ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тетушка с угрозой для жизни
Тайны Торнвуда
Ее худший кошмар
Удар отточенным пером
Змей в Эссексе
Что я натворила?
Путешествие в полночь
После
Instagram. Секрет успеха ZT PRO. От А до Я в продвижении
A
A

Но прежде чем Кайлея успела раскрыть рот, снова послышались шаги, и на этот раз в покои стремительно вошел капитан Суэйн Гойре. Он был чем-то сильно расстроен, его обычно безупречная форма была не в порядке. Он на мгновение остановился, увидев Джессику, словно она была последним человеком, которого он ожидал увидеть в обществе Кайлеи.

– Я слушаю вас, капитан. В чем дело? – не слишком радушно спросила Кайлея.

Он помолчал, подыскивая слова, и подсознательно тронул рукой пустой кармашек ремня, где он хранил кодовый ключ от арсенала.

– Я.., боюсь, что я кое-что потерял.

– Капитан Гойре, почему вы не с моим сыном? – Кайлея напустилась на Гойре, надеясь отвлечь Джессику. – Вы и принц Ромбур должны были отбыть на рыбную ловлю уже несколько часов назад.

Красивый гвардеец пытался избежать взгляда Кайлеи, но Джессика внимательно следила за обоими, ловя каждое движение. Кайлея оцепенела от страха. Неужели она что-то подозревает? И если да, то что собирается предпринять?

– Я.., кажется, я потерял очень важную вещь, миледи, – заикаясь, пробормотал капитан, не в силах скрыть своего смущения. – Я старался ее найти, но не смог, и теперь очень этим обеспокоен. Я должен обыскать все возможные места.

Кайлея подошла вплотную к капитану, лицо ее пылало.

– Вы не ответили на мой вопрос, Гойре. Вы трое должны быть сейчас на рыбалке. Вы что, отложили ее, чтобы сын мог попрощаться с отцом? – Она приложила палец к губам. – Да, я понимаю, что маленькому мальчику было очень интересно посмотреть на воздушные корабли. Но теперь заберите его. Я не хочу, чтобы он пропустил рыбалку с дядей. Он так волновался.

– Ваш брат попросил о некотором изменении плана, миледи, – сказал Гойре, испытывая неловкость от присутствия Джессики, которая стала свидетелем его ошибки. – Рыбную ловлю мы перенесем на следующую неделю, потому что Виктор так хотел присоединиться к отцу. Такие процессии бывают так редко, и у меня просто не хватило духу отказать мальчику.

Кайлея взвилась, словно ужаленная:

– Что ты хочешь этим сказать? Где Виктор? Где Ромбур?

– Не волнуйтесь, миледи, они на борту клипера. Я поставлю в известность Туфира Гавата…

Кайлея бросилась к окну, но огромный дирижабль и корабли сопровождения уже скрылись из виду. Ударив кулаком по прозрачному плазу окна, Кайлея испустила дикий вопль и завыла от отчаяния.

***

Мы все мечтаем о будущем, но не каждый из нас сможет его увидеть.

Тио Хольцман. «Размышления о времени и пространстве»

Лето удобно расположился в кресле пилота небесного клипера. Воздушное судно поднялось над городом и медленно поплыло над обширными сельскохозяйственными районами. Все вокруг было таким мирным, спокойным и безмятежным. Клипер безупречно слушался руля, но герцог не трогал его, положившись на волю ветра. Объятые благодатной тишиной, впереди по курсу герцогского кортежа расстилались покрытые буйной растительностью поля и луга. Лето с высоты оглядывал свои владения: широкие реки, густые леса и болота, среди которых поблескивали на солнце небольшие стоячие озера.

Виктор смотрел на проплывавшую внизу красоту, широко раскрыв рот, то и дело тыкая пальчиком в стекло фонаря кабины и задавая тысячи вопросов. Ромбур отвечал племяннику, но обращался к Лето, когда не знал названия местности или скопления поселков.

– Я очень рад, что ты тоже здесь, Виктор. – С этими словами Лето потрепал мальчика по волосам.

На борту находились три гвардейца охраны – один в главной кабине, один на носу и один на корме. Люди были одеты в черную форму с эполетами, украшенными изображением красного ястреба Дома Атрейдесов. Поскольку Ромбур заменил одного из гвардейцев, на нем тоже был надет такой костюм. Даже Виктор, из-за присутствия которого пришлось оставить дома еще одного охранника, носил сейчас маленький, скроенный специально для него мундир с настоящими эполетами. Они казались очень большими на узких детских плечах, но малыш ни за что не соглашался снять красивые эполеты.

Ромбур затянул народную песню, которой научился у местных жителей. В последние несколько месяцев они с Гурни Халлеком частенько играли дуэтом на балисетах и пели народные баллады. Сейчас Ромбур пел от избытка чувств, не затрудняя себя аккомпанементом.

Услышав знакомую мелодию, один из гвардейцев подхватил ее. Этот человек родился в деревне и рос там, на рисовых плантациях, до того как вступил в армию Атрейдеса. В его памяти были живы слова песен, которые пели родители. Виктор тоже пел, вставляя в песню слова, иногда неверные. Впрочем, мальчик присоединялся к хору только тогда, когда думал, что знает песню.

Небесный клипер поражал воображение своими размерами, но в действительности это было легкое судно, предназначенное для развлекательных прогулок, и им было совсем нетрудно управлять. Лето пообещал себе, что будет совершать такие рейсы регулярно и в следующий раз возьмет с собой Джессику или даже Кайлею.

Да, Кайлею. Виктор должен как можно чаще видеть родителей вместе, невзирая на разделявшие их политические и династические противоречия. Лето до сих пор продолжал любить Кайлею, хотя она постоянно отталкивала его своим поведением. Помня, как жестоки были друг к другу его собственные родители, он не хотел оставлять сыну такое тяжкое наследство.

Сначала это была простая оплошность с его стороны, но потом положение усугубилось его же упрямством, которое он проявлял всякий раз, когда Кайлея заводила разговор о браке. Конечно, это было неразумное требование, но сейчас Лето понимал, что должен был сделать Кайлею официальной фавориткой, а сыну дать имя Атрейдеса. Лето еще не принял решения о женитьбе на дочери эказского эрцгерцога Илезе, но в будущем он мог получить и другие, не менее подходящие предложения от членов Ландсраада.

Однако герцог слишком сильно любил Виктора, чтобы отказать ему в праве первородства. Если он объявит сына наследником, то, возможно, сумеет растопить сердце Каплей.

Когда Виктору наскучило петь и смотреть на расстилавшийся внизу пейзаж, мальчик задрал голову кверху и как зачарованный уставился на трепещущие на ветру паруса дирижабля. Лето на несколько мгновений дал сыну подержаться за штурвал, и Виктор пришел в полный восторг, когда, повинуясь его движению, клипер поднял нос. Ромбур рассмеялся.

– Парень, когда-нибудь ты станешь великим пилотом, но не иди в ученики к своему отцу. Я умею водить клипер гораздо лучше, чем он.

Сбитый с толку Виктор недоуменно переводил взгляд с отца на дядю, но в это время засмеялся Лето, которого позабавила серьезность, с какой мальчик отнесся к замечанию Ром-бура.

– Виктор, спроси-ка у своего дяди, как он ухитрился сжечь рыбацкую лодку и посадить ее на рифы?

– Ты сам велел мне посадить ее на риф, – отпарировал Ромбур.

– Я хочу есть, – вдруг заявил Виктор, что совсем не удивило Лето. Мальчик рос не по дням, а по часам, проявляя при этом похвальный аппетит.

– Пойди поищи что-нибудь в шкафу за переходной палубой, – сказал Ромбур. – Там лежат все наши припасы.

Обрадованный Виктор направился на корму.

Клипер в это время пролетал над рисовыми полями, залитыми водой и окруженными каналами с медленно текущей водой. По более широким каналам плыли баржи, груженные мешками спелого риса. Небо было ясным, ветер умеренным. Лучшей погоды для полета нельзя было себе представить.

Виктор встал на подставку, чтобы достать до самого верхнего шкафа, и начал осматривать полки, внимательно вглядываясь в надписи. Он не мог прочитать все, что было написано по-галахски на этикетках, но мог прочитать достаточно слов, чтобы разобраться, где и что лежит. Наконец он отыскал пакет сушеного мяса и ягодный джем, предназначенный для вечернего десерта. Быстро расправившись с мясом, мальчик утолил голод, но не любознательность. Покончив с джемом, Виктор продолжил осмотр шкафов.

Неуемное детское любопытство повлекло Виктора к встроенным отсекам в нижней стенке гондолы, примыкавшей к несущему корпусу дирижабля. На дверце красовался красный значок. Виктор понял, что здесь хранятся средства оказания первой помощи и лекарства. Он много раз видел все это, с благоговейным трепетом наблюдая, как хирурги обрабатывают и перевязывают раны и глубокие царапины.

150
{"b":"1484","o":1}