ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лето выглянул в окно, забранное полосатым плазом, думая о том, как счастливы они с Кайлеей были всего несколько лет назад.

– Я не заслужил такого отношения, особенно после того, что моя семья сделала для вас – тебя и твоего брата.

– О, благодарю тебя. Это не слишком попортило твой имидж, не правда ли? Помочь несчастным изгнанникам с Икса, чтобы твой возлюбленный народ увидел, какой добрый у него правитель. Благородный герцог Атрейдес. Но мы, те, кто близок к тебе, знаем, что ты обычный человек, а не легенда, в которую пытаешься себя превратить. Ты не герой простых людей, каким себя воображаешь. Если бы это было так, то ты бы согласился…

– Хватит! Ромбур имеет полное право жениться на Тессии, если пожелает этого. Если он так решит. Дом Верниусов уничтожен, и у Ромбура нет необходимости вступать в политически выгодный брак.

– Если только его повстанцы не победят на Иксе, – отпарировала Кайлея. – Лето, скажи мне правду – втайне ты надеешься, что повстанцы Икса никогда не добьются успеха, и ты всегда будешь иметь предлог не жениться на мне.

Лето ошеломленно молчал.

– Конечно, я права! – чувствуя, что победила, Кайлея вышла из комнаты.

Оставшись один, Лето подумал о том, как изменилась Кайлея. За эти годы он без памяти полюбил ее, полюбил задолго до того, как она стала его наложницей. Он приблизил ее к себе, хотя и не настолько, как ей хотелось бы. Поначалу она поддерживала герцога, оказывала ему помощь во многих делах, но амбиции ее росли, и их жизнь осложнилась сверх всякой меры. В последнее время Лето часто видел, как Кайлея вертится перед зеркалом, примеряя королевские наряды. Но она никогда не сможет быть герцогиней. Не в ее силах изменить положение вещей.

Однако радость, которую Лето получал от сына, перевешивала все неприятности. Он так сильно любил мальчика, что порой и сам удивлялся силе этого чувства. Он желал Виктору всего самого хорошего, надеясь, что тот вырастет честным человеком, воспитанным в духе Атрейдесов. Конечно, он сможет получить титул официального наследника Дома, но Лето твердо решил обеспечить мальчику блестящее и достойное будущее. Настанет день, когда Виктор поймет то, чего никак не желает понять его мать.

***

Мальчик сидел за пультом обучающей машины, играя в распознавание форм и называние цветов, а Кайлея и Кьяра тихо разговаривали. Виктор быстро нажимал клавиши, набирая очки, недоступные большинству его сверстников.

– Миледи, мы должны что-то сделать с герцогом. Он упрямый человек и хочет вступить в брачный союз с могущественным Домом. Эрцгерцог Эказ буквально охотится за таким женихом. Он уже предложил Лето одну из своих дочерей. Думается мне, что посредническая миссия, которую Лето выполняет в конфликте Моритани с Эказом, – не более чем дымовая завеса, прикрытие для другой, матримониальной, деятельности.

Кайлея, прищурив глаза, задумалась.

– На следующей неделе Лето отправляется на Грумман для переговоров с виконтом Моритани. У виконта нет дочерей на выданье.

– Он говорит, что направляется туда, дорогая. Но космос велик, и если Лето сделает крюк, то вы, дорогуша, никогда об этом не узнаете! Я слишком много лет провела при дворе и хорошо знаю такие вещи. Если у Лето будет законный наследник, то он просто засунет Виктора в какую-нибудь дыру как никуда не годного бастарда, побочного сына, и этим разрушит ваше положение при его дворе. Кайлея опустила голову.

– Я все это сказала ему, Кьяра, но мне кажется, что я надавила на него слишком сильно… – Теперь, когда Лето не мог ее видеть, она дала волю страху и сомнениям. – Я так подавлена. Кажется, я ничего не могу сделать. Раньше мы были так близки, а потом все пошло все хуже и хуже. Я так надеялась, что все переменится после рождения сына, думала, что роды соединят нас.

Кьяра поджала свои морщинистые губы.

– Ах дорогуша, в древние времена таких детей называли «глиной человеческой» – эта глина скрепляла семейные узы. Кайлея горестно покачала головой.

– Вместо этого рождение Виктора создало лишь неразрешимые проблемы. Временами мне кажется, что Лето меня ненавидит.

– Многое можно придумать, если вы доверитесь мне, миледи. – Кьяра покровительственно положила руку на плечо молодой женщины. – Начните с того, что поговорите со своим братом. Спросите Ромбура, что он может сделать. – Произносимые сладким голосом слова звучали убедительно и разумно. – Герцог всегда прислушивается к нему.

Кайлея просияла:

– Это может сработать. Не будет никакого вреда, если я попробую.

***

Она поговорила с Ромбуром в его покоях. Брат вместе с Тессией хлопотал за кухонным столом, помогая ей готовить салат из местных овощей. Сияя лучезарной улыбкой. Ром-бур внимательно слушал сестру и одновременно резал морскую капусту.

Кажется, до него не доходила серьезность положения, в котором оказалась сестра.

– У тебя нет никакого права на что бы то ни было жаловаться, Кайлея. Лето обошелся с нами с королевской щедростью, особенно.., э.., с тобой.

Она возмущенно фыркнула.

– Как ты можешь так говорить? Я поставила на кон слишком многое с тех пор, как родился Виктор. – Было видно, что она сейчас впадет в ярость или расплачется от отчаяния.

Тессия моргнула своими глазами цвета сепии.

– Ромбур, единственной надеждой для вас будет свержение на Иксе тлейлаксианского владычества. Как только вы восстановите Дом Верниусов, все ваши проблемы будут решены автоматически.

Ромбур наклонился и поцеловал свою наложницу в лоб.

– Да, любовь моя, – ты думаешь, я не стараюсь? Мы в течение нескольких лет шлем К'тэру деньги, но я до сих пор не знаю, как идут дела у повстанцев. Гават недавно послал еще одного шпиона, но этот человек исчез, как и все предыдущие. Икс, как мы и думали, оказался весьма твердым орешком.

Как это ни удивительно, но Кайлея и Тессия ответили в унисон:

– Значит, надо больше стараться.

***

Объекты вселенной действуют, подчиняясь основному закону экономики: все имеет свою стоимость. Мы платим за то, что творим свое будущее. Мы платим за ошибки прошлого. Мы платим за каждое изменение.., и так же дорого платим за отказ от изменений.

Анналы Банка Гильдии. Философский регистр.

Фрименская традиция призывает почитать и бояться Шаи Хулуда. Но Лиет Кинес, едва достигший шестнадцати лет, уже много раз ездил на червях верхом.

За время первого путешествия в южные полярные регионы он и его кровный брат Варрик сменили несколько червей, загоняя каждого из них до полного изнеможения. После того как очередной червь останавливался, они отпускали его, втыкали в землю вибратор и готовили крюки, вызывая следующего «скакуна». На юношей сейчас рассчитывало все фрименское племя.

В течение многих бесконечных часов молодые люди ежились в защитных костюмах, прикрываясь капюшонами от невыносимого зноя палящего солнца, ярко горящего на затянутом пылью синем небе. Под стремительно перемещавшимся червем шипел песок.

Чтобы добраться до шестидесятого градуса южной широты, им пришлось пересечь Великую Равнину, эрги, преодолеть моря сыпучего песка, перейти экватор и продолжать путь к югу, к пальмовым заповедникам, расположенным возле влажной полярной шапки. Эти растения были насажены по воле Пардота Кинеса; то было частью воплощения его мечты о пробуждении Дюны.

Лиет буквально впитывал в себя бескрайний простор. Зимние ветры вылизали поверхность Великой Равнины, сделав ее гладкой, как стол. Впереди был горизонт вечности. Кинес изучал суровый ландшафт, отмечая мельчайшие особенности формы дюн и низких скалистых отрогов. Отец учил его смотреть на пустыню глазами ученого, и юный ум впитал в себя нужные понятия, как губка впитывает воду. Пардот называл ландшафт Дюны не ведающим жалости, действующим всегда решительно и без колебаний.

Вечером шестого дня пути, когда на землю пали сумерки, червь начал проявлять признаки возбуждения и сильного утомления; чувствовалось, что зверь хочет нырнуть в песок, хотя его пасть была принудительно открыта крюком. Лиет знаком показал Варрику на цепочку невысоких скал, между которыми виднелись узкие расщелины.

61
{"b":"1484","o":1}