивается тугой ком.

Он открыл тяжелую дубовую дверь как раз в тот момент, когда бронированная лодка ткнулась носом в пристань. Солдаты Харконненов высадились на пристань, грохоча по ней коваными сапогами. Их шаги отдавались в ночной тишине, словно пушечные выстрелы. Абульурд отступил назад, видя, как солдаты, держа оружие наготове, начали быстро подниматься по крутой лестнице пристани.

Абульурд понял, что его мирному житью наступил конец.

Глоссу Раббан ступил на доски дока; быстро шагая, он возглавил колонну своих людей.

– Эмми, это.., это он. – Абульурд был не в состоянии произнести имя своего собственного сына. Больше четырех десятилетий разделяло по возрасту Глоссу Раббана от его недавно родившегося родного брата, на которого родители возлагали свои последние надежды. Ребенок показался отцу необычайно уязвимым, в доме Абульурда не было никаких укреплений.

Импульсивно, повинуясь лишь безотчетному глупому инстинкту, Абульурд закрыл тяжелую дверь и запер ее на деревянный засов, но это лишь спровоцировало солдат на насильственные действия. Они открыли огонь и мгновенно сожгли столетнюю деревянную дверь. Абульурд метнулся в дом, чтобы заслонить собой жену и сына. Старое сухое дерево задымилось, и дверь рухнула набок, издав звук, похожий на удар секиры палача, отрубающего голову своей жертве.

– Так-то ты встречаешь меня, отец? – Раббан грубо расхохотался, ступив в окутанный дымом проем и перешагнув через обломки двери.

В зале возбужденно заметались слуги. Встав за таз с соленой похлебкой, рыбачка сжимала в руке свой театральный нож для вскрытия раковин. Двое мужчин выскочили из задних комнат, вооруженные пиками и рыбацкими ножами, но Абульурд поднял руки, призвав их сохранять спокойствие. Солдаты убьют всех, как они убили людей в Бифрост Эйри, если не взять ситуацию под контроль.

– Так-то ты просишь о гостеприимстве, сынок? – Абульурд жестом указал на дымящиеся остатки двери. – Ты явился сюда на бронированных лодках с полком солдат, да еще и среди ночи.

– Дядя научил меня, как надо приезжать к тебе. Солдаты в синей форме стояли неподвижно, взяв оружие на изготовку. Абульурд не знал, что делать. Он взглянул на жену, но та сидела неподвижно, спиной к ревущему огню камина, прижав к груди ребенка. По затравленному взгляду Эмми Абульурд понял, что она жалеет лишь об одном: о том, что не сумела вовремя спрятать ребенка в надежное место.

– Это и есть мой маленький новый братик Фейд-Раута? Какое у него слюнявое имя. – Раббан пожал плечами. – Но он – моя плоть и кровь, и, значит, я должен его любить.

Прижав к себе малыша еще теснее, Эмми тряхнула головой, отбросив за плечи свои прямые волосы, все еще черные как смоль, несмотря на возраст. Она встретила взгляд Раббана, не дрогнув, злясь на себя за то, что до сих пор любит рожденного ею сына.

– Будем надеяться, что кровь – это единственное, что у вас общего. Мы не учили тебя быть таким жестоким в этом доме, Глоссу. Ни я, ни твой отец. Мы всегда любили тебя, даже после того, как ты причинил нам так много несчастий.

119
{"b":"1484","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Открытие ведьм
Округ Форд (сборник)
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Представьте 6 девочек
Хлеб великанов
Леонхард фон Линдендорф. Барон
Проклятое золото храмовников
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Драма в кукольном доме