ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сердце предательства
Кодекс Прехистората. Суховей
Завоевание Тирлинга
Четыре года спустя
Древние города
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Разбивая волны
Хирург для дракона
A
A

Прежде чем ответить, Лиет озабоченно покачал головой.

– Это не освободит нас от имперского контроля. Если барона изгонят, то лен Дюны просто передадут другому аристократическому семейству Ландсраада. Шаддам думает, что вправе сделать это, хотя фримены страдают здесь уже на протяжении нескольких сотен поколений. Новые господа могут оказаться не лучше Харконнена.

Ястребиное лицо Стилгара стало жестким.

– Но они не могут оказаться хуже.

– Согласен, мой друг. Знаешь, у меня появилась одна идея. Мы уже уничтожили или захватили несколько харконненовских хранилищ пряности. Эти акции доставили барону немало хлопот. Но теперь у нас появилась возможность нанести поистине сокрушающий удар, воспользовавшись присутствием здесь аудиторов ОСПЧТ. Это будет падением Дома Харконненов.

– Я сделаю все, о чем ты попросишь, Лиет.

Молодой планетолог положил ладонь на мускулистое плечо друга.

– Стил, я знаю, что ты не любишь города вообще, а Карфаг в особенности. Но дело в том, что Харконнен устроил один из незаконных складов пряности в непосредственной близости от космопорта, можно сказать, в тени его главной вышки. Если мы выберем этот склад мишенью и подожжем его, то представители Гильдии и ОСПЧТ неизбежно увидят этот пожар, и он привлечет их внимание. Это будет смертельный удар для барона.

Синие глаза Стилгара расширились.

– Это будет соблазнительным вызовом, Лиет. Это очень опасно, но мои бойцы получают радость не только оттого, что наносят вред врагам. Самое большое удовольствие – унижать их.

***

Ментат-аудитор работал с документами не мигая и не поднимая головы от стола. Аудитор поглощал данные, оценивал их и заносил несоответствия в лежавший перед ним блокнот. С каждым часом список неточностей рос, и барон все больше мрачнел. Однако все найденные аудитором «ошибки» были достаточно мелкими. Император, конечно, накажет его, но не приговорит к смертной казни.

Ментат-аудитор все еще не нашел того, что так тщательно искал…

Взрыв в районе товарных складов поразил всех присутствующих как гром среди ясного неба. Оставив аудитора за столом, заваленным документами, барон бросился на балкон. По улице в направлении пожара мчались спасательные команды. В клубах коричнево-оранжевого дыма к небу поднимались исполинские языки пламени. Барону не надо было долго объяснять, какой из неприметных складских корпусов стал объектом нападения.

Барон мысленно выругался.

Рядом с ним на балконе появился ментат-аудитор, вглядываясь в разгорающийся пожар. С другой стороны незаметно подошел верховный башар. Зум Гарон расправил плечи и насторожился.

– Что это за здание, барон?

– Мне кажется… это один из промышленных складов, солгал он. – Место, где мы храним излишки строительных материалов, детали сборных домов, которые мы доставляем с Гьеди Первой.

Черт возьми! Сколько там было пряности?

– Понятно, – заговорил ментат-аудитор. – По какой причине мог быть взорван этот склад?

– Может быть, в здании скопились горючие газы. Возможно, причиной взрыва стала халатность рабочих. Во всяком случае, так мне кажется.

Эти проклятые фримены! На лице барона отразилась непритворная растерянность.

– Мы тщательно осмотрим место происшествия, – заявил Зум Гарон. – Мои сардаукары помогут вашим спасателям.

***

Барон струсил, но у него не было никаких законных аргументов, чтобы воспротивиться предложенной помощи. Эти бродяги пустыни взорвали склад пряности, и меланжа вместе с обломками разлетелась по всей округе. Это будет улика, которую ментат-аудитор и ОСПЧТ с радостью используют против него. Они легко докажут, что склад был полон пряности, а у барона нет никаких официальных документов на это хранилище.

Он обречен.

В душе Владимира Харконнена бушевала ярость. Эти фримены ударили здесь и сейчас, в то время, когда он не сможет сгладить последствия. Аудиторы и сардаукары схватят его за руки на месте преступления, и он не сможет ни оправдаться, ни защититься.

За такие вещи император Шаддам заставит барона Харконнена дорого платить.

***

Почему мы должны находить странным или трудным для понимания тот факт, что любое возмущение в верхних эшелонах власти доходит до низов общества? Невозможно скрыть циничную и жестокую жажду власти.

Каммар Пилру. Посол Икса в изгнании; речь в Ландсрааде

***

Уцелевшие сардаукары, численность которых уменьшилась более чем вдвое, продолжали ожесточенно сопротивляться. Одурманенные сильным стимулятором, безразличные к боли и тяжелым ранам, императорские бойцы утратили всякий страх за свою жизнь.

Один из сардаукаров повалил молодого солдата Атрейдеса на землю, просунул затянутую в перчатку руку сквозь защитное поле и выключил его, а потом впился зубами в горло противника.

Дункан Айдахо не мог понять, почему элитный корпус императора с таким ожесточением защищает Тлейлаксу. Было ясно, что молодой Кандо Гарон никогда не сдастся, даже если останется один на горе трупов своих товарищей.

Дункан решил сменить тактику и сосредоточиться на цели, а не на противнике. Огненные стрелы летали вокруг Айдахо, как искры большого костра, но он не обращал на них никакого внимания. Дункан вскинул вверх руку и зычно крикнул на боевом языке Атрейдесов:

– Вперед, к Гран-Пале!

Люди герцога отступили от обезумевших сардаукаров и обошли их, построившись в фалангу во главе с Дунканом Айдахо. Продвигаясь к дворцу, командир Атрейдеса поражал попадавшихся на пути врагов шпагой старого герцога.

Стуча сапогами по каменным плитам потолочных этажей, они углубились в лабиринт переходов, ведущих к расположенным в сталактите административным зданиям. Мост, соединявший проходы с Гран-Пале, охранял один сардаукар в изорванной окровавленной форме. Увидев людей Дункана, бегущих к нему, он прижал к груди гранату и сорвал чеку, взрывая мост. Тело его взлетело к потолку искусственного неба вместе с огнем и обломками моста.

Пораженный Дункан приказал своим людям отойти от взорванного моста и начал искать другой путь к перевернутой пирамиде иксианского дворца. Как драться с этими смертниками?

Оглядывая местность в поисках другого моста, Дункан обнаружил транспортную платформу, врезавшуюся в один из балконов Гран-Пале. Ясно, что вел ее какой-то сумасшедший. Повстанцы сыпались с платформы и бежали внутрь дворца, издавая воинственные крики.

Дункан повел своих солдат по другому мосту, и они наконец вступили в верхние этажи Гран-Пале. Тлейлаксы – администраторы и ученые – бросились искать укрытия, громко моля о пощаде, сразу вспомнив имперский галахский язык. Некоторые солдаты Атрейдеса начали стрелять по ним, но Дункан призвал своих людей к порядку.

– Не тратьте времени на этот хлам. Этими людьми мы займемся позже.

Они побежали дальше, в некогда великолепно убранные, а ныне пришедшие в запустение помещения.

Бойцы Дункана проникли в верхние, расположенные в коре уровни и, воспользовавшись лифтовыми шахтами, устремились в грот, где развернулось наиболее ожесточенное сражение. Боевые кличи и крики раненых эхом отдавались под громадными сводами, смешиваясь с тошнотворным запахом смерти.

Личный взвод Дункана достиг главной приемной дворца и вступил на выложенный разноцветными плитами пол. Там развернулось довольно странное сражение между бывшими пассажирами разбитой транспортной платформы и разъяренными сардаукарами. Весь пол приемной был усеян осколка-Ми плаза и обломками камня.

В сутолоке схватки Дункан сразу увидел характерный силуэт принца-киборга. Рядом с ним дрался трубадур Гурни

Халлек. Боевой стиль Гурни не отличался изяществом и не мог впечатлить оружейного мастера Гиназа, но бывший контрабандист обладал врожденным умением владеть любым оружием.

Люди Дункана, выкрикивая имена герцога Лето и принца Ромбура, ворвались в приемную, переломив в свою пользу ход сражения. Субоиды и граждане Икса с новой силой кинулись в бой.

64
{"b":"1485","o":1}