ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ноги принца-киборга не знали усталости, и Гурни едва поспевал за ним своей валкой походкой. Закрывшись капюшоном накидки, принц быстро шел по поврежденным, но еще не окончательно разрушенным мостикам. Даже воспользовавшись лифтами и конвейерами транспортеров, принц и Гурни потратили больше двух часов, чтобы добраться до верхней секретной палубы.

Ромбур активировал замок последнего люка. Войдя, они с Гурни были ошеломлены. В помещении шло экстренное совещание. Вокруг тяжелого деревянного стола сидели семь представителей Гильдии. Они вскочили на ноги, их обычно тусклые глаза сверкнули серебристым светом. Многие представители Гильдии своей анатомией отличались от нормальных людей. У одного были огромные пухлые ушные раковины и узкое лицо, у другого крошечные кисти рук и глаза, у третьего неуклюже выпрямленные конечности, словно у него не было ни локтевых, ни коленных суставов. По значкам в лацканах Ромбур безошибочно определил администраторов – коротышка банкир Гильдии, легат ОСПЧТ, престарелый ментат Гильдии и летный аудитор, человек с рыбьими глазами, который выступал в роли пресс-секретаря.

– Как вы сюда попали? – спросил коротышка-банкир. – Мы в тяжелом положении. Вам следует вернуться в…

***

В помещение ворвались охранники, держа оружие на изготовку. У одного из них в руках была электрошоковая дубинка.

Ромбур выступил вперед, Гурни последовал за ним.

– Я должен сказать очень важную вещь и… кое-что сделать.

Приняв окончательное решение, Ромбур взялся рукой за капюшон накидки.

– Как аристократ, я требую предоставить мне секретные коды Гильдии.

Охранники подошли еще на несколько шагов.

Ромбур медленно поднял капюшон, обнажив металлическую пластину, закрывавшую затылок, толстые рубцы от ожогов и плохо зажившие раны на лице. Когда же принц распахнул накидку, все увидели массивные бронированные руки, протезы ног и механизмы жизнеобеспечения, вмонтированные в одежду.

– Позвольте мне увидеть навигатора. Я могу помочь всем.

Семеро представителей Гильдии переглянулись и заговорили на своем тайном языке, полном сокращений для выражения мыслей и слов. Принц подошел к столу и забарабанил по его краю пальцами механических рук, насосы в легких качали воздух, фильтровали его и метаболизировали кислород, добавляя химическую энергию к энергии батарей, питавших искусственные органы.

Престарелый ментат внимательно смотрел на киборга, не удостоив Гурни Халлека даже взглядом. Подняв руку ладонью вверх, ментат попросил охранников выйти.

– Нам необходимо сохранить полную секретность. Когда охранники вышли, старик заговорил:

– Вы принц Ромбур Верниус Иксианский. Мы знали о вашем присутствии на лайнере и о том, э-э, платеже, который вы внесли для сохранения тайны.

Своими слезящимися глазами ментат принялся внимательно рассматривать механические части тела Ромбура.

– Не волнуйтесь за свою тайну, – сказал летный аудитор. Он положил на стол свои ненормально короткие руки. – Мы сохраним в тайне ваши личности.

Оглядев людей, сидевших за столом, Ромбур сказал:

– Я знаю конструкцию лайнера и знаю, как он функционирует. Действительно, я наблюдал его первый полет, когда навигатор Гильдии вывел его с подземного завода на Иксе.

Он помолчал, давая время присутствующим усвоить его слова.

– Но я подозреваю, что наше затруднительное положение не имеет ничего общего с поломкой двигателей Хольцмана. Вы знаете это не хуже меня.

Было такое впечатление, что в круглый стол ударила молния. Представители Гильдии вдруг оживились, выпрямились и громко заговорили, связав все воедино – доказательства идентичности принца, его маскировку и цель его полета.

– Мы знаем это, мой принц, – заговорил пухлый банкир. – Гильдия не стала бы возражать, если бы на иксианский престол вернулась династия Верниусов. Бене Тлейлакс ничего не понимает в эффективности производства. Уровень производства лайнеров и их качество упали неимоверно низко. Мы вынуждены отказываться от некоторых кораблей из-за брака. Это очень сильно снижает наши доходы. Космическая Гильдия только выиграет, если вы вернете себе власть. На самом деле выиграет вся империя, которая при вашем управлении Иксом…

Гурни перебил банкира:

– Никто не говорит об этом. Мы просто путешествуем под вымышленными именами. – Он метнул быстрый взгляд на Ромбура. – Но в данный момент мы, как мне кажется, вообще никуда не летим.

Ромбур согласно кивнул:

– Я должен видеть навигатора.

***

Камера навигатора представляла собой аквариум с круглыми стенками из армированного стекла, в котором было видно густое облако оранжево-коричного меланжевого газа. Мутант-навигатор с перепончатыми руками и атрофированными ногами в норме должен был плавать в этом облаке внутри камеры. Но здесь все было иначе. Скорчившееся тело навигатора неподвижно лежало на дне камеры. Остекленевшие глаза без всякого выражения смотрели в никуда.

– Навигатор потерял сознание, когда свертывал пространство, – объяснил летный аудитор. – Мы не можем его разбудить.

Один из администраторов крикнул в переговорный экран:

– Навигатор, ответьте! Штурман!

Странное создание дернулось, подав признаки жизни, однако с мясистых губ не сорвалось ни единого связного слова. Гурни оглядел семерых членов Гильдии.

– Как нам помочь ему? Здесь есть какое-нибудь медицинское учреждение для… этих созданий?

– Навигаторы не нуждаются в медицинской помощи. – Летный аудитор жалко заморгал своими широко посаженными глазами. – Меланжа дает им жизнь и здоровье. Мм-м. Меланжа делает их чем-то большим, чем обычные люди.

Гурни пожал своими могучими плечами.

– Здесь мы вряд ли чего-нибудь добьемся с помощью меланжи. Нам надо, чтобы навигатор выздоровел, а мы смогли бы вернуться в империю.

– Я хочу войти в камеру, – сказал Ромбур. – Может быть, я сумею его разбудить. Возможно, он скажет мне, что с ним случилось.

Члены Гильдии переглянулись.

– Это невозможно.

Пухлый банкир указал коротким пальцем на густое облако газа:

– Такая концентрация меланжи убьет любого непривычного к ней человека. Вы не сможете дышать в ее атмосфере.

Ромбур положил руку на бочкообразную грудь, которая вздымалась в такт ритмичному дыханию. Мехи искусственной диафрагмы работали безупречно.

– У меня нет человеческих легких.

Гурни даже рассмеялся от неожиданного для него самого открытия. Даже если высокая концентрация меланжи повреждает органические ткани, то она ничего не сможет сделать механическим реакторам доктора Юэха. Во всяком случае, хотя бы в течение некоторого времени.

В запечатанной наглухо камере снова зашевелился навигатор. По-видимому, он был уже на грани смерти. Не видя Другого выхода, странные члены Гильдии согласились пустить Ромбура в меланжевую камеру.

Летный аудитор выкачал воздух из запечатанного узкого коридора за камерой навигатора, понимая, что при открытии люка камеры произойдет неизбежная утечка ядовитого газа. Ром-бур вполсилы, чтобы не сломать другу кости, пожал руку Гурни.

– Спасибо за веру в меня, Гурни Халлек.

Он помолчал, думая о Тессии, а потом решительно шагнул к люку.

– Когда все это кончится, мы прибавим еще несколько стихов к нашим эпическим песням. – С этими словами воин-трубадур хлопнул Ромбура по спине и вместе с членами Гильдии укрылся в безопасном коридоре. Аудитор наглухо задраил вход.

Ромбур приблизился к задней панели входа в камеру, через которую уже не смог бы пройти безобразно распухший навигатор. Прежде чем войти внутрь, Ромбур увеличил уровень фильтрации в механических легких и уменьшил потребность в кислороде и отрегулировал ячейки управления работой искусственных органов так, чтобы некоторое время вообще не дышать меланжевым газом.

Выключив блокировку замка люка, Ромбур с негромким шелестом сломал печать. Потом он рывком распахнул круглую дверь, вполз внутрь и быстро захлопнул дверь, чтобы сократить до минимума утечку меланжевого тумана. Живой глаз начало невыносимо жечь, а в ноздри с силой ударил едкий сильный запах ароматических эфиров.

21
{"b":"1485","o":1}