ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За несколько часов до рассвета судно приблизилось к полимерной скульптуре, сильно напоминающей глыбу кристаллического льда. Охваченные суеверным страхом рабочие, китобои и монахи, перебравшись на искусственный айсберг, проникли в сеть туннелей, пронизавших искусственную гору. Там они обнаруживали контейнер за контейнером, наполненные баснословно дорогой пряностью, тайно доставленной с Арракиса и спрятанной от посторонних глаз. Доля, похищенная у императора.

Очень давно, в самом начале своего долгого правления, император Эльруд Девятый издал указы, строжайше запрещавшие создание таких нелегальных хранилищ, как это. Если воровство будет обнаружено, то барона ждало суровое наказание либо в виде штрафа, либо в виде лишения директорского поста в ОСПЧТ, либо лишения прав на владение леном Арракиса.

Вначале Абульурд, в последней надежде, решил было шантажировать сводного брата, потребовав возвращения ребенка под угрозой доноса императору о спрятанных сокровищах. Абульурд уже не был Харконненом, и терять ему было нечего, но, поразмыслив, он понял, что в стратегическом плане он проиграет, поддавшись искушению устроить шантаж. Нет, это был единственный способ закончить дело достойно и извлечь хотя бы крупицу добра из моря мрачного кошмара.

С помощью подвесных кранов и пожарных лестниц экипаж в течение многих часов перегружал контейнеры с меланжей на грузовые палубы ледокола. Хотя Абульурд и перестал быть членом семейства Харконненов, он сохранил титул правителя подобласти. Теперь он сможет послать агентов, чтобы восстановить старые контакты и связи. Он найдет контрабандистов и купцов, которые помогут ему избавиться от этих запасов пряности и выгодно ее продать. Конечно, это займет месяцы, но Абульурд решил брать выручку в твердых соляри, которые он потом распределит так, как посчитает нужным. И только в пользу своего народа.

Они с Эмми обсудили идею укрепления обороны Ланкивейля, но отвергли ее. Супруги поняли, что даже таких огромных денег им не хватит для того, чтобы создать защитную систему, способную противостоять натиску объединенной мощи Дома Харконненов. Нет, они сделают нечто лучшее.

Сидя в тесной монашеской келье, они с Эмми разработали хитроумный и далеко идущий план. Конечно, использовать такое неимоверное богатство – задача не из легких, но у Абульурда были верные помощники, и он не сомневался в успехе.

Деньги, вырученные от продажи пряности, будут распределены по городам и поселкам, вложены в сотни горных убежищ и рыбацких деревень. Люди восстановят свои буддисламские храмы, вновь обретут снаряжение для лова меховых китов, расширят дороги и реконструируют пристани и доки. Каждый туземный рыбак получит новую лодку.

Деньги будет разделены на тысячи мелких паев, и никто не сможет разобраться, откуда взялись эти средства. Хранилище пряности, вопреки воле его создателя, позволит повысить уровень жизни бедных людей планеты – его, Абульурда, подданных – настолько, насколько они не могли вообразить себе, влача тяжелую трудную жизнь.

Даже если барон узнает, куда делась его пряность, он никогда не сможет получить назад свое утраченное богатство. Это будет то же самое, что пытаться пипеткой вычерпать море…

Стоя на капитанском мостике ледокола, пробивавшего дорогу к скалистым фьордам, Абульурд улыбался, вдыхая холодный свежий воздух и дрожа от радостного предчувствия. Он понимал, как много добра сможет принести эта ночная экспедиция.

Впервые за много лет Абульурд мог гордиться собой.

***

Талант учиться – это дар.

Способность учиться – это навык.

Желание учиться – это выбор.

Ребек Гиназский

Сегодня ученики Школы Оружейных Мастеров останутся в живых или умрут в зависимости от того, чему они научились.

Стоя возле оружейной пирамиды, легендарный мастер Морд Кур тихо переговаривался со своим помощником, мастером Дже-Ву. Испытательный полигон был мокрым и скользким от дождя, который шел сегодня ранним утром. Небо по-прежнему было затянуто низкими облаками.

Скоро я телесно и духовно стану Оружейным Мастером, думал Дункан.

Тот, кто пройдет – переживет? – этот этап экзамена, предстанет перед комиссией, которая подвергнет кандидата устному испытанию, проверяя его познания в истории и философии боевых искусств, которые он изучал в Школе. После этого победители вернутся на главный административный остров, поклонятся священному праху Йоол-Норета и разъедутся по домам.

Отныне – Оружейными Мастерами.

– Тигр таится в одной руке, а дракон – в другой, – провозгласил Морд Кур. С тех пор как Дункан последний раз видел его на заброшенном вулканическом острове, седые волосы старого мастера отросли на целых десять сантиметров. – Великие воители находят способ справиться с любыми трудностями и препятствиями. Только воистину великий воин способен остаться в живых, пройдя Коридором Смерти.

Из 150 курсантов, прибывших восемь лет назад в Школу Гиназа, остался 51, и каждый неудачник послужил уроком для Дункана. Сейчас они с Хием Рессером – двое лучших студентов, – как и всегда, стояли в строю плечом к плечу.

– Коридор Смерти? – Кончик левого уха Рессера был срезан в одном из учебных боев, а так как рыжеволосый думал, что этот рубец придает ему вид закаленного ветерана, то он решил не прибегать к косметической операции, чтобы скрыть дефект.

– Это просто гипербола, – ответил Дункан.

– Ты так думаешь?

Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, Дункан взглянул на шпагу старого герцога в своей руке. Это оружие вселяло в него уверенность. Вделанный в эфес темляк блестел на солнце. Благородный клинок. Дункан поклялся быть достойным этого оружия и был рад носить его.

– После восьми лет учения поздно отступать, – сказал он. Закрытая глухим забором тренировочная площадка была скрыта от глаз собравшихся здесь курсантов. Для того чтобы преодолеть препятствия, им придется поразить механических убийц, сразиться с твердыми голографическими проекциями, обезвредить мины-ловушки и сделать многое другое. Это будет последним испытанием физической выносливости и боевых навыков.

– Подойдите сюда и выберите себе оружие, – скомандовал Дже-Ву.

Дункан пристегнул к поясу два коротких ножа, присоединив их к шпаге старого герцога. Хотел он взять и тяжелую булаву, но потом передумал и выбрал боевое длинное копье.

Дже-Ву отбросил назад длинные вьющиеся волосы и выступил вперед. Голос его был тверд, но в нем чувствовались теплые нотки.

– Некоторые из вас могут счесть последнее испытание жестоким, худшим, чем любое реальное военное столкновение. Но мы считаем, что истинный боец должен воспитываться в реальной опасности, угрожающей самой его жизни.

Ожидая своей очереди, Дункан подумал о Глоссу Раббане, о том, как тот, не зная пощады, травил живых людей на Гьеди Первой. Такие настоящие, во плоти и крови, чудовища, как Харконнены, способны изобретать такие садистские злодейства, какие и не снились Дже-Ву. Дункан глубоко вдохнул, стараясь подавить страх и представить себе, как он выигрывает финальные схватки, выходя живым из заключительного испытания.

– Когда Гиназ передает Оружейного Мастера аристократическому Дому, – заговорил старый Морд Кур, – этот мастер становится ответственным за жизнь, безопасность и имущество всей семьи, которая становится зоной его ответственности. Поскольку вы несете такую ответственность, постольку никакое самое тяжелое испытание нельзя считать слишком трудным. Сегодня некоторые из вас погибнут. Не сомневайтесь в этом. Мы обязаны выпускать отсюда только лучших бойцов во всей империи. Плохие не смогут вернуться домой.

Ворота распахнулись. Герольды начали выкликать имена из списка, и несколько курсантов, пройдя через ворота, исчезли за заграждением. Среди первых оказался и Рессер.

– Желаю удачи, – сказал он на прощание. Друзья соприкоснулись по имперскому обычаю ладонями, и рыжеволосый, не оглядываясь, направился навстречу своей судьбе и через мгновение исчез за зловещими воротами.

124
{"b":"1484","o":1}