ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эмми посмотрела на Раббана и выплеснула наконец свои давно сдерживаемые эмоции.

– Как ты смеешь так говорить? Тебя было трудно простить за многое, Глоссу, но то, что ты сделал сейчас, превзошло по своей гнусности все остальное.

Раббан не испытал ни малейшего смущения.

– Как вы можете оба быть такими слепыми и глупыми? Вы что, не понимаете, кто вы? Не понимаете, кто я? Мы – Дом Харконненов! – проревел он, потом снова понизил голос:

– Мне стыдно быть вашим сыном.

Не говоря больше ни слова, он прошел мимо Эмми и Абульурда, вошел в резиденцию, помылся, почистил одежду, собрал свой скудный багаж и вышел из дома. Оставался день до того срока, когда барон разрешил ему покинуть Ланкивейль. Раббан решил провести оставшееся время в космопорте.

Все же трудно будет ему дождаться того момента, когда он вернется в мир, где его жизнь снова обретет смысл.

***

Человек, упрямо преследующий дичь там, где ее нет, никогда не достигнет успеха. Для достижения цели не всегда достаточно одного упорства.

Дзенсунни. «Мудрость странника»

За четыре года Гурни Халлеку так и не удалось узнать, где находится его сестра, но он упрямо не оставлял надежду.

Родители отказывались даже упоминать имя Бхет. Длинными бесцветными вечерами они продолжали читать Оранжевую Католическую Библию, выискивая в ней цитаты, с помощью которых они оправдывали свое скотское положение…

Гурни остался наедине со своим горем.

В ту ночь, когда его избили солдаты Харконненов и никто из односельчан не пришел к нему на помощь, родители в конце концов отволокли искалеченного сына в свой дом. У них не было никаких медицинских приспособлений, но суровая жизнь заставила научиться кое-каким приемам оказания первой помощи. Родители положили его на постель, мать, как могла, перевязала раны и вправила вывихнутые кости, а отец стоял у занавески и со страхом ждал возвращения патруля.

Теперь, четыре года спустя, шрамы, полученные в ту достопамятную ночь, придали грубость чертам Гурни; с угрюмого лица взирали на мир безрадостные глаза. Кости болели при каждом резком движении, напоминая о переломах. Однако как только Гурни мог двигаться, он выполз из кровати и отправился на работу. Выполнять свою часть задания. Односельчане восприняли его возвращение без комментариев, даже не выказав радость по поводу того, что теперь им больше не придется работать за Гурни.

И Халлек понял, что стал изгоем в родной деревне.

С тех пор он перестал ходить в таверну петь и по вечерам оставался дома. За несколько месяцев Гурни с большим трудом удалось отремонтировать балисет, но диапазон уменьшился, а тональность стала искаженной. Слова капитана Криуби жгли память Гурни, но он продолжал сочинять и петь свои песни дома, в своей комнате, а близкие притворялись, что ничего не слышат. От его лирики осталась только едкая сатира; но многие песни были навеяны тоской по Бхет.

Родители были настолько измождены и задавлены жизнью, что отказывались воскресить в своей памяти образ дочери, хотя слушали пение Халлека из соседней комнаты. Он же, несмотря на то что прошло несколько лет, продолжал живо помнить каждую черточку ее лица, ее грациозные жесты, ее льняные волосы, ее милое личико, ее нежную улыбку.

Он посадил еще цветы и ухаживал за лилиями и маргаритками, посаженными Бхет. Он хотел, чтобы растения выжили, они помогали ему сохранять яркие воспоминания о Бхет. За работой он мурлыкал свою любимую песню и чувствовал, что Бхет рядом. Иногда ему казалось, что они оба одновременно думают друг о друге.

Если, конечно, она жива…

Однажды ночью Гурни уловил за окном какое-то движение, увидел тень, крадущуюся в темноте. Ему показалось, что он грезит, но в этот момент услышал хриплый кашель и глубокий вздох. Гурни сел на постели и услышал, как кто-то поспешно удаляется от их дома.

На подоконнике лежал цветок, свежесрезанная лилия – тотем послания. Среди лепестков лежало письмо.

Гурни схватил лилию, придя в ярость от того, что кто-то пронюхал, что именно лилии больше всего на свете любила Бхет. Однако, вдыхая умопомрачительный аромат цветка, Гурни прочел послание. Половина страницы была покрыта торопливым женским почерком. Гурни так поспешно прочел письмо, что уловил только его главную мысль.

Письмо начиналось словами: «Скажи маме и папе, что я жива!»

Зажав в руке листок бумаги, Гурни перемахнул через подоконник открытого окна и, как был, босиком, побежал по пыльной улице. На бегу он лихорадочно шарил взглядом по сторонам, и вдруг в просвете между двумя домами увидел тень. Человек торопливо пробирался к главной дороге, которая вела к транзитной подстанции, откуда транспорт ходил в Харко-Сити.

Гурни не стал окликать незнакомца, это только заставило бы того прибавить скорость. Халлек стремительно бежал, стараясь не отстать, несмотря на боль во всем теле и острые камни, впивавшиеся в босые ноги.

Незнакомец выбежал за пределы деревни и направил свой бег к полю. Гурни подумал, что, наверное, у этого человека где-то спрятана машина; скорее всего в поле. Человек обернулся и, увидев преследующую его тень, резко прибавил шаг.

Из последних сил Гурни рванулся вперед.

– Подожди! Я просто хочу поговорить с тобой.

Человек не остановился. В свете луны Гурни разглядел обутые в добротные башмаки ноги и приличную одежду.., это был явно не деревенский житель. Гурни вел суровую жизнь, и тело его было жилистым и мощным, как упругая стальная пружина. Он быстро сокращал расстояние. Незнакомец споткнулся о кочку и упал. Этого было достаточно, чтобы Гурни, наддав темп, настиг его и вцепился в упавшего человека, как вцепляется волк в свою добычу.

Незнакомец распростерся в пыли лицом вниз. Он попытался вырваться из железных объятий Гурни, но не смог. Мужчины покатились по земле и упали в двухметровую траншею, огораживавшую поле, на котором деревенские жители высаживали свои клубни.

Гурни схватил человека за воротник тонкой рубашки и приподнял, прижав спиной к стенке траншеи. На головы им посыпались щебень, песок и пыль.

– Кто ты? Ты видел мою сестру? Как она? – С этими словами Гурни направил на лицо незнакомца свет своих часов. Бледное лицо, широко посаженные бегающие глаза. Гладкие черты.

Человек выплюнул пыль и попытался сопротивляться. Волосы незнакомца были тщательно подстрижены и ухожены. Такой дорогой одежды Гурни не видел никогда в жизни.

– Где она? – Гурни вплотную приблизил свое лицо к лицу незнакомца и сунул ему в нос письмо, словно это была тяжкая улика. – Откуда это взялось? Что она тебе говорила? Откуда ты узнал про лилии?

Человек жалобно шмыгнул носом, потом высвободил руку и потер травмированную при падении лодыжку.

– Я.., я – переписчик населения, хожу из деревни в деревню и переписываю и считаю людей, которые служат барону. Это моя работа. – Он судорожно проглотил слюну.

Гурни еще крепче схватил человека за воротник.

– Я часто встречаюсь с людьми, говорю с ними. Я… – Он нервно кашлянул. – Я видел твою сестру. Было это в одном из домов удовольствий военного гарнизона. Она заплатила мне деньги, которые ей удалось скопить за несколько лет.

Гурни тяжело дышал, стараясь не упустить ни одного слова.

– Я сказал ей, что собираюсь ехать в деревню Дмитрий. Тогда она отдала мне все соляри, что у нее были, и написала письмо. Потом она сказала, что я должен делать, и я сделал это. – С этими словами он вырвался из хватки Гурни и с достоинством выпрямился. – Почему ты на меня напал? Я же принес тебе весточку от твоей сестры.

В ответ Гурни зарычал, как зверь.

– Я хочу знать больше. Как мне ее найти? Человек покачал головой.

– Она заплатила только за то, чтобы я передал письмо. Я сделал это с большим риском для моей жизни – а теперь ты хочешь меня поймать. Я не могу сделать большего ни для тебя, ни для нее.

Гурни схватил незнакомца за горло.

– Нет, можешь. Скажи мне, что это за дом удовольствий и в каком военном гарнизоне он находится. Или ты мне это расскажешь, выдав тайну Харконненов.., или мне придется убить тебя. – Он с силой сдавил горло человека. – Говори!

59
{"b":"1484","o":1}