ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гават ножом отрезал маленький кусочек и положил его в рот. Заработал аппарат, имплантированный в слизистую оболочку десны. Туфир с трудом проглотил предложенную ему мерзость.

– Обмен блюдами – это старая традиция, – сказал Зааф, – так мы проверяем, нет ли в кушаньях яда. Сегодня вы, как гость, должны были настаивать на этой процедуре, а не я.

– Я учту это на будущее, – сказал Гават и приступил к своим обязанностям:

– Недавно мы получили от Тлейлаксу предложение изготовить гхола погибшего в страшной катастрофе сына моего герцога.

Гават достал из кармана сложенный документ и положил на стол, покрытый жиром и кровью.

– Герцог Атрейдес уполномочил меня узнать ваши условия.

Зааф мельком взглянул на бумагу, потом отложил ее и снова занялся стейком. Он насытился, запил еду мутноватой жидкостью из чашки, взял со стола документ и поднялся из-за стола.

– Теперь, когда мы удостоверились в вашем интересе, мы определим, какая цена будет, по нашему мнению, достаточной. Туфир Гават, оставайтесь в своем номере и ждите нашего ответа.

Человечек наклонился вперед, приблизив свое лицо к глазам Гавата, и тот увидел, что в зрачках тлейлакса бушует огонь ненависти к Атрейдесам.

– Наши услуги будут стоить очень недешево.

***

Будучи людьми, мы склонны предъявлять нашей вселенной бессодержательные требования, задавая ей бессмысленные вопросы. Мы слишком часто учиняем такой допрос, обладая опытом, ограниченным узкой областью, частично или даже полностью выпадающей из контекста, в котором эти вопросы ставятся.

(Из наблюдений Дзенсунни)

В редкие часы досуга доктор Веллингтон Юэх нежился на солнце, сидя во дворе своей виллы, но ум его не знал отдыха и покоя. Врач постоянно размышлял о нервных сетях и путях проведения импульсов. Над головой Юэха медленно проплывал искусственный спутник планеты Корона – гигантская космическая лаборатория, подвешенная на низкой орбите и дважды в день пересекавшая небосклон.

Сейчас, по прошествии восьми лет неустанных трудов, доктор Юэх почти забыл о неприятностях, связанных с установлением диагноза барону Владимиру Харконнену. За прошедшие годы доктор достиг столь многого, что научные исследования стали для него гораздо интереснее, чем лечение больных с их ординарными недугами.

Вложив гонорар, полученный от барона, в оборудование, доктор построил целый лабораторный городок вокруг своего нового поместья на Ришезе. Юэх далеко продвинулся в создании киборгов. Как только была решена проблема передачи импульса от нерва к электронным усилителям, работа пошла вперед невиданно быстрыми темпами. Рождались новая техника, новые технологии и – к полному восторгу Ришезов – новые коммерческие возможности.

Премьер-министр Эйн Калимар уже начал получать ощутимый доход от продажи продуктов киберорганической технологии, без зазрения совести сбывая изобретенные Юэхом бионические руки, ноги, стопы, уши и даже сенсорные глаза. Это был невиданный толчок, ожививший приходящую в упадок экономику Ришезов.

Благодарный премьер предоставил доктору в бессрочное пользование виллу и обширный участок земли на живописном полуострове Манья, не говоря уже о полном штате прислуги. Жена доктора, Ванна, была в полном восторге от имения, особенно от богатой библиотеки и бассейнов для медитации. Доктор же почти все время пропадал в своих лабораториях.

Сделав глоток ароматного цветочного чая, доктор вытер усы и стал с интересом наблюдать за золотисто-белым орнитоптером, произведшим посадку на обширный луг у самой кромки берега. Из орнитоптера вышел человек в украшенном галунами костюме и бодро, несмотря на достаточно почтенный возраст, зашагал по полого поднимающейся дорожке к вилле доктора Веллингтона Юэха. От золотых петлиц парадного мундира отражались яркие солнечные блики.

Врач встал с удобного шезлонга и низко поклонился.

– Чем я обязан такой чести, премьер Калимар? – Тоже не молодой Юэх был жилист и подтянут, длинные темные волосы собраны в хвост и скреплены на затылке серебряным кольцом.

Калимар уселся за стоявший рядом с шезлонгом стол. Прислушавшись к записанным на пленку голосам птиц, доносившимся из окрестных кустов, где были установлены динамики, премьер-министр жестом отослал слугу, принесшего поднос с напитками, и заговорил:

– Доктор Юэх, я хочу, чтобы вы подумали о деле, с которым обратился к нам герцог Атрейдес. Речь идет о серьезной травме, которую получил Ромбур Верниус.

Юэх задумчиво погладил свои длинные усы.

– Это очень тяжелый случай. Самый тяжелый. Мне рассказала о нем моя жена. Наложница принца Ромбура – Сестра Ордена Бене Гессерит, как и моя Ванна – прислала письмо. То, что она пишет, не внушает оптимизма.

– Да, это так, но, возможно, вы сумеете помочь принцу. – Глаза Калимара блеснули за стеклами очков. – Я уверен, что это принесет нам немалые деньги.

Юэх был не в восторге от предложения. Конечно, ему было скучновато на вилле, но он всегда помнил о работе, которую надо было во что бы то ни стало закончить. Врачу совершенно не нравилась перспектива перевозить лабораторию и ее оборудование на сырой Каладан. Но с другой стороны, он действительно скучал по живой работе, по реальному делу, помимо науки, которой он начал заниматься много лет назад.

Врач мысленно представил себе травмы Ромбура.

– Мне никогда не приходилось заниматься восстановлением столь сильно пораженного организма. – Он задумчиво провел тонким пальцем по пурпурно-красным губам. – Это впечатляющая задача, которая потребует массы времени, а может быть, даже моего постоянного пребывания на Каладане.

– Да, и герцог Лето за все заплатит. – Глаза Калимара за толстыми стеклами очков продолжали сиять. – Мы не можем упустить такую уникальную возможность.

***

Главный зал замка Каладана был слишком велик, так же как и герцогский трон, сидя на котором много лет, старый герцог Пауль правил своим народом. Лето был не в состоянии заполнить пустоту большого зала, как и пустоту в своем сердце. Однако на этот раз он покинул свои покои, а это был большой шаг вперед на пути к выздоровлению.

– Дункан Айдахо сообщил мне волнующую новость, Тессия. – Лето посмотрел в глаза коротко остриженной стройной женщине, которая стояла перед ним. – Ты договорилась с доктором Сук о его приезде сюда? Я имею в виду специалиста по киборгам.

Одетая в бархатную накидку Тессия переступила с ноги на ногу и кивнула. Она не отвела взгляд своих карих глаз, выказывая свою стальную волю и решимость идти до конца, чтобы спасти Ромбура.

– Вы велели мне искать любой способ помочь ему. Именно так я и поступила. Это единственный шанс для Ромбура. – Лицо Тессии вспыхнуло. – Вы откажете ему в этом?

Стоявший рядом с Лето и одетый в черно-красный мундир гвардии Дома Атрейдесов новый оружейный мастер, Дункан Айдахо, нахмурился.

– Вы говорили от лица герцога и давали обещания, не обсудив дела с самим герцогом? Вы всего лишь наложница…

– Мой герцог дал мне разрешение делать все необходимое. – Тессия обернулась к Лето. – Вы предпочитаете, чтобы Ромбур оставался в том состоянии, в каком он находится сейчас? Или вы предпочитаете обратиться к тлейлаксам за искусственно выращенными органами? Мой принц скорее предпочел бы умереть, чем принять эти дары. Новые работы доктора Юэха с киборгами дают нам шанс.

Хотя Дункан продолжал хмуриться, Лето кивком головы согласился с Тессией. Правда, он содрогнулся при мысли о том, как много частей организма его друга подлежит протезированию.

– Когда приедет доктор Сук?

– Через месяц. Ромбур продержится это время на системе жизнеобеспечения. Доктору Юэху требуется время для изготовления частей, которых лишился Ромбур.

Лето вздохнул. Отец много раз учил его, что вождь должен всегда контролировать ситуацию или по крайней мере делать вид, что контролирует. Тессия проявила амбициозность, самостоятельно ведя переговоры от имени герцога, и Дункан Айдахо совершенно прав в своем недовольстве. Но с другой стороны, никто никогда не сомневался, что Лето пожертвует последним соляри в герцогской казне ради Ромбура.

161
{"b":"1484","o":1}