ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зона Посещения. Расплата за мир
Патриотизм Путина. Как это понимать
Неправильная любовь
Проклятый ректор
Девушки сирени
Там, где кончается река
Корона из звезд
Generation «П»
Восемь секунд удачи
A
A

– Нас осталось только двое, – сказала Мираль. – Из всей группы.

– Будут другие. Я уже нашел некоторые контакты. Но сейчас я работаю один.

– Ты не многого достигнешь в одиночку.

– Я не достигну вообще ничего, если меня убьют. – Она склонилась над миской и ничего не ответила на это, продолжая есть. Не слыша ответа, он продолжал:

– Я сражаюсь с ними в одиночку уже двенадцать лет.

– И при этом ты недоволен своей борьбой.

– Я буду доволен только тогда, когда тлейлаксы уберутся отсюда и Икс снова станет принадлежать его народу. – Он сжал губы, боясь, что говорит слишком страстно. Он проглотил две ложки баланды. – Ты никогда не говорила мне, над чем работаешь, какие детали тебе были нужны. У тебя есть какой-то определенный план?

Быстро посмотрев на К'тэра, Мираль сразу же отвела взгляд в сторону.

– Я собираю поисковое устройство. Мне надо узнать, чем занимаются тлейлаксы в своем исследовательском павильоне, который они так строго охраняют.

– Он защищен от сканирования специальным полем, – пробормотал К'тэр. – Я уже пытался добраться до этой тайны.

– Именно поэтому мне надо сделать новое устройство. Я думаю… Думаю, что у них есть причины так охранять это учреждение.

К'тэр удивился:

– Что ты имеешь в виду?

– Ты что, не заметил, что эксперименты тлейлаксов вступили в новую фазу? Происходит что-то темное и грязное.

К'тэр застыл на месте, не донеся ложку до рта, посмотрел на собеседницу, а потом в свою почти пустую миску. Надо есть помедленнее, а то разговор придется прервать, чтобы не возбуждать лишних подозрений.

– Стали пропадать наши женщины, – сказала Мираль, и в ее голосе прозвучал гнев. – Молодые женщины, способные рожать детей и пышущие здоровьем. Я заметила, что они стали исчезать из рабочих команд.

К'тэр настолько часто менял места работы, что не мог замечать таких деталей. Он с трудом проглотил слюну, в горле пересохло от волнения.

– Их что, увозят в тлейлаксианские гаремы? Но почему они вдруг стали брать «нечистых» иксианских женщин?

Все знали, что ни один чужестранец никогда не видел женщин Тлейлаксу; К'тэр слышал, что Бене Тлейлакс ревниво охраняет своих женщин от разврата и соблазнов империи. А может быть, тлейлаксы прячут своих женщин, потому что они такие же уродливые, как их мужчины?

Может быть, это совпадение, что все пропавшие женщины были красивы и находились в детородном возрасте? Из таких женщин получаются прекрасные наложницы.., но упертые в своем фанатизме тлейлаксы не производили впечатления людей, падких на экстравагантные сексуальные утехи.

– Думаю, что ответ надо искать в том, что происходит за стенами павильона, – предположила Мираль.

К'тэр положил ложку. Баланды в миске осталось на один глоток.

– Я могу сказать вот что: захватчики пришли сюда с какой-то ужасной целью, не просто для того чтобы захватить наши заводы и покорить нашу планету. У них была другая задача. Если бы они просто хотели захватить Икс в свое владение, то не стали бы демонтировать наши предприятия, не прекратили бы выпуск лайнеров для Гильдии, машин, обучающих рукопашному бою, и других товаров, которые принесли Иксу славу и богатство.

Мираль кивнула.

– Согласна. Они хотят достичь чего-то еще – и именно этим они занимаются, прикрывшись защитными полями в своих исследовательских павильонах. Возможно, мне удастся разгадать эту загадку. – Мираль покончила с едой и встала из-за стола. – Если мне это удастся, я тебе сообщу.

После того как она ушла, К'тэр впервые за много месяцев ощутил всплеск надежды в своей душе. По крайней мере не он один борется с владычеством тлейлаксов. Если еще один человек тоже борется, то это значит, что есть и другие очаги сопротивления, разбросанные по разным местам. Но он не слышал, чтобы что-то реальное происходило, и не слышал уже много месяцев.

Надежда потускнела. Он не мог вынести саму мысль, что надо ждать благоприятной возможности, ждать неделю за неделей. Может быть, он мало думает? Да, надо сменить тактику и постараться связаться с кем-то за пределами Икса, с тем, кто сможет реально помочь освобождению. Надо связаться с внешним миром, не важно, насколько это может быть рискованно. Надо найти могущественного союзника, который поможет ему сбросить иго ненавистных тлейлаксов.

И он знает одного человека, который может поставить на кон гораздо больше, чем К'тэр.

***

Неизвестное окружает нас со всех сторон в каждый данный момент. Именно там мы ищем знания.

Верховная Мать Ракелла Берто-Анирул

Леди Анирул Коррино вместе с группой придворных Шаддама стояла в роскошно украшенном портике императорского дворца. Люди были одеты очень богато, порой весьма причудливо, ожидая появления высокопоставленного сановника. Впрочем, на этот раз ждали не вполне обычного гостя…

Граф Хазимир Фенринг всегда был опасен.

Скосив глаза, Анирул посмотрела на город. Над Кайтэйном, как и всегда, было безоблачное небо, от цветка к цветку в саду перелетали специально обученные пению птички. Висящие над городом метеорологические спутники, управляющие погодой, меняли направление движения холодных и теплых воздушных масс для создания оптимального микроклимата в районе императорского дворца. Ласковый ветерок ласкал щеки, последний штрих, подчеркнувший прелесть этого утра.

Прелесть эта была, правда, отравлена самим фактом прибытия графа Фенринга. Хотя Хазимир был женат на воспитаннице Бене Гессерит, почти такой же коварной, как и он, его появление каждый раз заставляло Анирул холодеть. Вокруг Фенринга словно светился ореол пролитой им крови. Как мать Квисац Хадераха, Анирул была посвящена во все селекционные программы Бене Гессерит и знала, что Фенринг рассматривался на роль Квисаца, но в конце концов был забракован и его сделали бесплодным.

Тем не менее Фенринг отличался острым умом и опасными амбициями. Хотя большую часть своего времени граф проводил в Арракине, будучи министром по делам пряности, у него хватало досуга держать под каблуком друга своего детства Шаддама. Анирул возмущалась до глубины души – даже она, супруга императора, не имела на него и доли того влияния, какое оказывал на него Фенринг.

С помпезным шумом к воротам дворца приблизилась открытая карета, запряженная парой золотых хармонтепских львов. Стража отсалютовала, и карета, описав полукруг, въехала на территорию дворца; по ушам придворных ударили грохот колес и сильный топот огромных подкованных лап львов. Привратник подошел к карете, чтобы открыть дверь. Анирул, стоя во главе свиты, ждала, неподвижная, словно статуя, с улыбкой, застывшей на лице.

Фенринг ступил под своды портика. По случаю посещения императора он надел черный фрак и шляпу, перепоясался красно-золотым поясом и украсился красочными атрибутами своего титула. Граф охотно подыгрывал слабости императора к регалиям и украшениям.

Сняв шляпу, граф церемонно поклонился и взглянул на императрицу своими большими блестящими глазами.

– Очень рад видеть вас, миледи Анирул, хм-м-м.

– Граф Фенринг, – произнесла она с простым поклоном и приятной улыбкой на устах, – добро пожаловать на Кайтэйн.

Не говоря больше ни слова и не прибегая к придворным условностям, он взгромоздил шляпу на свою уродливую голову и прошел мимо Анирул прямо в покои императора. Она последовала за ним в некотором отдалении, сопровождаемая придворными щеголями.

У Фенринга был прямой доступ к императору, и Анирул было ясно, что графа очень мало заботит ее плохое отношение к нему, равно как и причины такого отношения. Он не имел ни малейшего понятия о том, что лишился уникального места в селекционной программе, и о той возможности, которую упустил не по своей, правда, воле.

Вместе с Сестрой Марго Рашино-Зеа, на которой он позже женился, Фенринг помогал устроить брак воспитанницы Бене Гессерит тайного ранга – леди Анирул. В то время император нуждался в скрытых, но могущественных союзниках, время после смерти Эльруда характеризовалось нестабильностью.

44
{"b":"1484","o":1}