ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раббан завел бесшумные двигатели космического истребителя, и он отделился от корпуса фрегата через люк в носовой части дна. Раббан активировал невидимое поле, и судно растворилось в открытом космосе.

Во время снижения все системы корабля функционировали идеально. Все обнаруженные в ходе последних испытаний неполадки были устранены. Пролетев над грядой поросших высокой травой холмов, Раббан направил корабль-невидимку к белым с красноватыми крышами зданиям Школы Матерей. Что, ведьмы, думаете, что можете просто так спрятаться, когда барон требует ответов на свои вопросы? Наверное, потешаетесь сейчас, упиваясь своим непревзойденным умом? Это же надо, они и сейчас упорствуют, отказываются отвечать на предложения барона встретиться. Они что, воображают, что и дальше смогут уклоняться от ответа?

Прикоснувшись к сенсорной кнопке, Раббан зарядил орудия. Массированный неожиданный удар уничтожит библиотеки, жилые корпуса и музеи, сровняет их с землей.

Уж это-то привлечет их внимание.

Интересно, заметил ли барон его отлет?

Неслышный корабль снизился у зданий Школы, и Раббану стали видны группы женщин, снующих между корпусами. Они глупо полагают, что им нет больше нужды прятаться. Они думают, что теперь могут показать нос Дому Харконненов.

Раббан еще больше снизился. Системы нападения разогрелись; прицельные экраны светились в полной боевой готовности. Прежде чем поразить главные корпуса, надо будет уничтожить несколько этих стерв, просто так, ради спортивного интереса. Корабль невидим, и ведьмы воспримут удар, как бич божий, поражающий их за высокомерие и надменность. Корабль-невидимка вошел в крутой вираж.

Внезапно Раббан увидел, как все ведьмы разом посмотрели на него.

Он почувствовал, что какая-то сила начала сдавливать ему мозг. Он внимательно вгляделся в женщин, и они вдруг начали исчезать. Взор его затуманился, в голове появилась пульсирующая боль.., физическая боль. Он прижал ладонь к виску, стараясь сосредоточиться. Но давление внутри черепа продолжало нарастать; было ощущение, что в голове топчется громадный слон.

Внизу все изображения подернулись сияющим ореолом. Дрожащие силуэты ведьм то появлялись, то исчезали снова, оставляя после себя радужные тени. Строения, ландшафт, поверхность планеты – все закачалось перед глазами Раббана. Он едва мог теперь различить панель управления.

Он потерял ориентировку, голова раскалывалась от мучительной боли. Раббан взялся за консоль управления. Корабль дрожал и извивался, как живое существо. Потом судно накренилось и вошло в неуправляемый штопор. Раббан издал клокочущий недоумевающий вскрик, не осознав в полной мере опасность до того, как его окутала гасящая удар пена и спеленали натянувшиеся ремни безопасности.

Корабль-невидимка рухнул в яблоневый сад, по инерции прорыл глубокую канаву, а потом завалился набок. Последовала мучительная рокочущая пауза, судно соскользнуло с набережной и упало в мелкую речку.

Превратившиеся в груду искореженного металла двигатели вспыхнули, и в кабину пополз жирный синий дым. Раббан услышал шипение включившейся противопожарной системы и постарался освободиться от уплотнившейся пены и натянутых ремней.

Задыхаясь от едкого дыма, глотая слезы, Раббан активировал аварийный люк в брюхе корабля и выполз из-под обломков. Переместившись подальше от горячего металла, Раббан встал на четвереньки посреди потока и ошеломленно затряс головой. Оглянувшись на корабль-невидимку, он увидел, как то появляется, то исчезает перед глазами его железный остов.

Позади него женщины, как одетая в черное саранча, облепили набережную…

***

Когда барон Харконнен получил по селектору сообщение о том, что Верховная Мать желает говорить с ним, его охватило бешеное желание задушить старуху. Столько дней все его вопли и требования оставались без ответа, а теперь эта старая карга, видите ли, соизволила сама вызвать его. На овальном экране появилось лицо Харишки.

– Прошу прощения, барон, за то, что я не смогла лично принять вас во время вашего визита, и приношу свои извинения за неполадки в системе связи. Я знаю, что вы хотите что-то со мной обсудить. – Тон ее был издевательски-приторным. – Но может быть, вы сначала хотите получить назад вашего племянника?

Глядя на тонкие губы, под которыми таилась дьявольская усмешка, барон вдруг сообразил, что на его массивном лице явно отражается растерянность. Он обернулся, посмотрел на капитана охраны, потом на Питера де Фриза.

– Где Раббан? – Оба в ответ только недоуменно покачали головами. Они были удивлены не меньше своего правителя. – Давайте сюда Раббана!

По знаку Верховной Матери несколько Сестер ввели в кабинет массивного, как медведь, человека и поставили его перед камерой. Несмотря на кровавые царапины и синяки, Раббан выглядел весьма воинственно. Одна рука бессильно повисла; брюки были порваны на коленях, открывая кровоподтеки на коже.

Барон неслышно выругался. Что еще натворил этот идиот ?

– У него на корабле возникли какие-то неполадки. Он что, собирался нанести нам визит или просто шпионил.., а может быть, он хотел на нас напасть? – На экране появилось изображение корабля-невидимки, остатки которого все еще дымились в речке, протекавшей через сад. – Он прилетел к нам на очень интересном корабле. Он то появляется в поле зрения, то исчезает из него. Обратите внимание, видите? Это гениальное изобретение.

Глаза барона едва не вылезли из орбит. Господи, мы, оказывается, еще потеряли и корабль-невидимку. Его тупой племянник не только попал в плен к Сестрам, но и корабль – самое мощное оружие Харконненов – тоже оказался в руках ведьм.

Питер де Фриз неслышно приблизился к барону и шепнул ему на ухо:

– Дышите медленно и глубоко, мой барон. Вы не позволите мне продолжить переговоры с Верховной Матерью?

Неимоверным усилием воли барон собрался, потом вернулся к экрану. С Раббаном он разберется позже.

– Мой племянник полный кретин. Он действовал без моего разрешения и ведома.

– Это очень удобное объяснение.

– Уверяю вас, что он понесет примерное наказание за свою дерзкую выходку. Естественно, мы возместим любой ущерб, который он мог нанести зданиям Школы. – Он поморщился, поразившись тому, как легко признал свое поражение.

– Несколько яблонь. Это не повод для формальной жалобы или донесения в Ландсраад.., если, конечно, вы не откажетесь сотрудничать с нами.

– Сотрудничать! – Ноздри барона раздулись от гнева, он отступил назад так резко, что едва не потерял равновесие. Это у него есть доказательства против них! – А включите ли вы в ваше донесение рассказ о том, как ваша Преподобная Мать в нарушение Великой Конвенции применила против меня биологическое оружие?

– Конечно, в нашем донесении будет немного спекулятивных рассуждений, – произнесла Харишка со змеиной улыбкой на устах. – Может быть, вы помните, как несколько лет назад два корабля тлейлаксов были таинственным образом обстреляны лайнером Гильдии. Герцог Лето Атрейдес был обвинен в преступлении против человечества, но отрицал обвинение, что в то время показалось нелепым, поскольку в момент обстрела поблизости не было ни одного другого корабля. По крайней мере ни одного видимого корабля. Мы нашли доказательства того, что недалеко находился, правда, фрегат Харконненов, следовавший на коронацию императора Шаддама.

Барон силой воли заставил себя остаться бесстрастным.

– У вас нет доказательств.

– У нас есть корабль, барон. – На экране снова показалось изображение то появляющихся, то исчезающих обломков. – Любой компетентный суд придет к такому же заключению. Особенно заинтересуются развитием такого судебного дела Тлейлаксу и Дом Атрейдесов. Я уже не говорю о Космической Гильдии.

Питер де Фриз попеременно переводил взгляд с барона на экран. Колесики в его мозгу непрестанно вращались, перемалывая данные, но ментат так и не смог прийти к приемлемому решению.

– Ты сама подписываешь себе смертный приговор, ведьма, – приглушенно прорычал барон. – У нас есть доказательство того, что Бене Гессерит применил биологическое оружие – вредоносный бактериологический агент. Одно мое слово, и…

54
{"b":"1484","o":1}