ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пораженный этим ответом, но сочтя более разумным не спорить, Балт принялся за работу. Гарон не без усмешки наблюдал, с каким старанием рабочие взялись за дело, начав перевозить ящики с хрупкими зеркалами. Ясно, что они не смогут спасти и одной десятой части своих сокровищ. Халоа Рунд бросился было назад в свою лабораторию, но сардаукарский башар оставил в силе свои инструкции и не разрешил загружать свои корабли бесполезными «опытными образцами».

Гарон направил своих людей в хранилище меланжи, где солдаты с голографическими проекторами сняли на пленку нелегальный склад, получив нужную улику, прежде чем начать вывозить из склада меланжу. Вдруг императору потребуются объективные доказательства. Шаддам не предусмотрел такую возможность, но башар хорошо понимал, что вещественное доказательство есть вещественное доказательство.

Пока Зум Гарон наблюдал за операцией конфискации пряности, команда сардаукаров начала закладывать в центральную часть искусственного спутника первые ядерные боеголовки. Гарон посмотрел на хронометр. До конца операции оставалось меньше часа.

Талис Балт носился взад и вперед, едва не падая от усталости. Его лысина блестела от пота. Он и его команда уже загрузили на флагманский корабль удивительно большое количество ящиков с драгоценными зеркалами.

Халоа Рунд сидел в грузовом доке Короны и плакал навзрыд, как ребенок, возле наспех упакованных ящиков с опытными образцами, вскрытых лучами лазерных ружей. Когда ученый начал настаивать на необходимости погрузки ящиков на флагманский корабль, двое солдат открыли огонь, уничтожив генератор невидимого поля, упакованный в злосчастные ящики.

Время неумолимо шло, и верховный башар приказал всем покинуть обреченный искусственный спутник. Талис Балт встал на причальном доке, ожидая разрешения покинуть станцию.

Гарон спокойно объяснил лысому изобретателю, что тому придется остаться на Короне.

– Прошу простить меня, но я не имею права разрешить гражданскому пассажиру ступить на борт имперского военного корабля. Вам придется искать свой способ покинуть искусственную луну.

Оставалось слишком мало времени, чтобы могли помочь связи семьи Рунда с графом Ильбаном Ришезом. Атомные же заряды в центре станций выключить было уже нельзя.

***

За десять минут до назначенного времени все имперские боевые корабли и суда поддержки покинули причальные доки Короны, оставив их открытыми для пустоты космического пространства. Стоя на борту флагмана, Гарон смотрел, как его подчиненные с военной точностью выполняют данный им приказ.

Количество захваченной на Короне меланжи оказалось не столь велико, как о том доложил императору неизвестный аноним, но, кроме меланжи, на борту находились почти такие же ценные зеркала. Сардаукары немедленно отдадут конфискованную пряность представителям Гильдии, ожидающим на борту лайнера. Это, конечно, бессовестная, но весьма эффективная взятка.

С поверхности планеты премьер-министр Эйн Калимар смотрел в небо, глядя на искусственную луну, такую большую, что по сравнению с ней имперские корабли казались крошечными точками. Желудок свернулся в тугой узел, сердце трепетало от злости на несправедливость действий Шаддама.

Как мог император узнать о пряности, спрятанной на Короне? После того как барон Харконнен безропотно внес платеж, он, Калимар, принял все меры, чтобы доставить пряность на Корону в обстановке полной секретности, исключавшей всякую утечку информации. Ясно, что информация не могла исходить от барона, ибо тогда ему самому задали бы очень неудобные вопросы…

Когда на Короне взорвались ядерные боеголовки, все небо планеты осветилось ярким обжигающим светом. Однако вместо того, чтобы постепенно потускнеть и угаснуть, огненный шар продолжал светиться, становясь все ярче и ярче, так как Цепная реакция заставила заработать оставшиеся на Короне ришезианские зеркала, осколки которых, образовав тучу мощных кристаллических линз, дождем обрушились на атмосферу планеты, как фрагменты сверхновой звезды.

Жители целых континентов, как завороженные, смотрели на этот огненный шторм, брызги которого разлетались в верхних слоях атмосферы. Бесценные зеркала падали, как мельчайшие астероиды, с визгом вонзаясь в ее плотные слои и сгорая с выделением яркого иссушающего света.

Калимар едва сдерживал крик бессильной ярости, но не мог оторвать взгляд от страшного, но завораживающего зрелища. Ужасный свет становился все ярче и ярче. Многие ришезианцы, охваченные магнетическим ужасом, смотрели на происходящее, отказываясь поверить собственным глазам.

В течение последующих нескольких дней, по мере прогрессирования ожога сетчатки, ослепла приблизительно четверть населения Ришеза.

***

Я чувствую неуязвимое и неуловимое движение космоса там, куда звезды посылают лучи, медленно пересекающие невероятные расстояния, называемые парсеками.

Апокрифы Муаддиба. «Все позволено. Все возможно»

Затерянный в пустоте пространства лайнер Космической Гильдии внезапно потерял управление.

Гурни Халлек понял, что с лайнером случилось что-то непоправимое, в тот момент, когда гигантский корабль буквально вывалился из свернутого пространства. Лайнер бросало из стороны в сторону так, словно он попал в сильнейший водоворот.

Схватившись за рукоятку кинжала, спрятанного в складках поношенной дорожной одежды, Гурни первым делом посмотрел, не пострадал ли Ромбур. Принц-киборг оперся рукой о стену, ставшую полом.

– Неужели на нас напали?

На Ромбуре была накидка с большим капюшоном, как на паломнике. Свободная накидка из мягкой ткани скрадывала искусственное тело так, что сторонний наблюдатель никогда бы не догадался о синтетических деталях организма принца.

Дверь каюты приоткрылась, потом, покатившись по направляющим, с треском захлопнулась. В главном проходе замигали лампочки аварийной панели, показывая, что энергетическая система фрегата перешла в экстренный автономный режим. Палуба сместилась из-за неполадок в работе генератора гравитации, отыскивая новый центр масс. Лампы светильников начали мигать. Потом, издав треск, пассажирский фрегат содрогнулся, выправив свое положение в пространстве независимо от поворотов лайнера.

Дверь заклинило, и Гурни приложил немало усилий, чтобы открыть путь в главный проход. Механическая рука Ромбура оказалась крепче металла. Одним движением принц сорвал дверь с направляющих и отодвинул ее в сторону.

Принц и его сопровождающий вышли в коридор, где уже толпились охваченные паникой пассажиры. Некоторые из них были ранены и истекали кровью. Сквозь иллюминаторы Гурни и Ромбур увидели, что в грузовом отсеке лайнера произошла настоящая катастрофа. Многие корабли были перевернуты и сплющены. Другие же летали по грузовому отсеку, сорвавшись с настенных креплений.

На каждой палубе зажглись индикаторы системы связи. Рассерженные пассажиры требовали объяснений. Одетые в черную форму служащие компании «Вэйку» сновали от сектора к сектору, терпеливо уговаривая людей сохранять спокойствие и ждать информации. Служащие компании казались воплощением уверенности и снисходительности, хотя в их поведении и чувствовалось некоторое напряжение, обусловленное беспрецедентным происшествием.

Гурни и Ромбур направились в главный сектор, где собралась большая толпа охваченных паникой пассажиров. По выражению лица Ромбура, наполовину скрытого капюшоном, Гурни понял, что его товарищ хочет успокоить людей, взять на себя командование и ответственность. Чтобы не допустить этого, Гурни подал принцу тайный знак. Ромбура надо предупредить, что их миссия сугубо секретна, и они ни в коем случае не должны привлекать к себе внимание. Принц понял знак и принялся выяснять причину катастрофы, но информационные табло предоставляли слишком мало полезной информации.

Раздумывая, Ромбур нахмурил свое восковое лицо.

– У нас нет времени на задержку, мы должны уложиться в жесткую временную схему. Весь план военной экспедиции рассыплется, если мы не выполним свою часть дела.

14
{"b":"1485","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайная жена
Королевство крыльев и руин
Чужая война
Яга
Злые обезьяны
Открытие ведьм
Жестокая красотка
Слова на стене
Шестнадцать деревьев Соммы