ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внутри в огромной лаборатории было тихо. Фенринг сморщил нос, вдохнув запах гниения человеческой плоти, исходивший от лабораторных чанов. Сотни тлейлаксов ходили между столами, наблюдая за чанами, беря пробы и регулируя работу метаболических механизмов. Доносившийся снаружи шум битвы напугал рабочих, но они продолжали работать с необычайным усердием, боясь, что уклонение от работы будет стоить им жизни. Малейшее отклонение в работе могло привести к необратимым нарушениям и прекращению продукции искусственной пряности, что ставило под угрозу выполнение программы «Амаль». У мастера Аджидики были свои жесткие приоритеты.

Сардаукарам, охранявшим исследовательский павильон, были даны добавочные дозы аджидамаля. Этих солдат бросили в бой, освободив от выполнения обычных обязанностей. Дико крича, они бросились в драку, не соблюдая никакой воинской дисциплины.

Фенринг не совсем понимал, что происходит. Ему совсем не нравилось, что действиями войск никто не руководит.

Взор Аджидики дико блуждал. Он жестом подозвал к себе Фенринга:

– Идите со мной.

Глаза маленького человечка были красны от массы мелких кровоизлияний в склеру и роговицу.

– Вы – человек императора и должны стоять по правую руку от меня, пока я буду делать заявление относительно нашего будущего. – Он хищно ощерился, на деснах его выступили капельки крови, словно он только что грыз живую плоть. – Скоро вы начнете поклоняться мне.

– Хм-м, сначала я хочу послушать, что вы скажете, – уклончиво ответил Фенринг, угадывая темный огонь безумия в глазах Аджидики. Он раздумывал, не сломать ли этому гному шею прямо сейчас – это потребовало бы одного молниеносного движения, – но потом передумал. Слишком много преданных мастеру-исследователю рабочих собралось в этом помещении. Все они смотрели на мастера, ожидая, что он им скажет.

Фенринг и Аджидика взобрались по крутой металлической лестнице на мостик, нависший над лабораторией.

***

– Слушайте меня! Это испытание послано нам самим Богом! – гулким голосом выкрикнул Аджидика жадно внимавшим слушателям. Когда он говорил, из его рта вылетали капельки крови. – Мне представилась чудесная возможность показать вам ваше будущее.

Исследователи продолжали слушать. Фенринг уже слышал бредовые высказывания человечка, но теперь Аджидика, кажется, окончательно сошел с ума.

На огромном экране были видны голографические сцены развернувшегося на Иксе сражения, проецируемые голопроекторами, расставленными по периметру города. Войска Атрейдеса вместе с городским сбродом брали с бою сектор за сектором.

Не обращая внимания на приближавшуюся битву, мастер-исследователь воздел вверх руки, сжав пальцы в кулаки. Между паучьими пальцами начала сочиться кровь, стекая по сухожилиям предплечий. Мастер разжал кулаки и увидел, что в центрах ладоней появились яркие пятна выступившей крови.

Это и есть стигмы? – подумал Фенринг. Однако он неплохой шоумен. Хотя скорее всего кровь настоящая.

– Я создал аджидамаль, секретную субстанцию, которая откроет путь истинно верующим. Я послал лицеделов на неизведанные планеты, чтобы заложить основы величественного будущего. Нашего будущего. Другие мастера Тлейлаксу пребывают сейчас при императорском дворе в Кайтэйне и готовы начать действовать против меня. Те, кто последует за мной, станет бессмертным и всемогущим. Такого благословит сам Бог.

Фенринг был крайне удивлен такими сведениями. На лбу Аджидики появилась открытая рана, из которой хлынула кровь, стекая по бровям на виски. Струйка крови залила глаза.

– Следуйте за мной! – Голос Аджидики превратился в тонкий визг. – Только я обладаю верным видением Только я понимаю желания Бога. Только я… – На высоте этого крика кровь хлынула у мастера из горла. Резкие движения превратились в судорожный припадок. Он рухнул на металлический пол мостика. Кожа, поры и дыхание были пропитаны едким запахом меланжи и гниения.

Ошеломленный, Фенринг отпрянул назад, глядя на мастера-исследователя и видя его предсмертные судороги. Тело маленького человечка было мокрым и красным от крови. Теперь она текла из ушей и носа.

Фенринг нахмурился. Ему стало ясно, что длительный, дорогостоящий проект «Амаль» с треском провалился. Изменились даже сардаукары, посаженные на свой паек искусственной пряности, и изменились они далеко не в лучшую сторону. Императору не стоит рисковать и продолжать свою программу.

Фенринг, не веря своим глазам, воззрился на экран. Войска Атрейдеса сокрушили оборону тлейлаксов и взбесившихся сардаукаров. Фенринг воочию убедился в том, что составленный с таким тщанием план развалился в считанные часы, как карточный домик.

Единственный способ спасти свою жизнь-это свалить ответственность за неудачу на мастера-исследователя Хайдара Фен Аджидику.

Истекая кровью, текшей из сотни мелких ран, маленький человечек продолжал извиваться на мостике, выкрикивая громкие заявления и проклятия, до тех пор, пока не подкатился, извиваясь в судорогах, к краю мостика. Наконец Аджидика сорвался с большой высоты и рухнул в один из лабораторных чанов… возможно, с небольшой помощью графа Фенринга.

***

Каждый человек – потенциальный враг, любое место – потенциальное поле битвы.

Мудрость Дзенсунни

Еще одна схватка. С каждым разом сокращения становились все более сильными и болезненными.

Джессике пришлось использовать все приобретенные в Школе Бене Гессерит навыки и умения, чтобы сосредоточиться на управлении мышцами. Главная задача сейчас это нормально провести рождающегося младенца по родовым путям. Теперь Джессику не интересовало, какое разочарование постигнет Мохиам, когда та увидит, что родился мальчик. Роженице было совершенно все равно, какой вред принесет рождение сына вековой селекционной программе Общины Сестер, на сколько тысячелетий назад будет отброшен ее хитроумный план и как это спутает карты Бене Гессерит. Сейчас Джессика могла думать только о самих родах.

Рядом с Джессикой в подвесном кресле сидела леди Анирул Коррино. Лицо ее было серым и изможденным. Было видно, что Преподобная Мать прилагает все силы, чтобы удержать тонкую ткань своего сознания на грани душевного здоровья. В ее руке снова был лазерный нож. Сидит. Ждет. Подстерегает, как хищник в засаде.

Джессика погрузилась в медитационный транс, окружив себя непроницаемым коконом. Надо оттянуть время и сохранить тайну в течение хотя бы еще нескольких минут. Скоро на свет явится младенец. Сын, а не дочь.

Преподобная Мать Мохиам и леди Марго Фенринг тоже находились здесь, в течение долгих часов наблюдая за Анирул. Сейчас обе они стояли за спиной супруги императора, готовые броситься на нее в случае, если та вдруг обнаружит склонность к агрессии. Хотя по должности именно Анирул была Матерью Квисаца, Сестры не могли допустить, чтобы она причинила вред ребенку.

Углом глаза, в промежутке между глубокими вдохами, Джессика уловила малозаметное движение руки Мохиам. Та подала роженице условный сигнал, означавший: скажи Анирул, что пуповину должна перерезать я. Я должна взять у нее лазерный нож.

Джессика притворилась, что у нее началась новая схватка, чтобы обдумать это требование. В течение многих лет Верховный Проктор Мохиам была ее наставницей на Валлахе IX. Именно она ввела свою юную ученицу в Общину Сестер, именно она недвусмысленно потребовала, чтобы Джессика зачала от герцога Лето дочь. Она вспомнила, как Мохиам держала у ее шеи смертельное острие гом-джаббара, готовая в случае провала вонзить смертоносную иглу в артерию. То было бы наказание за неудачу.

Тогда она без колебаний убила бы меня в случае, если бы по своим человеческим качествам я не соответствовала эзотерическим стандартам Бене Гессерит. Так же легко она может убить меня и сейчас.

Но будет ли это по-человечески в глазах самой Мохиам? Устав Бене Гессерит категорически запрещал Сестрам любить, но разве это не по-человечески – испытывать любовь и сострадание? Будет ли в данной ситуации Мохиам менее опасной, чем Анирул?

60
{"b":"1485","o":1}