ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эта мысль наполнила Лето невыносимой скорбью. Вырастет ли гхола нормальным человеком или его всю жизнь будет преследовать сознание своего необычного и противоестественного происхождения? Что, если тлейлаксы, поднаторевшие в создании извращенных ментатов, внесут какие-то изменения в генетический код Виктора? Не станет ли это планом нападения на Дом Атрейдесов с помощью человека, которого герцог любит больше всех на свете?

Но Лето был готов рискнуть чем угодно, любым проклятием ради Виктора. Перед таким решением герцог был беспомощен. У него просто не было выбора.

Голос Гавата стал резким и напряженным:

– Милорд, как ваш ментат и ваш друг я советую вам воздержаться от скорых и необдуманных действий. Это ловушка. Вы должны понимать, что тлейлаксы хотят заманить вас в свою ядовитую сеть.

Пошатываясь от душевной боли. Лето подошел вплотную к старому мастеру убийств. Гават отступил, заметив огонь ярости и безудержного гнева в глазах герцога. Он не желал слушать никаких возражений.

– Туфир, я не могу доверить такую миссию никому, кроме тебя. – Он тяжело вздохнул, физически ощущая, как отчаяние разливается по жилам. – Вступи в контакт с тлейлаксами. Скажи им, что я желаю…

Лето был не в силах произнести то, что хотел сказать.

– Что я желаю изучить их условия. – От его жалкой улыбки у Туфира по спине пробежал холодок. – Подумай об этом, Гават. Я хочу, чтобы мой сын снова был со мной!

Старый воин положил свою жилистую руку на плечо Лето.

– Отдохните, мой герцог, и подумайте о тех последствиях, которые может иметь такое решение. Мы не имеем права подставлять открытое горло ножу Тлейлаксу. Подумайте о цене, которую придется платить. Что они потребуют от нас взамен? Я против. Эта идея невыполнима, нельзя даже думать о ней.

Лето был непоколебим. Он закричал:

– Я герцог Дома Атрейдесов, и только я решаю, что возможно, а что нет.

Муки помутили разум герцога, мешали ясно мыслить. Под глазами образовались темные круги.

– Мы говорим о моем сыне – моем мертвом сыне! – и я приказываю тебе делать то, что я велю. Посылай запрос на Тлейлаксу.

***

День возвращения Дункана Айдахо должен был стать днем большого торжества, но происшедшая с клипером катастрофа наложила отпечаток скорби на всю жизнь Каладана.

Выйдя из челнока, приземлившегося в муниципальном космопорту Кала, сильно изменившийся Дункан полной грудью вдохнул соленый воздух. Он огляделся. Глаза его горели радостным возбуждением. Во главе гвардейцев, встречавших его на посадочной площадке, он увидел Туфира Гавата в черной форме с медалями на груди и со знаками посольского достоинства. Какие формальности! Гавата сопровождали чиновники, одетые в красные мундиры. Процессия направлялась к залу вылета.

Гават, стоявший на возвышении причала, едва узнал вновь прибывшего. Юношеские кудри Айдахо превратились в густые жесткие волосы. Гладкая кожа стала грубой и загорелой. Мальчик превратился в мускулистого мужчину атлетического сложения, во всех движениях которого сквозили настороженность и уверенность в себе. Дункан гордо носил форму Гиназа: хаки и красную бандану. Шпага старого герцога очень шла ему. Потертые ножны были вычищены, а клинок остро заточен.

– Туфир Гават, ты совсем не изменился, старый ментат! – Дункан поспешил пожать руку великому воину.

– А ты очень изменился, мой юный Айдахо! Или мне следует называть тебя Оружейный Мастер Айдахо? Я же помню того уличного мальчишку, который отдал себя на милость старого герцога Пауля. Мне кажется, что с тех пор ты немного вырос.

– И, хочу надеяться, стал немного мудрее. Ментат сделал легкий поклон.

– Боюсь, что последние события заставят нас отложить торжественную встречу. Один из моих людей проводит тебя в замок. Лето будет рад видеть тебя именно сейчас. Сержант Витт, вы не будете так любезны проводить Дункана к герцогу?

С этими словами Туфир направился к челноку, который должен был доставить его на борт ожидавшего на орбите лайнера Гильдии. Гават понял, что Айдахо до сих пор ничего не знает о трагедии. Дункан никогда не видел сына герцога, хотя, конечно, знал о его существовании из писем, которые получал с Каладана.

Ментат добавил скорбным тоном:

– Сержант Витт все тебе объяснит.

Сержант, мужчина мощного сложения с каштановой козлиной бородкой, коротко, по-военному, кивнул Оружейному Мастеру.

– Боюсь, что это будет самая печальная из историй, какие мне приходилось рассказывать.

Не вдаваясь в дальнейшие подробности, Туфир, держа в руках пакет документов, которые Лето поручил передать тлейлаксам, взошел на борт орбитального челнока.

Проведя языком по деснам, Туфир ощутил небольшую болезненность в местах, куда были имплантированы капсулы с антибиотиками и противоядиями, предназначенными для впрыскивания в любую пищу и питье, которыми его будут угощать тлейлаксы. Ему приказали войти в сношения с тлейлаксами, и даже он, мастер убийств, не мог вообразить, какие яды или бактерии применят против него коварные гномы.

Гават, несмотря на строгие инструкции, полученные от Лето, не желал, чтобы тлейлаксы воспользовались своими преимуществами в той ситуации, в которую попал он по воле своего герцога. Туфир был против этой безрассудной акции, всячески отговаривал герцога от необдуманной затеи, но честь требовала безупречного исполнения приказа.

***

Сидя на узкой койке в тюремной камере главной башни замка, Суэйн Гойре вглядывался в темноту, вспоминая другие времена и другие места, где ему приходилось бывать за долгую службу. Теперь на нем была только тонкая арестантекая роба, и бывший капитан дрожал от холода и промозглой сырости.

Когда в его жизни наметился тот зловещий перекос? Когда все пошло не так? Он так старался стать лучше, он поклялся в верности герцогу, он так любил его сына…

Погрузившись в свои мысли, Суэйн машинально вертел в руках подкожный шприц, то и дело касаясь большим пальцем прохладной плазовой кнопки. Этот шприц принес в его камеру покрытый шрамами контрабандист Гурни Халлек, который предложил арестованному капитану легкий выход из положения. В любой момент Гойре мог ввести себе в вену смертельный яд. Если бы у него хватило на это смелости.., или трусости.

Перед его мысленным взором проходили прошлые года, таявшие в памяти, словно расплавленные лучом лазерного ружья. Гойре рос в бедной семье, жившей на берегу Кальской бухты, и зарабатывал на пропитание своей матери и двум младшим сестрам, нанимаясь в рыбацкие артели. Отца своего он не помнил. В возрасте тринадцати лет Суэйн стал помощником повара в герцогском замке. Мальчик чистил плиту и мыл кладовые, пылесосил полы обеденного зала, соскребал жир со стенок котлов. Шеф был строг, но справедлив, хорошо относился к своему поваренку и всячески его опекал.

Когда Гойре исполнилось шестнадцать лет, он поступил в училище герцогской гвардии. Было это в год смерти старого герцога. Окончив училище, Гойре стал служить, быстро продвигаясь по служебной лестнице. В конце концов он стал одним из самых доверенных людей герцога Лето. Они с Лето были ровесниками и полюбили одну и ту же женщину – Кайлею Верниус.

Кайлея же привела их обоих к катастрофе, погубив и собственную жизнь.

Во время расследования, которое вел Туфир Гават, Гойре не искал прощения и снисхождения. Не оправдываясь, он признался во всем, сообщив и о других преступлениях, которые только усугубили его вину. Он брал на себя все, надеясь либо пережить невыносимую боль, либо, в конечном итоге, умереть от нее. Из-за его глупости Кайлея смогла заполучить ключ от арсенала, откуда Кьяра похитила взрывчатку. Он сам никогда не замышлял убивать герцога, которого любил раньше и продолжал любить даже сейчас, сидя в тюрьме.

Потом появился Гурни Халлек, который, не проявляя и тени сочувствия, снабдил Суэйна ядом.

– Выбери единственный возможный для тебя путь – путь чести, – сказал Гурни и, прежде чем уйти, отдал ему шприц с ядом.

159
{"b":"1484","o":1}