ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он где-то внутри. Пойдите поищите его сами. – Сказав это, человек направился к одной из грохочущих машин, вгрызавшихся в смерзшуюся массу ледяной скалы.

Озадаченный Лиет взглянул на друга. Варрик улыбнулся и похлопал его по спине.

– Кажется, у нас нет времени на формальные представления, Пошли искать Туэка.

Они вошли в большое здание и зашагали по коридорам, стараясь не выказывать смущения. Веяло холодом, на стенах и по углам висели, тихо жужжа, обогревающие светильники. Рабочие, у которых Лиет справлялся о местопребывании хозяина, показывали разные направления, и в конце концов друзья окончательно заблудились в лабиринте служебных помещений, складов и хранилищ.

Навстречу молодым людям неизвестно откуда вышел приземистый широкоплечий человек и направился к ним, приветливо размахивая обеими руками.

– Не так уж трудно заметить сразу двоих фрименов, – сказал он. – Я – Рондо Туэк. Пойдемте в мой личный кабинет.

Квадратный человек оглянулся через плечо.

– Возьмите с собой груз, не оставляйте его лежать здесь.

Лиет когда-то мельком видел этого человека на банкете, который Фенринг устраивал в своей резиденции в Арракине. У Туэка были широко посаженные серые глаза и почти отсутствовал подбородок, что делало лицо квадратным. На макушке рыжеватые волосы сильно поредели, но зато густо торчали на висках. Этот странный человек с неуклюжей походкой был разительной противоположностью грациозным фрименам с их стремительной летящей поступью.

Туэк устремился вперед. Лиет и Варрик подхватили свой груз и поспешили вслед за торговцем. Все в этом месте выглядело убого и обшарпанно, что немало разочаровало Лиета. Даже в самых захудалых сиетчах фримены украшали полы коврами, двери – занавесками, а жилища были уставлены резными фигурками из песчаника. На потолках красовались резные плафоны, а иногда и цветная мозаика.

Тем временем Туэк подвел своих гостей к голой стене, ничем не отличавшейся от остальных, и, оглянувшись, убедился, что поблизости нет ни одного рабочего. После этого он приложил ладонь к считывающему устройству. Замок с тихим шорохом открылся, и за раздвинувшейся дверью взору Лиета и Варрика открылся теплый кабинет, наполненный такой роскошью, которая и не снилась Листу.

В нишах сверкали хрустальные емкости с киранским коньяком и каладанскими винами. Украшенные драгоценными камнями светильники отбрасывали преломленный гранями свет на красные занавеси, придававшие стенам уютную мягкость.

– Ах, так вот где скрыты богатства торговца водой, – не удержался от восклицания Варрик.

У столика стояли громадные, обитые бархатом кресла. На большом полированном столе находился аппарат для проекций развлекательных голографических программ. Калейдоскопические зеркала на потолке отражали неяркий молекулярный свет, излучаемый алебастровыми резными капителями коринфских колонн, поддерживавших потолок.

– Гильдия доставляет мало роскошных вещей на Арракис. Харконнены этого не поощряют, да многим такая роскошь и не по карману. – Туэк пожал широкими плечами. – Кроме того, никто не хочет везти такие безделушки через ужасающее южное полушарие, чтобы попасть на мою фабрику.

Он вскинул свои кустистые брови.

– Но поскольку у меня есть соглашение с вашими людьми, – он нажал на кнопку панели управления, и дверь бесшумно закрылась, – Гильдия иногда посылает на стационарную полярную орбиту корабль, лихтер с которого привозит все, что мне требуется.

Он похлопал рукой по объемистому контейнеру, который Варрик поставил на пол.

– В обмен на ваши ежемесячные меланжевые.., платежи.

– Мы называем это меланжевой взяткой, – сказал Лиет. Туэк даже не думал обижаться.

– Семантика, мой мальчик. Чистая меланжевая эссенция, которую вы, фримены, привозите из глубин пустыни, гораздо ценнее того зелья, которое выкапывают Харконнены в своих шахтах. Гильдия берет ваши грузы себе, и кто знает, что извлекают из них навигаторы. – Он снова пожал плечами. – Я отметил, что мы получили ваш платеж за истекший месяц. Я, кроме того, дал распоряжение своему квартирмейстеру, чтобы он выдал вам припасы на обратный путь, прежде чем вы отправитесь домой.

Лиет не ждал особых любезностей от Туэка и охотно принял сухой деловой тон. Он не хотел задерживаться здесь, хотя городские и деревенские жители наверняка с большой охотой погостили бы здесь подольше, чтобы полюбоваться на экзотическую пышность личных апартаментов торговца водой. Но Лиет не родился для такой роскоши.

Как и его отец, он с гораздо большим удовольствием проводил время в открытой пустыне, где был его родной дом и где жило племя, к которому он принадлежал.

***

Лиет прикинул, что если они поднажмут, то к ночи дойдут до сиетча Десяти Племен. Юношу тянуло к жаре родных мест, где можно было бы наконец разогнуть онемевшие от мороза руки.

Но холод заворожил Варрика. Широко расставив обутые в тяжелые ботинки ноги, он раскинул руки.

– Ты когда-нибудь видел такое, Лиет? – Он потер щеку. – Моя плоть стала хрупкой.

Он сделал глубокий вдох и посмотрел на свои башмаки.

– Здесь ощущаешь воду, но воду.., загнанную в ловушку. Он взглянул на светло-коричневые, запорошенные пылью ледяные горы. Варрик, импульсивный и любопытный Варрик, решил попросить друга подождать.

– Мы выполнили задание, Лиет. Давай же не будем спешить с возвращением. Лиет остановился.

– Что ты задумал?

– Мы же здесь, в легендарной стране ледяных гор. Мы видели пальмы и растения, посаженные по воле твоего отца. Я хочу побродить здесь один день, ощущая лед под ногами. Взобраться на эти сверкающие ледники. Для меня это то же, что для другого восхождение на гору из чистого золота.

– Ты же не увидишь здесь чистый лед. Вся вода вмерзла в пыль и грязь, – возразил Лиет, но при виде восторженного лица друга сердце его растаяло. – Пусть будет, как ты сказал, Варрик. Действительно, зачем нам спешить?

Для шестнадцатилетних юношей восхождение на ледник было бы куда менее опасным приключением, чем налет на укрепленные владения Харконненов.

– Пошли взбираться на ледник.

Они направились к ледяным горам в неярком свете полярного дня. Тундра обладала суровой красотой, особенно притягательной для тех, кто привык к природе пустыни.

Они покинули территорию фабрики Туэка. Над горизонтом нависало облако пыли, изрыгаемое машинами, добывавшими лед. Лиет и Варрик взбирались все выше и выше, отковыривая пыль и стараясь добраться до слоя чистого льда. Языками они облизывали корку льда, ощущая мыльный вкус щелочных солей и выплевывая грязь и пыль.

Варрик бежал впереди, наслаждаясь полной свободой. Как истинные фримены, они были с раннего детства приучены ни при каких обстоятельствах не терять бдительности, но охотники Харконненов никогда не явятся сюда, на южный полюс, так что здесь юноши могут, вероятно, чувствовать себя в полной безопасности. Вероятно.

Лиет по привычке внимательно осматривал местность, приглядываясь к грунту и к мягким скалам, которые громоздились перед ними, как отвесные монументы из замороженной коричневой пыли. Вдруг Лиет нагнулся, чтобы рассмотреть какое-то вдавление в почве.

– Варрик, посмотри сюда.

Юноши принялись разглядывать отпечаток чьей-то ступни на пористой земле, которая размягчилась во время относительно теплого полярного дня. При ближайшем рассмотрении оказалось, что след не один, их много, и все их кто-то тщательно пытался замаскировать.

– Кто здесь был?

Варрик посмотрел на друга.

– И почему эти люди скрываются? Мы отошли довольно далеко от фабрики Туэка.

Лиет втянул носом воздух, покосился на утесы и скалы, увидел налет инея на камнях, прикрытых завесой холодного тумана.

– Может быть, это разведчики, которые ищут новые месторождения более чистой воды?

– Если это так, то почему они так старательно прячут свои следы?

Лиет посмотрел в сторону, в которую направлялись следы, и увидел неровный склон скалы, покрытый причудливой формы языками замерзшей грязи. Настраиваясь на детали окружающей обстановки, Лиет принялся смотреть на пейзаж, впитывая каждую подробность, каждую трещинку, каждую тень.

63
{"b":"1484","o":1}