ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он посмотрел на табличку на груди офицера.

– Левенбрех Стивс, на основании закона о власти в экстремальных обстоятельствах я беру на себя командование охраной дворца. Вы меня поняли?

– Нет, милорд, не понял. – С этими словами офицер взялся за парализующую дубинку, висевшую у него на поясе. – Вы не имеете права…

– Если вы поднимете на меня оружие, можете считать себя покойником, Стивс. Я герцог Ландсраада и кровный родственник императора Шаддама Коррино IV. Вы не имеет права не выполнять мои приказы, особенно в сложившейся обстановке и в связи с таким делом.

Лицо герцога стало жестким, он почувствовал, как по жилам с удвоенной силой запульсировала горячая кровь. Офицер заколебался и посмотрел на канцлера Ридондо.

– Похищение моего сына Пауля на территории императорского дворца – это нападение на Дом Атрейдесов, и я требую соблюдения моих прав, согласно Хартии Ландсраада. Это экстренная ситуация, требующая военного решения, и в отсутствие императора и его верховного башара мои полномочия превосходят полномочия кого бы то ни было другого.

Канцлер Ридондо размышлял всего одно мгновение.

– Герцог Атрейдес прав. Подчиняйтесь его приказам.

Гвардейцев впечатлили решительность и твердость герцога, его готовность взять на себя командование и ответственность. Стивс повторил в микрофон команды герцога:

– Оцепить дворец и перекрыть все выходы из него. Начать розыск человека, похитившего сына герцога Лето Атрейдеса. На время кризиса командование дворцовой гвардией передается герцогу. Подчиняйтесь его приказам.

Молниеносным движением Лето взял у офицера микрофон и прикрепил его к лацкану своего красного мундира.

– Возьмете себе другой, – сказал он левенбреху. Тяжело дыша, герцог указал ему "а коридор. – Стивс, возьмите половину этих людей и прочешите северный сектор этого уровня. Остальные за мной.

Лето взял у левенбреха и парализующую дубинку, но положил руку на рукоятку украшенного драгоценными камнями кинжала, который много лет назад подарил ему император Шаддам. Если кто-то причинил вред его сыну, то одной дубинки будет явно недостаточно для расплаты.

Питер де Фриз боялся пошевелиться, чувствуя прижатый к шее кончик иглы гом-джаббара. Малейшая царапина и смертоносный яд мгновенно лишит его жизни. Из-за дрожи в пальцах Анирул тревога ментата многократно усиливалась.

– Я не могу ничего с вами сделать, – едва слышно прошептал он, стараясь не шевелить гортанью. Он ослабил хватку, почти отпустив одеяльце, в которое был завернут младенец. Этого достаточно, чтобы отвлечь ее внимание? Надо заставить ее поколебаться хотя бы одно мгновение.

В другой руке он по-прежнему держал окровавленный кинжал.

Анирул тем временем пыталась отделить свои мысли от гвалта голосов Другой Памяти. Четыре ее дочери были малы, чтобы понять это, но старшая – Ирулан – видела упадок душевного и телесного здоровья матери. Жаль, что девочка видит это, Анирул очень хотелось проводить с ней больше времени, чтобы воспитать из нее настоящую преподобную Мать Бене Гессерит.

Зная, что убийца свободно разгуливает по дворцу, Анирул пришла в игровую, чтобы обезопасить дочерей. Это был храбрый, импульсивный поступок матери.

Ментат дернулся, и Анирул плотнее прижала иглу к его шее, реагируя на каждое движение противника. На лбу Питера выступили капельки пота и покатились по напудренным вискам. Кажется, это маленькое представление грозило затянуться надолго.

В руке Питера зашевелился ребенок. Хотя это было и не то дитя, которого ожидал Орден Бене Гессерит во исполнение своего сложного и далеко идущего плана, но все же своими генетическими корнями этот ребенок был связан с сетью более разветвленной и сложной, чем могла себе представить даже сама Анирул. Как Мать Квисаца она отвечала за финальные стадии селекционной программы, по ходу которой было сначала запрограммировано рождение самой Джессики, а потом ее младенца.

Генетические связи очищались за тысячелетия тщательной селекции. Но в рождении человека, даже при всех талантах и силах отобранных Бене Гессерит матерей, ничто не могло быть гарантировано. Всегда есть место вероятности и процентным соотношениям и никогда – определенности. Возможно ли, чтобы через десять тысяч лет была соблюдена точность до одного поколения. Может ли этот младенец быть Им?

Она посмотрела в умные живые глаза мальчика. Даже только что родившийся, он хорошо держал головку, целенаправленно оглядывался. В сознании Анирул послышалось какое-то замешательство, снова раздалась неразличимая какофония голосов. Это Ты, Квисац-Хадерах? Ты пришел на одно поколение раньше?

– Может быть, нам стоит обсудить создавшееся положение? – сказал де Фриз, едва шевеля губами. – Лишние эмоции могут повредить нам обоим.

– Вероятно, мне не стоит терять время, а надо просто убить тебя.

Голоса нахлынули на нее, как неотвратимый удар цунами, и напомнили ей о сне, когда она видела червя, бегущего по пустыне от неведомого преследователя. Но преследователь не притих, он стал множественным.

Сквозь какофонию прорезался четкий ясный голос. Это говорила старая Лобия, что-то растолковывала Анирул своим сухим всезнающим голосом, говоря с ней умиротворяющим тоном. Одновременно Анирул видела, как шевелятся губы ментата. как качается его отражение в плазе двери, выходящей в коридор.

Скоро ты присоединишься к нам. От испытанного потрясения Анирул отшатнулась назад. Гом-джаббар выскользнул из ее руки и начал падать на пол. В ее сознании вдруг возник крик. Это кричала Лобия, изо всех сил стараясь предупредить ее об опасности. Берегись ментата!

Прежде чем серебристая игла успела коснуться пола, де Фриз сделал молниеносное движение кинжалом и вонзил его сквозь черную ткань в плоть Анирул.

Когда с уст Анирул сорвался первый стон, он ударил еще раз, а потом еще, как ополоумевшая на жарком солнце ядовитая змея.

***

Гом-джаббар с хрустальным звоном ударился о плиты пола. Теперь голоса ревели в ушах императрицы, они становились все громче и яснее, унося с собой боль.

– Ребенок рожден, будущее изменится…

– Мы видим фрагмент плана, кусочек мозаики.

– Пойми, план Бене Гессерит – это только один из множества планов.

– Колесики в колесиках…

– В колесиках…

– В колесиках…

Голос Лобии заглушил все остальные, он успокаивал, уводил с собой.

– Идем с нами, смотри внимательнее… и ты увидишь все. Губы умирающей леди Анирул Коррино дрогнули было в улыбке, но она не успела довести ее до конца. В последний момент своей жизни она поняла, что этому ребенку суждено изменить лик вселенной и путь развития человечества в большей степени, чем этого ожидали от Квисац-Хадераха.

Она почувствовала, что падает на пол. Анирул уже ничего не видела сквозь пелену смерти, но одну вещь она поняла со всей определенностью.

Община Сестер переживет этот удар.

Мать Квисаца не успела упасть рядом со своей ядовитой иглой, а де Фриз уже бежал по коридору с похищенным младенцем в руках.

– Тебе будет лучше, если ты окупишь все связанные с тобой хлопоты, – буркнул он запеленатому в одеяло мальчику. Теперь, после убийства жены императора главной и едва ли выполнимой задачей стало выбраться живым из дворца.

***

Все доказательства неизбежно приводят к утверждениям, не имеющим доказательств. Все вещи известны лишь в той мере, в какой мы хотим в них верить.

Бене Гессерит. «Книга Азхара»

Обосновавшись на борту своего флагмана, император Шаддам Коррино был не намерен возвращаться в Кайтэйн до окончания аудита операций барона Харконнена с пряностью Арракиса. Он знал, что станет делать, когда ОСПЧТ объявит барона виновным. Это будет нечто ужасное. Такая возможность выпадает один раз в жизни, и он, Шаддам, не будет ее игнорировать.

Сидя в личном салоне корабля, император видел, что события разворачиваются именно так, как он надеялся. Хотя Шаддам носил сейчас военный мундир, его кабина была полна удобств, о которых не имели понятия простые сардаукары.

68
{"b":"1485","o":1}