ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обосновавшись на Ланкивейле, Раббан наконец решил провести инспекционную поездку на тайное хранилище пряности, спрятанное в пластиковом айсберге несколько десятилетий назад. Он любил время от времени навещать тайник, всякий раз убеждаясь в том, что все сокровище лежит там в целости и сохранности. Все записи были уничтожены, свидетели ликвидированы. Не осталось никаких доказательств похищения бароном гигантских запасов пряности в ранний период его управления Арракисом.

Раббан снарядил экспедицию и вскоре приземлился с орбиты на северный материк, недалеко от того места, где он когда-то провел два года в изнурительной ссылке, посещая промышленные центры и заводы, где обрабатывали китовый мех. Теперь в сопровождении десяти солдат он плыл на север, к скованным льдам водам на лодке, конфискованной у местных рыбаков. Сопровождавшие Раббана техники знали, где искать искусственный айсберг. Раббан предоставил своим людям управление судном, а сам заперся в каюте и пил киранский коньяк. Когда корабль приблизится к цели путешествия, он выйдет на палубу, а пока нет никакого резона дышать колючим морозным воздухом и дуть на озябшие пальцы.

Синтетический айсберг был с виду неотличим от настоящего – обычная плавучая ледяная гора. Когда судно встало на якорь, Раббан, плечом растолкав своих солдат, вышел вперед. Ступив на полимерную платформу, Раббан приложил ладонь к потайному замку, открыл дверь и вошел в длинный голубой туннель.

На этот раз его ждало разочарование. Хранилище оказалось пустым.

Когда Раббан как ошпаренный выскочил из опустошенного подвала, своды туннеля огласил его дикий звериный вопль:

– Кто это сделал?

Через несколько минут, ревя моторами, лодка отвалила от айсберга и взяла курс на юг, оставив позади ограбленную пластмассовую гору. Раббан стоял на носу настолько разгоряченный злостью, что не замечал ледяного ветра, дувшего ему в лицо. Корабль причалил к скалистому берегу одного из фьордов, и солдаты Харконненов ворвались в крошечную рыбацкую деревушку. Поселение выглядело сейчас намного красивее и богаче, чем тогда, когда Раббая видел его в предыдущие посещения. Появились новые дома, лодки и рыболовное оснащение были новыми и мощными. Склады, суда и их такелаж были на этот раз вполне современными. В витринах магазинов появились импортные товары, чего не было раньше.

Солдаты не стали терять даром времени и принялись одного за другим хватать и пытать жителей деревни. Их били и мучили до тех пор, пока с разбитых в кровь губ сквозь сломанные зубы не срывалось одно и то же слово.

Абульурд.

Впрочем, Раббан знал этот ответ с самого начала.

***

В спрятанный среди скал поселок Истины пришла холодная зима. Буддисламские монахи, добывая воду из глубоких подземных источников, ваяли ледяные украшения, чтобы укрепить строения и придать им еще большую пышность и великолепие.

Душевные раны Абульурда начали понемногу заживать, сердечные раны понемногу рубцевались. Сегодня, одетый в теплый тулуп и толстые меховые перчатки, он держал в руках гибкий шланг, разбрызгивая струи тотчас замерзавшей воды на площадку перед порогом своего дома.

Дыхание вырывалось у него изо рта клубами густого пара, от мороза кожа на щеках натянулась так, что была готова лопнуть. Однако он продолжал свое занятие, широко улыбаясь, наращивая ледяную ограду вокруг своего двора. Ледяная стена медленно росла вниз, опускаясь, словно радужный занавес, перед входом в нависавшую над площадкой пещеру. Прозрачный барьер, похожий на купол, переливался на солнце всеми цветами радуги, но не давал ветрам, гулявшим по ущельям, задувать в жилище.

Абульурд пережал шланг и выключил воду, дав нескольким монахам пройти мимо с кусками цветного стекла. Эти куски вставят в ледяные купола, которые после этого заиграют на солнце, как пестрые калейдоскопы. Монахи прислонили стекло к куполу и отошли. Абульурд снова начал поливать ледяную стену так, чтобы стекло вмерзло в нее. После того как купол будет закончен, куски стекла, пропуская свет, превратят его в радугу, которая будет весело играть под ледяными сводами города.

Когда барьер увеличился еще на полметра, в аббатстве монастыря прозвучал гонг, возвестивший об окончании всех работ. Абульурд выключил воду и присел отдохнуть, гордый тем, что ему удалось сделать сегодня.

Стянув с рук меховые перчатки, он отряхнул куртку от кусочков прилипшего к ней льда. Потом Абульурд расстегнул верхнюю одежду, чтобы остудить разгоряченное потное от работы тело, и шагнул в небольшую столовую с маленькими плазовыми окнами.

Пришли несколько монахов, чтобы накормить рабочих, а Эмми принесла каменную миску дымящейся похлебки. Абульурд хлопнул ладонью по скамье, и Эмми присела рядом с ним, чтобы разделить с мужем обед. Похлебка оказалась восхитительной.

Внезапно Абульурд увидел, как от огня лазерных ружей начала рушиться ледяная стена. Осколки с грохотом посыпались на пол пещеры, проваливаясь дальше, в глубокую пропасть между скалами. Раздался второй залп, и военный орнитоптер Харконненов вломился в отверстие. Дула пушек все еще дымились, словно расчищая путь сквозь ледяную преграду.

Монахи с криком вскочили со своих мест. Один уронил шланг, и струя воды засвистела по холодному каменному полу грота.

Абульурда едва не стошнило от страшного deja vu. Они с Эмми приехали в поселок Истины тайно, в поисках простой мирной жизни, не желая больше соприкасаться с миром, особенно же с Харконненами, и еще больше со своим старшим сыном.

Орнитоптер с грохотом приземлился на каменный пол площадки. С шипением открылся люк, и первым наружу выбрался Глоссу Раббан, за которым следовали вооруженные до зубов солдаты, держа наготове свои лазерные ружья, хотя ни один буддисламский монах никогда не прибегал к насилию даже ради спасения собственной жизни. В руке Раббан держал плеть из чернильной лозы.

– Где мой отец? – громовым голосом заорал Глоссу, входя во главе своих головорезов в столовую. Голос его был похож на стук столкнувшихся каменных глыб. Пришельцы распахнули тонкую плазовую дверь, и в помещение хлынул ледяной воздух.

Абульурд хотел встать, но Эмми с такой силой схватила его за рукав, что от этого движения опрокинулась чаша с похлебкой. Горячая жидкость разлилась по полированному каменному полу. От лужи в холодном воздухе начал подниматься густой ароматный пар.

– Я здесь, сынок, – сказал Абульурд, вставая во весь свой высокий рост. – Так что не надо больше ничего ломать.

Во рту у него пересохло от страха, горло сдавил спазм. Монахи отступили назад, и Абульурд был рад, что они молчат, ибо Глоссу Раббан – его демонический сын – никогда не испытывал угрызений совести, стреляя по невинным.

Массивный Раббан покачивался в воздухе на прикрепленных к поясу шаровидных подвесках. Надбровные дуги нависали, как капюшон, скрывая нижнюю часть лица в тени. Он выступил вперед, сжимая кулаки.

– Хранилище пряности – что ты с ним сделал? Мы пытали людей в рыбацкой деревне. – Глаза Раббана засветились от приятных воспоминаний. – Все назвали твое имя. Однако мы помучили и остальных, просто для того чтобы удостовериться.

Абульурд вышел вперед, оставив между собой и Эмми с монахами порядочное расстояние. Длинные седые волосы, смоченные трудовым потом, свисали на плечи.

– Я употребил запасы пряности для того, чтобы принести пользу народу Ланкивейля. После всего, что вы им причинили, за вами оставался долг, который следовало уплатить сполна.

Абульурд вспомнил, что хотел устроить на планете систему надежной пассивной обороны, которая могла бы защитить его и народ от ярости Харконненов. Но Абульурд понадеялся, что Раббан еще не скоро соберется проверять состояние хранилища, и, как всегда, опоздал со своими благими намерениями.

Эмми поспешила к мужу, лицо ее пылало, прямые черные волосы рассыпались по плечам.

– Прекрати, оставь отца в покое!

Раббан даже не повернул головы в сторону Эмми. Своей мускулистой рукой он наотмашь ударил женщину по лицу. Эмми прикрыла лицо, схватившись за разбитый нос. По лицу ее струей потекла кровь.

156
{"b":"1484","o":1}