ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Послание сегодня же будет передано в Школу Матерей. Могущественная старая Харишка будет иметь время для выработки достойного ответа на любые поползновения барона Харконнена.

***

Мышление и способы, которыми сообщаются мысли, неизбежно порождают систему, пронизанную иллюзиями.

Учение Дзенсунни

Надменная и высокомерная ведьма Кристэйн повела барона Харконнена по сумрачным переходам. Трость барона с грохотом высекала искры из каменных плит, которыми был выложен пол коридоров. Вместе со своими шестью гвардейцами он с трудом ковылял вслед за Кристэйн, стараясь не отставать.

– У вашей Верховной Матери нет иного выбора: ей придется меня выслушать, – скрипучим голосом произнес барон. – Если я не добьюсь нужного мне лечения, император узнает о преступлениях Общины Сестер!

Кристэйн не обратила ни малейшего внимания на эти слова; она откинула назад свои каштановые волосы и даже не подумала оглянуться.

На Валлахе IX стояла сырая ночь, тишину нарушало только завывание ветра. Желтые светильники освещали коридоры переходов между корпусами учебного комплекса. Не было видно Сестер, только в углах шевелились какие-то тени. У барона было такое чувство, что он спускается в могилу. И это место действительно станет могилой, если он представит дело Сестер Ландсрааду. Нарушение Великой Конвенции – это серьезное обвинение, с которым придется столкнуться Бене Гессерит. В этой игре у барона на руках были все козыри.

Мигающий свет плохо настроенных ламп окружал голову Кристэйн желтоватым ореолом. Она шла вперед и скоро почти исчезла из виду. Молодая ведьма оглянулась назад, но не стала ждать, когда барон поравняется с ней. Когда один из спутников попытался помочь Харконнену, тот просто отбросил руку охранника и сам, насколько мог, ускорил шаг. По спине барона пробежал холодок, когда он услышал, как кто-то тихо произнес ему в ухо проклятие.

Воспитанницы Бене Гессерит обладали скрытым мастерством единоборств, и, должно быть, здесь прячутся толпы Сестер. Что, если Верховная Мать просто наплюет на его обвинения? Что, если старая карга вообразит, что, барон просто блефует? Даже вооруженные до зубов охранники не спасут Владимира Харконнена; ведьмы убьют его здесь, в своем гнезде, если решатся напасть.

Но он понимал, что они никогда не решатся на это.

Где прячутся все эти ведьмы ? Он усмехнулся. Должно быть, они меня боятся.

Чувствуя, как им начинает овладевать гнев, барон снова обдумал требования, которые выдвинет: три простые уступки, и он не станет подавать формальную жалобу в Ландсраад. Лечение болезни, выдача на его милость Сестры Элен Гайус Мохиам.., и возвращение ему двух дочерей, которых он зачал по принуждению. Барону было любопытно, какое место занимают его отпрыски в планах Бене Гессерит, но при необходимости от последнего требования можно и отказаться. На самом деле ему был совершенно не нужен этот бабский выводок, но сам прием давал большую свободу маневра при ведении переговоров.

Сестра Кристэйн продолжала быстро идти вперед, а охранники были вынуждены медленно плестись, чтобы не бросить в коридоре своего больного хозяина. Вот ведьма свернула в какой-то темный переход. Последовав за ней, барон и его свита обнаружили лишь пустой зал. Кристэйн исчезла.

Холодные каменные стены эхом повторили непроизвольный вздох, который испустили гвардейцы сопровождения. Слабый ветерок, казалось, напоенный трупным запахом, пронесся по залу, забравшись под одежду барона. По телу Харконнена пробежала дрожь. Ему слышался невнятный шепот; шорох каких-то шагов – словно по полу бегали полчища мышей, но никакого видимого движения он не замечал.

– Бегите вперед и осмотрите все! – приказал барон командиру. – Куда она делась?

Один из офицеров, сняв с плеча ружье, выбежал в тускло освещенный коридор. Спустя несколько секунд он крикнул:

– Здесь ничего и никого, милорд барон! – Голос его звучал глухо и как-то пусто, словно сам этот зал высасывал звуки и свет из воздуха. – Я никого не вижу.

Барон принялся ждать. Чувства его обострились до предела. По спине тек холодный пот, он прищурил свои черные паучьи глаза, но больше от злобы, чем от страха.

– Проверьте все ближние коридоры и залы и доложите. – Барон выглянул в темный коридор, но не стал выходить, опасаясь ловушки. – И постарайтесь не перестрелять друг друга.

Его люди скрылись из глаз, и постепенно он перестал слышать их топот и крики. Зал был похож на усыпальницу. Было дьявольски холодно. Он проковылял в нишу, прислонился к стене и стал ждать, приготовившись защищаться в случае необходимости. Харконнен вытащил из кобуры пистолет, заряженный отравленными стрелами, проверил обойму и.., затаил дыхание.

Светильники начали мигать. Обстановка была гипнотизирующей.

На пороге, едва переводя дыхание, появился один из гвардейцев.

– Пойдемте со мной, милорд барон, вы должны это увидеть.

Растерянный солдат провел барона вниз по короткой лестнице, потом по коридору мимо библиотеки, где продолжали работать дисплеи фильмов. Из мониторов доносились слова, которые никто не слушал, потому что в зале библиотеки не было ни души. Подушки кресел были до сих пор примяты, здесь только что сидели люди. Все ушли, не потрудившись даже выключить программы. Приглушенные звуки, доносившиеся из громкоговорителей, напоминали голоса призраков.

Барон погружался во все большее отчаяние, переходя со своими солдатами из зала в зал, а потом из здания в здание. Они не нашли никого, никого даже после того, как солдаты применили примитивные детекторы живого. Где ведьмы? В катакомбах? Куда подевалась Кристэйн?

От гнева барона бросило в жар. Как он может предъявить свои требования Верховной Матери, если не может ее найти? Может быть, Харишка просто пытается выиграть время? Избегая конфронтации, она стремится погасить его месть. Неужели она думает, что он просто так развернется и уедет?

Барону было ненавистно чувство беспомощности. Взмахнув тростью, он разнес вдребезги ближайшее считывающее устройство, потом принялся крушить все, что попадалось под руку. К нему с энтузиазмом присоединились солдаты, начав переворачивать столы, круша полки и разбивая огромными фолиантами оконные стекла.

Они ничего не добились этим вандализмом.

– Хватит, – сказал барон, снова выходя в коридор.

Потом он очутился в большом кабинете; золотая табличка говорила о том, что это рабочий кабинет Верховной Матери. На темном полированном столе не было ничего, никаких папок, никаких записей; стул стоял, повернутый под таким углом к столу, словно с него только что поспешно встали, отодвинув от стола. На керамическом блюде до сих пор дымилось какое-то благовоние, отдававшее запахом чеснока. Барон сбросил кадильницу со стола, рассыпав ароматический пепел по полу.

Проклятые ведьмы. Барона била дрожь. Он и его люди, пятясь, покинули кабинет.

Оказавшись снаружи, барон потерял всякое представление о том, где находится, у него появилось чувство, что он безнадежно заблудился. Ни он сам, ни его солдаты не могли понять, по какому коридору надо идти, чтобы вернуться на корабль. Барон решительно вышел в парк и направился в переход, ведущий в большое оштукатуренное здание, в окнах которого горел свет.

В большом обеденном зале на столах стояли тарелки с дымящейся едой, скамьи были в полном порядке, аккуратно придвинутые к столам. В зале не было людей. Там не было никого.

Один из солдат пощупал пальцем кусок мяса на тарелке.

– Не трогай, – рявкнул барон, – на мясе может быть яд, действующий через кожу.

От ведьм можно ожидать чего угодно. Солдат отпрянул от стола.

Командир отряда, побледнев, рыскал глазами по залу, его форма промокла от пота.

– Они были здесь всего несколько минут назад. Мы ведь и сейчас чувствуем запах пищи.

Барон выругался и с грохотом опустил свою трость, украшенную изображением червя, на стол. На пол посыпались осколки разлетевшихся вдребезги тарелок и чашек, смешанные с остатками еды. Грохот эхом отразился от потолка и стен. Грохот стих.., и ничего не произошло.

46
{"b":"1484","o":1}