ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Курс на прорыв
Что тогда будет с нами?..
Стать богатым может каждый. 12 шагов к обретению финансовой стабильности
Виттория
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
30 шикарных дней: план по созданию жизни твоей мечты
Факультет чудовищ. С профессором шутки плохи
Уроки соблазнения в… автобусе
Метро 2035: Красный вариант
A
A

– Миледи, позвольте мне заверить вас, что вы не вызываете его недовольства. Но он уже выбрал Кайлею Верниус. Она – мать его сына.

Джессике не потребовалось много времени, чтобы понять, что в отношениях Лето и Кайлеи давно образовалась трещина.

– Но, ментат, она не является ни его официальной наложницей, ни законной супругой. Мальчик не имеет никаких родовых прав. Что мы можем вывести на этом основании?

Гават застыл на месте с оскорбленным видом.

– Отец учил Лето использовать женитьбу исключительно для блага Дома Атрейдесов, для получения политических выгод. В Ландсрааде герцогу было сделано несколько подходящих предложений, но Лето еще не выбрал лучшую партию, хотя и размышляет об этом.

– Вот и пусть размышляет. – Джессика дала понять, что разговор окончен. Дождавшись, когда Гават направился к двери, она сказала:

– С этого момента, Туфир, я сама буду подбирать себе камеристок.

– Как пожелаете, миледи.

После того как ментат ушел, Джессика попыталась оценить положение, в котором оказалась. При этом она больше думала о своих долгосрочных планах, чем о своей миссии, которую поручила ей Община Сестер. Ее красоту можно было усилить с помощью техники, разработанной в Бене Гессерит и которой владела любая послушница. Но Лето – гордый индивидуалист, он может заподозрить неладное и откажется стать объектом манипуляции. Даже если и так, то Джессике все равно предстоит нелегкое дело.

Иногда она ловила на себе мимолетные взгляды Лето, в них было выражение вины, особенно после стычек с Кайлеей. Но стоило Джессике попытаться использовать такую ситуацию, как Лето мгновенно становился холоден и замыкался в себе.

Осложняло положение и то, что Джессика жила в бывших покоях леди Елены. Лето неохотно заходил в апартаменты матери. После смерти старого герцога враждебность между Лето и матерью достигла своего апогея, Елена была отправлена для «отдыха и медитации» в отдаленную религиозную общину отшельниц. Все это было очень похоже на изгнание, но Джессика не нашла никаких объяснений в архивах Атрейдесов. Само проживание в покоях матери служило барьером между молодой женщиной и Лето.

Лето Атрейдес был определенно привлекателен и умопомрачительно красив, и Джессике была бы приятна близость с ним. Она и в самом деле хотела быть с ним. Каждый раз, когда ее посещало такое желание, она принималась ругать себя – а желание посещало ее довольно часто. Но она не могла позволить эмоциям захлестнуть себя. Устав Бене Гессерит запрещал Сестрам любить.

Мне предстоит сделать здесь важное дело, напомнила она себе. Джессика дождется благоприятного момента; главное – не терять терпения.

***

Бесконечность привлекает нас, как яркий свет маяка, ослепляя до такой степени, что мы не замечаем урона, который она причиняет нам, конечным и ограниченным.

Медитация монахов Бифрост Эйри, буддисламический текст

Спустя четыре месяца после того, как снежная лавина стерла с лица земли Бифрост Эйри, на место катастрофы прибыли Абульурд Харконнен и его жена, чтобы оценить успехи в восстановлении города. Все население Ланкивейля, сплотившееся в результате несчастья, было оповещено об этом визите.

Абульурд и Эмма демонстрировали стойкость и присутствие духа, соединив свои силы. На протяжении многих лет, предшествовавших катастрофе, Абульурд Харконнен держался в тени, не выпячивая свой официальный титул и не навязывая жителям планеты своей монаршей воли. Он от души желал, чтобы его народ сам управлял своими делами, чтобы люди помогали друг другу по велению своей совести, а не по приказу правителя. Абульурд рассматривал крестьян, охотников и рыбаков как членов одной большой семьи, объединенной общими интересами.

Однако на этот раз Эмми проявила настойчивость, чтобы убедить мужа в том, что публичное паломничество действующего правителя привлечет дополнительное внимание к потерпевшему бедствие городу и что бургомистр Онир Раута-Раббан будет рад визиту Абульурда и Эмми.

Августейшая чета прибыла на место катастрофы в сопровождении официального кортежа вассалов и слуг, многие из которых впервые в жизни отправились в такое далекое путешествие, покинув деревни, населенные китобоями. Три орнитоптера на небольшой скорости проследовали в глубь планеты, пролетев над ледниками и покрытыми снегами вершинами к линии скал, где располагался монастырь Бифрост Эйри.

Внизу расстилался почти идиллический, исполненный мира и спокойствия пейзаж – солнце тысячами ярких радужных бликов отражалось от девственно белого снега и чистого льда на вершинах гор. Будучи по натуре оптимистом, Абульурд от души надеялся, что жители Бифрост Эйри воссоздадут монастырь во всем былом величии и, может быть, даже сумеют превзойти его. Он написал речь, с которой собирался выступить перед местными жителями. В речи Абульурд собирался высказать ту же мысль. Он был готов выступить публично, не сомневаясь в успехе; накануне он дважды репетировал свое выступление перед Эмми.

Кортеж совершил посадку на плато перед скалами Бифрост Эйри, и Абульурд со свитой вышли из орнитоптеров. Эмми шествовала рядом с мужем; синяя накидка придавала ей по-настоящему царственный вид. Абульурд взял жену под руку.

За время, прошедшее после катастрофы, строители добились потрясающих успехов. Люди убрали язык лавины и откопали погребенные под лавиной здания. Поскольку почти все уникальные постройки оказались разрушенными или лишенными неповторимых фасадов, строители огородили их специально возведенными лесами. Каменщики-виртуозы работали день и ночь, укладывая кирпич за кирпичом, чтобы восстановить во всем блеске разрушенные стихией здания. Бифрост Эйри никогда не будет прежним, но, быть может, он станет еще прекраснее, как феникс, возродившийся из пепла снежной лавины.

Мощный Онир Раута-Раббан вышел встречать правителя в золотистой накидке, отороченной благородным китовым мехом. После катастрофы отец Эмми сбрил бороду; он хотел, чтобы каждый взгляд в зеркало напоминал бы ему о происшедшей с его городом беде. На этот раз широкое квадратное лицо бургомистра выражало удовлетворение и было озарено светом, чего не было во время первого посещения Абульурдом места катастрофы.

Увидев, что к ним прибыла царственная чета, строители слезли с лесов и по тропинкам начали стекаться на центральную площадь Бифрост Эйри. Когда строительство будет окончено, величественные здания станут взирать на город с высоты скал, как древние боги. Но даже сейчас стоявшие в лесах постройки поражали своей величественностью.

Погода пока благоприятствовала проведению работ, но пройдет еще один, от силы два месяца, и подует ледяной ветер, который заставит строителей попрятаться в дома минимум на полгода. В этот сезон закончить восстановительные работы не удастся – это было ясно. Учитывая масштабы разрушений, Абульурд и бургомистр понимали, что вряд ли строители вообще сумеют полностью восстановить Бифрост Эйри. Но люди продолжат работу, укрепляя каменную молитву, которую они желают вознести небесам Ланкивейля.

Когда все собрались, Абульурд поднял руки, собираясь говорить. Он постарался мысленно повторить свою речь, но слов не было. Он так нервничал, что забыл то, что собирался сказать. Эмми все поняла. Как королева, она выступила вперед и взяла мужа под руку, чтобы поддержать его. Тихо, почти не разжимая губ, она произнесла первые слова речи, чтобы Абульурд вспомнил, что он должен сказать.

– Друзья мои, – громко заговорил он, смущенно улыбаясь. – Буддисламическое учение поощряет милость, тяжкий труд и помощь тем, кто оказался в беде. Не может быть лучшего образца такого исполнения заветов, какое проявили вы, добровольно восстанавливая разрушенное.

Среди толпы вдруг поднялся ропот, люди протягивали руки к небу и что-то говорили друг другу. Абульурд запнулся и обернулся к жене. Как раз в этот момент Эмми вскрикнула.

На фоне лазурного неба четко виднелись боевые машины, начавшие разворачиваться над горой. На бортах орнитоптеров были ясно видны грифоны Дома Харконненов. Абульурд сморщил лоб, испытывая скорее недоумение, нежели тревогу. Он взглянул на жену.

86
{"b":"1484","o":1}