ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Литературный мастер-класс. Учитесь у Толстого, Чехова, Диккенса, Хемингуэя и многих других современных и классических авторов
Благодарный позвоночник. Как навсегда избавить его от боли. Домашняя кинезиология
Венеция не в Италии
Прыжок над пропастью
Патриотизм Путина. Как это понимать
Девушка, которая читала в метро
Тени сгущаются
Наследство золотых лисиц
A
A

Открыв медицинский отсек, малыш начал вытаскивать оттуда ящики и пакеты. Стоявшая у задней стенки отсека планка интригующе зашуршала, и Виктор, не раздумывая, вытащил и ее. За планкой, которая имитировала заднюю стенку, оказался еще более глубокий отсек. Там внутри находилось что-то непонятное: ящик, на передней стенке которого мигали разноцветные огоньки. От ящичка через целую систему сопротивлений и электронных приборов тянулся провод к комплекту электрических батарей.

Виктор как зачарованный довольно долго смотрел на эту красоту.

– Дядя Ромбур! – крикнул он. – Посмотри, что я нашел!

Терпеливо улыбаясь, Ромбур прошел на кормовую палубу, готовый добродушно объяснить ребенку все непонятное.

– Смотри, вон там, за докторским набором. – Виктор показал маленьким пальчиком на светящийся ящик. – Смотри, как красиво он мигает.

Ромбур, встав за спиной племянника, всмотрелся в полумрак отсека. Виктор, сияя от гордости первооткрывателя и собственника, протянул руку к находке.

– Смотри, как красиво блестят огоньки. Я сейчас подтащу их ближе, чтобы тебе было видно.

Мальчик схватил приспособление и потянул его к себе, но Ромбур вдруг, все поняв, шумно втянул в себя воздух, едва не задохнувшись от ужаса.

– Нет, Виктор, это…

Сын герцога Лето повернул ручку реостата и привел в действие потайной часовой механизм.

Раздался сильный стук, и в следующий момент сдетонировала мощная взрывчатка.

***

Знание безжалостно.

Оранжевая Католическая Библия

Когда из кормы гондолы небесного клипера вырвались багровые языки пламени, ударная волна сильнейшего взрыва резко толкнула Лето в спину.

На боковое стекло фонаря кабины откуда-то свалилась обожженная, изуродованная масса человеческой плоти и, оставляя на плазе следы крови, сползла на пол. Плоти было слишком много для ребенка и слишком мало для взрослого человека – целого человека.

Иссушающий жар ворвался в пилотскую кабину, в воздухе трещал вихрь всепожирающего огня. Корма дирижабля пылала ярким оранжевым пламенем.

Закричав от бессильной ярости, Лето попытался с, помощью штурвала выправить завалившуюся назад и вбок машину. Углом глаза герцог продолжал непроизвольно рассматривать изуродованное тело, лежавшее рядом с ним.

Оно дергалось в страшных конвульсиях. Кто это? Лето не хотел знать ответ.

Перед его глазами, отпечатываясь на обожженной ярким светом сетчатке, разом промелькнули жуткие картины. Все продолжалось мельчайшую долю секунды, но отразилось в сознании с удивительной ясностью. Позади раздался жалобный вопль, тональность его вдруг изменилась, и он начал постепенно затихать. Тело объятого пламенем человека засосала громадная дыра в днище гондолы. Это был или Ромбур, или один из трех гвардейцев.

Виктор оказался в самом центре взрыва…

Он ушел, ушел навсегда.

Искореженный взрывом клипер начал падать, теряя высоту по мере того, как огонь пожирал горючий легкий газ, наполнявший несущий корпус. Ткань парусов рвалась и загоралась, ввысь поднимались желто-белые языки огня. Кабину пилота наполнил едкий черный дым.

Лето чувствовал нестерпимый жар, понимая, что пройдет совсем немного времени, и загорится его красивая черная форма. Рядом с ним продолжало содрогаться в конвульсиях и мычать от боли бесформенное тело… Лето показалось, что у человека не хватает рук и ног и что лицо превратилось в кровавое месиво.

Небесный клипер продолжал падать.

Внизу, между извилистых рек и сверкающих, как бриллианты, прудов лежали мирные деревни. Были видны толпы людей, собравшихся, чтобы приветствовать своего герцога. Но сейчас, видя, что праздничный кортеж превратился в карающий молот Бога, люди кинулись искать укрытия, спасаясь от гибнущего в воздухе клипера. Судно эскорта кружилось вокруг флагмана, но его экипаж мог только наблюдать ужасную сцену, не в силах ничего сделать.

Лето сделал неимоверное усилие и вырвал свое сознание из плена мучительных переживаний – Ромбур! Виктор! – когда увидел, что объятый пламенем дирижабль падает прямо на деревню. Он обрушится в самый центр толпы крестьян.

Повинуясь животному инстинкту, Лето изо всех сил потянул на себя штурвал, чтобы изменить угол снижения, но огонь уже почти полностью уничтожил рулевые тяги гидравлической системы и газ, наполнявший корпус. Часть людей внизу в панике разбежалась, ища спасения, другие остались на месте, понимая безнадежность попыток уйти от гибели.

В глубине души Лето понимал, что Виктор мертв, и испытывал сильнейшее искушение отдаться на милость судьбы и сгореть в огне. Можно закрыть глаза, бросить штурвал, и пусть пламя пожрет его вместе с остатками машины. Как было бы легко просто сдаться…

Но когда он увидел внизу всех этих людей – а среди них были такие же дети, как Виктор, – Лето усилием воли отбросил отчаяние, наклонился вперед и снова стал бороться с непослушным штурвалом. Должен же найтись способ изменить курс и избежать падения на деревню.

– Нет, нет, нет. – Из груди Лето непрерывно рвался мучительный стон.

Он не испытывал физической боли, но тяжкое горе резало сердце, как острый нож. Лето не имел сейчас права думать о своем несчастье и своих потерях, не мог отдаться душевным мукам, надо было дать волю рефлексам и навыкам.

Надо бороться за жизнь людей, которые верили ему и надеялись на него.

Наконец один из рулей поддался усилиям пилота, и нос клипера задрался вверх на доли градуса. Вскрыв аварийную панель, Лето увидел, что его руки покраснели и покрылись желтоватыми волдырями ожогов. Вокруг бушевало пламя, жар становился все нестерпимее. Однако герцог сумел схватиться за красный рычаг и рванул его на себя, напрягая остаток сил. Он надеялся, что кабели экстренной катапульты еще действуют.

Температура в кормовой части клипера превысила точку плавления металла. Крепления расплавились, и покоробленный несущий корпус дирижабля освободился от своего груза, отсоединившись от кабины. Паруса оторвались и, частью скомканные, частью объятые пламенем, поплыли по ветру, как огненные воздушные змеи без корд.

Пассажирская гондола оторвалась и начала падать вниз, а несущий корпус, сбросив тяжесть, взмыл вверх, похожий на пылающую комету. Кабина продолжала круто падать вниз. Из ее боковых стен выдвинулись крылья и с металлическим щелчком встали на место, замедлив падение. Поврежденный подвесной механизм хоть и плохо, но продолжал работать.

Лето изо всех сил толкал вперед рычаг. Раскаленный воздух при каждом вдохе грозил расплавить легкие. На кабину стремительно неслись деревья, окаймлявшие берег островка посреди залитого водой рисового поля. Шипы деревьев торчали, как пальцы, унизанные острыми когтями. Лето издал беззвучный крик…

Даже старый герцог погиб не при таких живописных обстоятельствах…

В последний момент Лето сумел выжать остатки энергии из сломанных подвесок и двигателей и немного приподнял кабину. Она пролетела мимо заполненной людьми деревни, над соломенными крышами и рухнула на рисовое поле.

Кабина ударилась о плодородную землю, как древнее артиллерийское ядро. В воздух взвился столб грязи, воды и древесных стволов. Задержавшись на мгновение в вышине, все это с грохотом рухнуло на землю.

Сила инерции выбросила Лето в фонарь кабины, а потом сбросила на пол. Коричневатая вода хлынула сквозь пробоины внутрь, а остатки дирижабля, застонав, как живой человек, наконец остановились.

Лето погрузился в спасительную черноту беспамятства…

***

Самые большие и важные жизненные проблемы не могут быть решены. Их можно только перерасти.

Сестра Джессика. Личный дневник

С неба лил светлый тропический дождь. Оставшиеся в живых Оружейные Мастера шли по искореженной взрывами мостовой того места, которое так недавно было центральной площадью Школы Гиназа.

Среди старых ветеранов Школы был и Дункан Айдахо, теперь проверенный в битве воин. Дункан снял и выбросил свой разорванный китель. Шедший рядом с ним Хий Рессер старался прикрыться от дождя рубашкой, пропитанной кровью, по большей части чужой. Оба они стали полноправными Оружейными Мастерами, но не испытывали ни малейшего желания устраивать по этому поводу пышное празднество.

151
{"b":"1484","o":1}