ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Двое сильных мужчин внесли тонкую каменную плиту, на которой лежал зажаренный императорский павлин, обложенный ароматическими травами. Коричневая корочка потрескивала от жара.

Прислужницы внесли чистую тарелку, серебряные приборы и хрустальный бокал для графа Фенринга.

– Ты хотя бы позаботился о юридическом обосновании своего нападения, хм-м? Просто для того, чтобы было что отвечать суду Ландсраада.

– Лично мне и без этого все ясно и очевидно. Верховный башар Гарон привез голографический фильм о Короне. Доказательства неопровержимы.

Преувеличенно сдерживая нетерпение, Фенринг сказал:

– Вы хотите, чтобы я добыл настоящие доказательства, сир? Должен ли я проконсультироваться с вашими адвокатами и ментатами?

– О, то есть я хотел сказать, что да. – С этими словами Шаддам вонзил зубы в первый кусок мягкого жаркого, проглотил его и с удовольствием облизал губы. – Отведай, Хазимир.

Граф положил на свою тарелку порцию жареной птицы, но к еде не притронулся.

– Ты слишком сильно волнуешься. Кроме того, я – император и могу делать то, что мне нравится.

Фенринг посмотрел на Шаддама своими большими глазами.

– Не потому ли ты император, что тебя поддерживают такие могущественные силы, как Ландсраад, ОСПЧТ, Космическая Гильдия, Бене Гессерит и другие, хмм-а? Не лишат ли они тебя всего достояния, если ты вызовешь их недовольство?

– Они не осмелятся, – ответил Шаддам и понизил голос. – Кроме того, я единственный мужчина из Дома Коррино.

– Но есть много достойных аристократов, готовых жениться на твоих дочерях и продолжить династию! – Фенринг снова ударил кулаком по столу. – Позволь мне уладить это дело, Шаддам. Я думаю, тебе надо выступить в Ландсрааде не позднее, чем через два дня. Они станут громко роптать. Ты должен представить им обоснования своих действий, и, кроме того, надо заручиться поддержкой максимально возможного числа членов Ландсраада. В противном случае, помяни мои слова, дело закончится мятежом.

– Да, да, конечно. – Шаддам снова обратил свое внимание на еду и щелкнул пальцами. – Ты не останешься попробовать следующую перемену, Хазимир? Нам подадут запеченного канидарского кабана. Тушу сегодня рано утром доставили специальным рейсом Гильдии.

Фенринг решительно отодвинул тарелку и встал.

– Ты задал мне слишком много работы. Придется приступить к ней немедленно.

***

Закон всегда склонен защищать сильного и угнетать слабого. Зависимость от силы разъедает юстицию.

Принц Рафаэль Коррино. Учение о цивилизации

Барон Харконнен всей душой ненавидел надменного премьера Калимара, но не ожидал, что Шаддам применит атомное оружие против Дома Ришезов. Подумать только, атомное оружие! Получив на Арракисе эту новость, барон испытал смешанные чувства, главным из которых был страх за собственную безопасность. Перед лицом такого императорского усердия никто не мог чувствовать себя спокойно, особенно Дом Харконненов, которому было что прятать от закона.

Пользуясь плавающими подвесками, барон расхаживал по залу стратегического штаба в Карфаге, изредка поглядывая в выпуклое окно из армированного плаза. Лучи палящего пустынного солнца лились в помещение, отфильтрованные теплозащитными двухсантиметровыми стеклами.

Приглушенные толстыми плитами плаза и шумом контрольных систем безопасности, с улицы до слуха барона доносились звуки приготовлений к параду, который должен был вскоре начаться на главной площади. Вблизи главного здания выстраивались войска, которые пройдут церемониальным маршем под знойными лучами солнца в полной синей форме.

Харконнен вернулся на Арракис с большой помпой, в сопровождении своего племянника. Звероподобный Раббан в кои-то веки проявил рассудительность, предложив находиться ближе к месту проведения операций с пряностью, до тех пор, как он выразился, «пока не успокоятся имперские страсти».

Барон с такой силой ударил кулаком по окну, что сверхпрочный плаз начал вибрировать. Что еще натворит этот проклятый Шаддам? Это же форменное сумасшествие! Почти дюжина семей Ландсраада добровольно сдали свои запасы пряности, патетически выразив преданность императору, чтобы только избежать новых демонстраций его монаршего гнева.

Никто не может чувствовать себя в безопасности.

Когда именно на Арракис прибудут аудиторы ОСПЧТ и разнюхают все, что им надо, о незаконных операциях Харконнена с пряностью – это вопрос времени, а это может означать конец барона и его Великого Дома. Если, конечно, он не сумеет до приезда аудиторов спрятать все концы.

В довершение всех бед эти проклятые фримены продолжали охотиться за тайными складами, непостижимым образом разыскивая самые богатые потайные места! Эти пустынные черви использовали малейшую возможность, проникая всюду, где имперский порядок давал трещину, зная, что барон никогда не сообщит об их нападениях, так как в этом случае ему придется признать и собственные преступления.

Снаружи, между высокими домами, висели громадные полотнища с синими гербами Дома Харконненов, океан материи, лениво свисавшей с флагштоков в тихом, раскаленном воздухе. Вокруг Карфагской резиденции были воздвигнуты статуи грифонов, исполинские монстры, готовые, казалось, пожрать даже страшного песчаного червя. К месту парада была силой согнана толпа. Нищих прогнали с насиженных мест, а их жалкие лачуги снесли, чтобы барон мог насладиться величественным зрелищем без помех.

Обычно барон растрачивал свое здоровье на личные удовольствия, но на этот раз он решил прочитать страничку из книги императора. С помощью показного блеска, ничтожной мишуры и дешевых представлений он заткнет глотку непокорному населению. Это улучшило настроение, испорченное неудавшимся банкетом. В конце концов, почему он должен следовать примеру какого-то Атрейдеса? Барон Владимир Харконнен хочет, чтобы подданные не любили, а боялись его.

Сгорая от нетерпения, на пороге зала переминалась с ноги на ногу женщина-курьер.

– Барон, мой лайнер отбывает меньше чем через два часа. Если у вас есть пакет для императора, то я должна очень скоро его получить.

Разозлившись, барон резко обернулся, от толчка его движения потеряли плавность, и он, отлетев в сторону, ударился о стену.

– Вам придется ждать. Важная часть моего послания императору – это съемки парада, который должен начаться с минуты на минуту.

У женщины были коротко остриженные, выкрашенные в темно-красный цвет волосы и некрасивые, грубые черты лица.

– Я буду ждать столько, сколько позволит время.

Что-то недовольно проворчав, барон с негодующим видом сел за письменный стол. Не переставая ворчать, он никак не мог составить фразы, чтобы продолжить письмо. Жаль, что рядом нет Питера де Фриза, он бы помог написать это чертово письмо императору, но извращенный ментат сейчас в Кайтэйне и занимается там шпионажем в пользу барона.

Может быть, надо было сохранить жизнь инструктору по этикету. При всех его отвратительных чертах он умел составлять вежливые и обтекаемые фразы.

Пухлыми, непослушными пальцами барон с трудом нацарапал следующее предложение, потом откинулся на спинку кресла и задумался, как лучше объяснить лавину «несчастных случаев», в результате которых на Арракисе было потеряно большое количество добывающего оборудования и с помощью которых барон скрывал свою воровскую деятельность. Тем более что в своем последнем письме император выразил свою озабоченность этой проблемой.

С некоторых пор барон был очень рад, что Космическая Гильдия никак не может наладить работу метеорологических спутников. Харконнен всегда мог сослаться на небольшие песчаные бури, которых не было в действительности. Но, возможно, он все же зашел слишком далеко, и многое указывает на его незаконные махинации.

Воистину, настали опасные времена.

«Как я уже имел честь докладывать вам, сир, нас сильно беспокоят разбойничьи шайки фрименов. Это настоящая чума, – писал барон. – Эти террористы нападают на места добычи пряности, разрушают оборудование, похищают меланжу и исчезают в пустыне, прежде чем мы успеваем послать на место происшествия достаточные военные силы».

19
{"b":"1485","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рыскач. Битва с империей
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Я скунс
Битва за реальность
Стражи Галактики. Собери их всех
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2
Четыре касты. 2.0
451 градус по Фаренгейту
Великий Поход