ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Одетый в серо-черный сардаукарский мундир с золотыми эполетами, Шаддам сидел за изящным письменным столом и с интересом наблюдал трансляцию заседания Совета Ландсраада. Эти ослы продолжали обсуждать правомочность нанесения ядерного удара по Короне. Было, однако, ясно, что у оппозиции нет никаких шансов обвинить Шаддама или склонить Ландсраад к вынесению вотума недоверия императору.

Почему бы им просто не бросить это безнадежное дело?

Граф Фенринг выглядел усталым и расстроенным после возвращения с Икса и Джанкшн, но этот человек слишком сильно волнуется из-за происков Ландсраада. Шаддаму же не было до этого никакого дела. Кажется, теперь все шло как нельзя лучше.

В своем послании мастер-исследователь Аджидика почему-то, как бы между прочим, поинтересовался здоровьем министра по делам пряности. Это показалось императору странным. Может быть, Хазимир был в стрессовом состоянии уже на Иксе? Надо бы отослать графа назад на Арракис…

Подняв глаза, Шаддам увидел, как в его личный кабинет входит канцлер Ридондо. Верный слуга вопреки обыкновению был возбужден и очень нервничал. Ридондо редко волновался даже по поводу самых запутанных интриг дворцовой политики.

– Сир, эмиссар Космической Гильдии настаивает на срочной аудиенции.

Несмотря на раздражение, Шаддам понимал, что не может выгнать эмиссара и отказаться от встречи. В делах, касающихся Гильдии, даже императоры должны соблюдать осторожность.

– Почему он не договорился об аудиенции заранее? Что, у Гильдии нет доступа к имперским почтовым курьерам?

Шаддам ворчал, чтобы скрыть неловкость своего положения.

– Я… я не знаю, сир. Но посланник уже стоит за моей спиной.

Высокий альбинос с короткими бачками вошел в кабинет. Он не представился и не назвал своего ранга. Представитель Гильдии выбрал самое удобное кресло и сел в него, показавшись еще выше. У мужчины было непропорционально длинное туловище. Усевшись, эмиссар Гильдии вопросительно посмотрел на императора.

Шаддам взял с подставки элакковую зубочистку и принялся ковыряться в зубах. Дерево имело приятный сладковатый вкус.

– Каков ваш титул, сэр? Вы лидер Космической Гильдии или чистите лайнеры после полетов? Вы премьер, президент или шеф? Как вы предпочитаете себя называть? Каков ваш ранг?

– Какое отношение эти вопросы имеют к существу дела?

– Я император Миллиона Миров, – ответил Шаддам, продолжая бесцеремонно орудовать зубочисткой, – и хочу знать, стоит ли мне тратить попусту время на последнего подчиненного.

– Вы не потратите время попусту, сир.

Лицо представителя Гильдии отличалось узким лбом и расширялось к подбородку, отчего казалось, что голову этого человека сплющили с боков, а потом согнали с него всю краску.

– Этого почти никто не знает, сир, но Гильдия только что пережила две катастрофы. Один лайнер разбился на Валлахе Девять. Погибли все пассажиры и члены экипажа.

Шаддам от удивления выпрямился.

– А… пострадала ли школа Бене Гессерит?

– Нет, сир. Лайнер упал в отдаленном глухом районе планеты.

Шаддам не счел нужным скрыть разочарование.

– Вы сказали, что катастроф было две.

– Другой лайнер потерялся в открытом космосе, но навигатор сумел привести его на Джанкшн. Предварительный анализ показал, что обе катастрофы были обусловлены применением в кабинах навигаторов загрязненной пряности. Есть и третий, очень тревожный случай – один из наших служащих принял большую, но обычную для себя дозу пряности, приобретенную на Биккале, и получил смертельное отравление. Мы конфисковали остатки меланжи, приобретенной на Биккале. Вся она также оказалась загрязненной. Эта меланжа в химическом отношении имеет структурные особенности и может вызвать отравление.

Шаддам отбросил зубочистку. Каким образом эта Богом забытая планета получила «испорченную» пряность? Император начал чеканить фразы:

– Биккал не имеет права продавать пряность. Вы нашли другие незаконные хранилища меланжи? Если да, то сколько?

– В настоящее время по этому поводу проводится расследование, сир. – Представитель Гильдии нервно провел совершенно белым языком по бесцветным губам. – Расследуя фискальные нарушения, мы нашли, что Верховный Магистрат Биккала недавно потратил больше пряности, чем могло быть во всей его казне. Наверняка там есть незаконное хранилище меланжи.

Шаддам вспыхнул гневом, предвкушая следующий удар своей карающей длани. Когда только эти Великие Дома успокоятся?

– Продолжайте свое расследование, сэр, а к Биккалу я применю свои меры.

И еще какие.

На этот раз Шаддам, правда, решил спланировать нечто совсем иное, чем обычная карательная акция. Надо будет обсудить этот вопрос с Фенрингом, но наказание должно стать сюрпризом. Для всех.

Анирул с трудом добралась до постели после приятного обеда с дочерьми и Джессикой. Не успела она подумать, как расцвела Ирулан, превращаясь в красивую молодую женщину, умную, культурную… настоящую принцессу, как вселенная померкла перед ее глазами.

Голоса вернулись в мозг Анирул, и даже присутствия сочувствующего голоса Лобии оказалось недостаточно, чтобы утихомирить всех остальных. Анирул упала на колени, издала тяжкий стон и поползла в спальню. Джессика подхватила ее под руки и помогла дойти до постели, вызвав медицинскую Сестру Йохсу. Одновременно с ней прибежали встревоженные Марго Фенринг и Мохиам.

Осмотрев леди Анирул, Йохса быстро сделала ей мощный успокаивающий укол. Слегка оглушенная лекарствами мать Квисац-Хадераха покрылась холодным потом и начала тяжело, со свистом, дышать, словно она только что без отдыха пробежала много километров. Йохса смотрела на больную, беспомощно качая головой. Джессика, широко раскрыв глаза от ужаса, оцепенела возле кровати и стояла неподвижно до тех пор, пока Мохиам не вывела ее из комнаты императрицы-

– Я знаю, что к ней вернулись кошмары с песчаным червем, – сказала Марго Фенринг, стоя возле кровати. – Может быть, в своих мыслях она сейчас в пустыне.

Мохиам с тревогой вперила тяжелый взгляд в больную женщину, которая, по-видимому, изо всех сил боролась со сном, желая избежать его. Временами глаза Анирул широко открывались, но потом веки тяжело и медленно, словно нехотя, снова опускались.

Заговорила медицинская Сестра:

– Я не смогла достаточно быстро уменьшить поток Другой Памяти в ее сознание. Ворота прошлой жизни широко распахнулись в ее мозге. Это может довести ее до самоубийства или до других форм насилия. Сейчас она может представлять опасность для любой из нас, поэтому за ней надо очень внимательно следить.

***

Фундаментальное правило вселенной заключается в том, что нет ни нейтральности, ни чистой объективности, ни абсолютной истины, существующих отдельно от прагматических уроков, получаемых в приложениях наук. Прежде чем Икс стал великой промышленной и технологической державой, наши ученые обычно скрывали свои личные предрассудки за фасадом объективности и чистоты исследования.

Доминик Верниус. «Секретные дела Икса»

Верховный Магистрат Биккала допустил ошибку. Очень серьезную ошибку.

Шесть месяцев назад тлейлаксианские исследователи, отчаянно желавшие изъять образцы ДНК Атрейдесов и Верниусов из захоронений древнего военного мемориала, заплатили Магистрату громадную взятку в виде меланжи, которую не зарегистрировали ни в каких приходных книгах. В то время это показалось хорошей идеей. Имея столько меланжи, можно было рассчитывать на бум в экономике Биккала.

После удара возмездия, который нанес Лето Атрейдес, Верховный Магистрат начал использовать полученную от тлейлаксов пряность для уплаты многочисленных долгов Биккала. Пройдя множество рук, часть этой пряности попала в Космическую Гильдию… и там стала причиной отравления координатора полетов. Из-за этого начали официальное расследование, о котором доложили самому императору.

По иронии судьбы Шаддам, посылая на Биккал карательную экспедицию, не знал, что на планете не осталось ни одного грамма нелегальной пряности. Однако еще более злая ирония заключалась в том, что верховный магистр так и не понял, что тлейлаксы заплатили ему не настоящей меланжей, а всучили непроверенную синтетическую меланжу…

29
{"b":"1485","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всегда вовремя
Страна Сказок. За гранью сказки
Шаг над пропастью
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя
Идеальный маркетинг: О чем забыли 98 % маркетологов
Тайна тринадцати апостолов
Изнанка счастья
Уэйн Гретцки. 99. Автобиография
Шаги Командора