ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гават ожидал реакции от ошеломленного верховного магистра, но в ходе сеанса связи ментат узнал, что этот политик погиб во время голодного бунта. Его напуганный преемник утверждал, что не держит никакого зла на Дом Атрейдесов, особенно в сложившейся ситуации.

Вероятно, корабли сардаукаров попытаются воспрепятствовать возвращению флотилии домой, но Туфир решил, что с этой неприятностью он разберется, если она возникнет. Оставалось надеяться, что он сделал все возможное, чтобы посеять смятение в Кайтэйне.

Теперь можно было и подождать. Согласно боевому расписанию, флот Атрейдесов именно в эти минуты должен был начать высадку на Икс.

***

Когда с Сансина поднялся курьерский корабль, который немедленно перехватил флагман сардаукаров, Гават решил, что вернулся верховный башар Гарон.

Час спустя, находясь на передовом корабле своей флотилии, воин-ментат с удивлением получил известие о том, что император не снизошел до ответа по поводу «мелких делишек Атрейдеса» и отозвал с Биккала своего верховного башара. Из данных радиоперехвата Туфир понял, что речь идет о новом «крупном военном столкновении».

Такого поворота событий Гават не предвидел ни в одной из своих ментатских проекций. Его ум лихорадочно заработал в поисках правильного решения. Новое крупное военное столкновение? Имеет ли оно отношение к Иксу? Или император решил предпринять карательную экспедицию против Каладана? Может быть, герцог Лето уже потерпел поражение?

Каждая вероятная комбинация давала повод к тревоге. На раздумья не оставалось времени.

Вероятно, Лето навлек на себя непоправимую катастрофу.

***

Быть хорошим человеком и добрым гражданином – не всегда одно и то же.

Аристотель, философ древней Земли

Хотя Лето Атрейдес редко совершал официальные визиты в Кайтэйн, прибытие герцога в императорский дворец не вызвало никакого интереса. Коридоры величественных зданий буквально гудели от дипломатической и политической активности. Придворные, занятые своими делами, не обратили ни малейшего внимания на очередного заезжего герцога.

К крылу приемов императорского дворца Лето ехал специальным дипломатическим транспортом в сопровождении немногочисленной свиты. Воздух был напоен благоуханием цветов и искусственных ароматизаторов, заглушавшим запахи выхлопных газов. Несмотря на обуревавшие его тяжкие заботы – он думал о Дункане и солдатах экспедиционного корпуса, Туфире и его блефе на Биккале и о пугающем молчании Ромбура и Гурни, – герцог сохранял безмятежный вид профессионального дипломата и правителя, выполняющего важную и ответственную миссию.

Никакие заботы не могли отвлечь его от страстного желания увидеть наконец Джессику. Через несколько дней у них родится первый ребенок.

Рядом с элегантным экипажем бежали одетые в нарядные мундиры стражники. Подвесной карете было не меньше трехсот лет – сиденья, обитые старинным бархатом, на дверцах с обеих сторон красовались рельефные изображения геральдических золотых львов, оскаливших белые клыки. Эти львы даже издавали грозный рык, когда черноусый возница нажимал на клаксон.

Вся эта мишура не слишком сильно впечатляла герцога. Своей речью в Ландсрааде он скоро подольет масла в огонь имперской смуты. Шаддам придет в ярость от нападения на Икс, и Лето опасался, что последствия окажутся необратимыми. Но ради правого дела можно пойти и на большие жертвы. Он и так слишком долго мирился с несправедливостью. Империя не должна считать Атрейдеса мягкотелым и нерешительным.

Вдоль вымощенных хрустальными плитами бульваров стояли флагштоки с развевавшимися на теплом ветру знаменами Дома Коррино. Огромные здания устремлялись ввысь, к безоблачному небу, слишком синему, на взгляд Лето. Сам он предпочитал изменчивую погоду Каладана и даже непредсказуемую красоту океанских штормов. Климат Кайтэйна был обуздан, превратив город в карикатуру будущего, взятую из фантастического детского фильма.

Подвесная карета приблизилась к входным воротам крыла приемов, и сардаукары охраны жестом разрешили въезд. Механический лев снова издал мощный рык. Сардаукары, не скрывая, держали на виду свое смертоносное оружие, но Лето уже не видел ничего, глядя на платформу для встречающих. У герцога захватило дух.

Одетая в золотистое шелковое платье, облегавшее округлившуюся фигуру и подчеркивающее выступающий живот, леди Джессика ждала своего возлюбленного. Нарочитая элегантность не могла скрыть ее радость и красоту, когда она, не пряча своего счастья, улыбнулась, увидев герцога. Возле Джессики полукругом стояли четыре опекавших ее Сестры Бене Гессерит.

Когда Лето ступил на отполированные до зеркального блеска плиты платформы, Джессика в нерешительности постояла на месте, а потом грациозно, несмотря на беременность, поспешила к нему навстречу. Женщина поколебалась, раздумывая, можно ли обнять Лето при таком стечении народа, но уверенный в себе герцог отбросил ложный стыд и светские условности, притянув к себе возлюбленную и приникнув к ее губам в долгом страстном поцелуе.

– Дай я посмотрю на тебя. – Он отступил на шаг, не скрывая восхищения. – Ты прекрасна, как закат солнца.

Овальное лицо Джессики загорело от постоянного пребывания в садах и соляриях Кайтэйна. Она не носила украшений, в которых, впрочем, и не нуждалась.

Лето положил свою мозолистую ладонь на живот Джессики, словно стараясь почувствовать сердцебиение младенца.

– Кажется, я приехал как раз вовремя. Когда ты уехала с Каладана, животик был почти незаметным.

– Вы приехали сюда произносить речь, а не рожать ребенка, мой герцог. У нас будет время побыть вместе?

– Конечно. – Тон его стал более сухим, когда он заметил, что за ними внимательно наблюдают Сестры, оценивая его поведение. Одна из них выказывала явное неодобрение.

– После речи в Ландсрааде, мне, возможно, придется прятаться. – Он криво усмехнулся. – Поэтому мне очень дорого сейчас ваше общество, миледи.

В это время из своей резиденции вышел император Шаддам собственной персоной. Вслед за быстро шагавшим императором, словно рой насекомых, следовали многочисленные телохранители, слуги и советники: офицеры сардаукарской гвардии, джентльмены в строгих костюмах, леди с высокими прическами, слуги, сопровождавшие чемоданы и кофры на воздушных подвесках. Из ангара выплыл императорский катер, пилотируемый высоким человеком, до такой степени задрапированным в живописные свободные одежды, что он казался живым знаменем.

Император явно нарядился для военной кампании. Вместо мантии из китового меха и золотой императорской цепи на Шаддаме красовался светло-серый сардаукарский мундир, украшенный серебряным позументом, аксельбантами и эполетами. На голове был черный шлем бурсега с золотым гребнем. Все было вычищено до блеска – от медалей на груди до черных сапог на ногах.

Заметив герцога, Шаддам подошел к нему, явно любуясь своим боевым видом. Джессика поклонилась, но император не обратил на нее ни малейшего внимания. Как и у Лето, у Шаддама IV был ястребиный профиль и орлиный нос. И так же как Лето, он был исполнен таинственности.

– Приношу свои извинения за то, что не могу приветствовать более официально, кузен. Сардаукары ждут моего присутствия для проведения очень важной военной операции.

Огромный флот ожидал посадки императора. Для перевозки огромного количества войск и техники потребовались три лайнера; еще два Гильдия добавила для демонстрации своего могущества.

– Я могу чем-то содействовать вашим усилиям, сир? – Лето изо всех сил постарался не выдать своей тревоги. Что за игру затеял Шаддам?

– Нет, кузен, я полностью контролирую положение. Лето ничем не выдал облегчения.

– Я очень надеялся, что вы будете присутствовать на завтрашнем заседании Ландсраада и послушаете мою речь, сир.

Герцог действительно надеялся высказаться перед лицом самого императора и заручиться при этом поддержкой со стороны других аристократов. Крупная военная операция? Где?

52
{"b":"1485","o":1}