ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В учебном комплексе кратера они познакомились с младшим тренер-мастером, который представился как Дже-Ву. Это был мускулистый мужчина с курносым носом, а маленький безвольный подбородок делал его похожим на игуану. Длинные темные волосы тренер-мастера были заплетены в неопрятные, похожие на змей косички.

– Клятву, – сказал он. – Хором, пожалуйста!

– В память об Оружейных Мастерах, – Дункан вместе с товарищами начал произносить заученные слова, – клянемся сердцем, душой и разумом отдать себя без всяких условий во имя Йоол-Норета. Честь – суть нашего бытия.

Последовала минута молчания, в течение которой студенты почтили память великого человека, заложившего принципы, на которых был основан Гиназ, чьи священные останки покоились в высоком административном здании на главном острове Школы.

Студенты стояли по стойке «смирно», а Дже-Ву прохаживался между рядами, осматривая кандидатов. Вот он вскинул голову и остановился перед Дунканом.

– Покажи свое оружие. – Он говорил по-гиназски, и его слова автоматически переводил на галахский механический переводчик, вмонтированный в воротник мастера.

Дункан выполнил приказ, протянув мастеру шпагу рукояткой вперед. Брови учителя выгнулись дугой из-под шапки темных волос, которые тучей нависали над его лбом.

– Отличный клинок. Замечательная металлургия. Чистая дамассталь. – Он привычно согнул клинок, отогнул его назад и отпустил, при этом раздалось звонкое драм-м! – словно ударили по камертону.

– Каждый вновь откованный клинок из дамасстали надо охладить в теле раба. – Дже-Ву помолчал, змеи волос, казалось, были готовы броситься на Дункана. – Вы не настолько тупоголовы, Айдахо, чтобы верить в этот бред?

– Все зависит от того, правда это или нет, сэр. Суровый мастер позволил себе едва заметную улыбку, но ничего не ответил Дункану.

– Я понимаю, что это клинок герцога Пауля Атрейдеса? – Он прищурился, голос его потеплел. – Смотри, ты должен оказаться достойным этого оружия.

С этими словами мастер сунул шпагу в ножны Дункана.

– Ты будешь учиться владеть другим оружием до тех пор, пока не будешь готов взять в руки эту славную шпагу. Иди в арсенал и выбери себе тяжелый меч, потом надень полный комплект доспехов – настоящие древние средневековые латы. – Улыбка на игуаньем лице мастера стала лукавой. – Они понадобятся тебе для сегодняшнего урока. Я хочу, чтобы ты послужил моделью для всех остальных.

***

На покрытом пемзой и гравием дне вулканического кратера, окруженного со всех сторон утесами, стоял Дункан Айдахо, сгибаясь под тяжестью полного вооружения средневекового рыцаря. Забрало ограничивало видимость, он мог смотреть только вперед, сквозь узкую щель в шлеме. Металл давил на него весом в несколько сотен фунтов. На кольчужную рубашку были надеты наплечники, латный воротник, нагрудник, на ногах красовались наголенники, на туловище кираса, голову венчал тяжеленный стальной шлем. Кроме того, Айдахо принес из арсенала гигантский двуручный меч.

– Становись там, – велел мастер, указав рукой на площадку утоптанного гравия. – Подумай, как ты будешь сражаться в таком наряде. Это отнюдь не легкая задача.

Прошло несколько минут, и беспощадное солнце превратило наряд Айдахо в раскаленную печь. Дункан вспотел только от того, что прошел на указанное ему место. Он едва мог сгибать руки и ноги.

Ни у кого из других студентов не было подобного оружия, но Дункан не чувствовал себя счастливым.

– Лучше бы я надел персональное защитное поле, – сказал он вслух, и его голос эхом отдался под глухим шлемом.

– Подними свое оружие, – приказал мастер. Как скованный наручными цепями узник, Дункан неуклюже поднял широкий меч, прилагая все силы на то, чтобы согнуть пальцы в латной рукавице и надежно обхватить рукоятку оружия.

– Помни, Дункан Айдахо, что у тебя сейчас самое лучшее вооружение, и можно предположить, что ты имеешь большое преимущество перед остальными. А теперь защищайся.

Откуда-то раздались крики, и Дункан, ничего не видящий из-за забрала, вдруг понял, что со всех сторон окружен студентами. Они принялись поражать его удобными мечами и шпагами, которые звенели при ударах по стали его доспехов. Звук напоминал грохот града, падающего на железную крышу.

Дункан развернулся и ударил своим мечом, но движение оказалось слишком медленным. Эфес чьей-то шпаги обрушился на шлем, и уши Айдахо заложило от дикого звона. Он снова нанес удар, но так как он практически не видел нападавших, глядя на них сквозь узкую щель, то они легко уклонялись от его неуклюжих выпадов. Еще один клинок стукнул его по наплечнику. Айдахо упал на колени и попытался встать.

– Сражайся, Айдахо, не стой, как истукан, – крикнул Дже-Ву, нетерпеливо выгнув бровь.

Дункан очень боялся поранить товарищей своим огромным мечом, но ни один из его ударов и так не достигал цели. Студенты напали на него с удвоенной силой. Пот заливал Дункану глаза. Под шлемом стало нечем дышать.

Я могу сражаться лучше!

Дункан стал отвечать более энергично, и студентам пришлось не на шутку увертываться от его выпадов и ударов, но тяжелая броня сковывала движения. В ушах стоял рев его собственного хриплого дыхания, стук сердца оглушительно отдавался в голове.

Атака длилась, длилась и длилась до тех пор, пока Дункан не рухнул на кучу гравия. Мастер выступил вперед и сорвал с головы Айдахо тяжелый шлем, при этом Дункан зажмурился от яркого солнечного света, хлынувшего ему в глаза. Он помотал головой, стряхивая с ресниц соленые едкие капли пота. Тяжелый панцирь прижал его к земле, как гигантский сапог.

Дже-Ву наклонился над ним.

– Твое оружие было лучше, чем у других, Дункан Айдахо. У тебя был самый большой меч. – Мастер смотрел на беспомощного человека, распростертого у его ног, и ждал, когда тот начнет размышлять. – И тем не менее ты вчистую проиграл схватку. Потрудись объяснить, почему?

Дункан не проронил ни слова в ответ; он не стал давать себе поблажку, ссылаясь на плохое отношение к себе и на то унижение, которое испытал во время жестокого урока. Ясно, что мужчина должен смотреть в лицо трудностям и учиться преодолевать их. Он примет эту неприятность и использует ее, чтобы стать сильнее. Жизнь не всегда обходится с тобой честно.

Дже-Ву обернулся к другим студентам.

– Скажите мне, в чем заключается вывод сегодняшнего урока.

Низкорослый темнокожий студент с искусственной планеты Аль-Денеб немедленно отчеканил ответ:

– Совершенная защита – не всегда преимущество. Полная защищенность может явиться препятствием, поскольку ограничивает наши возможности в других отношениях.

– Хорошо. – Дже-Ву провел пальцем по шраму на подбородке. – Еще?

– Свобода движений лучше, чем громоздкие доспехи, – сказал Хий Рессер. – Ястреб лучше защищен от нападения, чем черепаха.

Дункан заставил себя сесть и с отвращением оттолкнул от себя двуручный меч. Голос его был хриплым, когда он заговорил.

– Самое большое оружие не всегда самое смертоносное. Мастер посмотрел на него, при этом косички свесились на лицо.

– Превосходно, Айдахо. Ты сможешь здесь кое-чему научиться.

***

Учись распознавать будущее так же, как штурман распознает путеводную звезду и направляет путь своего корабля. Учись на уроках прошлого, но никогда не цепляйся за него, как за якорь.

Сиган Визе, Первый Головной Инструктор, Школа гильд-навигаторов

Расположенные глубоко под гротами Икса жаркие душные туннели были освещены красным и оранжевым светом. Много поколений назад иксианские архитекторы высверлили мощными лазерами ходы, ведущие к расплавленной мантии планеты, бездонные шахты, которые, словно жадные пасти, поглощали промышленные отходы. В тяжелом воздухе плавали едкие запахи химикатов и серы.

Субоиды потели в сменах по двенадцать часов возле автоматических конвейеров, сбрасывавших отходы в горящие пасти. Одетые в форму стражники-тлейлаксы от усталости и скуки теряли всякую бдительность. Рабочие с невыразительными лицами осматривали ленту конвейера, снимая с нее все, что могло представлять какую-либо ценность и не должно было пропасть в недрах Икса, – кусочки драгоценных металлов, проволока и детали машин, случайно выброшенные с промышленных предприятий.

42
{"b":"1484","o":1}