ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шаддам сплюнул от отвращения и накидкой стер с себя грязь. Фенринг, на которого это происшествие не произвело большого впечатления, просто вытащил из глаза комочек мяса. Машина для вивисекции продолжала кашлять и скрежетать. Тлейлаксы не издали ни стона, ни крика.

– Мне думается, что это решило проблему с вашим лицеделом, – объявил Шаддам, хотя в тоне его не чувствовалось большого удовлетворения.

***

Истина часто несет с собой внутреннюю необходимость перемен. Когда такая перемена возникает против воли людей, ответом на нее чаще всего бывает жалобный крик: «Почему нас никто не предупредил?» В действительности они просто не слушали, а если слушали, то не запоминали.

Преподобная Мать Харишка. «Собрание речей»

После нескольких недель волнений ударные волны нераскрытых заговоров и запутанных тайн все еще прокатывались по Кайтэйну. Теперь оставалось лишь потушить слишком явные очаги тлеющего огня, оценить политические издержки, обменяться одолжениями и взыскать долги.

Одетый в красный мундир старого герцога, украшенный сверкающими пуговицами и медалями, Лето Атрейдес сидел на возвышении в центре Зала Речей Ландсраада. Предстоявшее заседание должно было стать отчасти наказанием, отчасти расследованием… и отчасти торгом для заключения сделок.

Император Шаддам Коррино сидел в одиночестве на отведенном ему месте.

Рядом с Лето расположились шестеро представителей Гильдии и равное количество аристократов, включая недавно восстановленного в правах принца Ромбура. По периметру зала пестрой радугой были расставлены знамена Великих Домов – эмблемы и гербы действительно напоминали радугу после прошедшего ливня. Среди знамен был стяг Дома Верниусов, заменивший флаг, который был спущен и публично сожжен после того, как граф Доминик Верниус был объявлен отступником. Самым большим было знамя Дома Коррино, по обе стороны от которого стояли такие же большие знамена ОСПЧТ и Космической Гильдии.

В обитых черным бархатом ложах красного дерева разместились аристократы, леди, премьер-министры и послы всех

***

Великих Домов. Недалеко от Лето сидела официальная делегация Дома Атрейдесов, включая Джессику и ее сына, которому было сейчас всего несколько недель от роду. Вместе с ними были Гурни Халлек, Дункан Айдахо, Туфир Гават и несколько отличившихся храбростью офицеров и солдат армии Атрейдеса. Тессия тоже была здесь, с гордостью взирая на рвоего супруга. Ромбур щеголял новым протезом, изготовленным доктором Юэхом, который, работая, на чем свет стоит ругал своего недисциплинированного пациента.

Для представителей потерпевших урон Домов Икса, Тали-гари, Биккала и Ришеза был приготовлен стол обвинения. Премьер Калимар, гордо выпрямившись, следил за слушаниями своими металлическими глазами, полученными от тлейлаксов.

Больше других виновный в происшедших несчастьях Бене Тлейлакс вообще не был представлен на слушаниях. Посланцы этой расы, только недавно пребывавшие при императорском дворе, куда-то бесследно исчезли. Лето не был расположен выслушивать длинный список их преступлений и недостойных деяний, но мог сказать, что в этом собрании многие поспешат обвинить Бене Тлейлакс во всех смертных грехах, требуя для него самого сурового наказания.

На первом утреннем заседании, позвонив в колокольчик, престарелый президент ОСПЧТ поднялся на трибуну.

– Во время недавних больших потрясений было сделано немало ошибок. Других удалось избежать лишь с превеликим трудом.

Как это ни странно, на слушаниях не присутствовали ни барон Харконнен, ни его посол. После противостояния на Арракисе барон, очевидно, имел большие трудности с оформлением проездных документов, а его извращенный ментат бесследно пропал из императорского дворца. Лето был уверен, что барон в немалой степени приложил руку к недавним событиям, потрясшим основы империи.

Однако многие соперничавшие семейства собрались здесь, как стервятники, надеясь поживиться жирным владением Арракиса, но Лето не сомневался, что Дом Харконненов сохранит свой лен, хотя и с большим трудом. Барону придется заплатить большие штрафы, и, кроме того, он сунет кому нужно необходимые взятки.

Империя и так пережила слишком много.

На предварительных слушаниях ментаты-законоведы в течение многих нескончаемых часов читали огромные куски из имперского свода законов. Вопросов и обвинений было в избытке. Аудитория начала скучать.

Наконец к свидетельскому столу был вызван Ромбур. Принц-киборг поднялся во весь свой высокий рост, одетый в военную форму Дома Верниусов в фуражке, прикрывшей рубцы на голове. Без труда переставляя свои механические ноги, он занял место на возвышении.

– После многих лет угнетения захватчики Тлейлаксу изгнаны с моей планеты. Мы победили и выиграли битву за Икс.

Делегаты зааплодировали, хотя в свое время никто из них не откликнулся на призыв Доминика Верниуса о помощи.

– Я формально прошу полного восстановления привилегий Великого Дома для семьи Верниусов, которых предательство и измена толкнули на путь отступничества. Если мы вернем себе прежнюю роль в империи, то каждый Дом только выиграет от этого.

– Я поддерживаю это требование! – громко выкрикнул Лето со своего места за главным столом.

– Трон одобряет, – подтвердил Шаддам, хотя никто не поинтересовался его мнением на этот счет. Он посмотрел на посла Пилру, желая создать у присутствующих впечатление, что все это результат предварительной договоренности. Никто из присутствующих не возразил, и просьба была удовлетворена по заявлению.

– Записано, – сказал президент ОСПЧТ, не спрашивая, хочет ли кто-нибудь возразить или что-то добавить.

Ромбур улыбнулся своим механическим лицом, хотя восстановление на престоле семьи Верниусов было чистой формальностью, так как принц не мог иметь наследников. Он высоко вздернул подбородок.

– Прежде чем я покину возвышение, позвольте поставить в повестку дня вопрос о награждении. – Взяв с трибуны поднос с медалями, он высоко поднял их и продолжил:

– Может быть, кто-нибудь подойдет ко мне и нацепит все это мне на грудь?

Аудитория рассмеялась шутке. Напряжение в зале спало, люди оживились.

– Это всего лишь шутка.

Лицо принца вновь стало серьезным.

– Герцог Лето Атрейдес, мой верный друг.

Лето поднялся на возвышение под овации присутствующих. Вслед за ним на помост поднялись и другие члены делегации Дома Атрейдесов – Дункан Айдахо, Туфир Гават, Гурни Халлек и даже Джессика с ребенком на руках.

Сияя от гордости, герцог вытянулся по стойке «смирно», и Ромбур прикрепил к кителю красного мундира награду – завиток драгоценного металла, погруженный в жидкий кристалл. Такой же награды удостоились офицеры Атрейдеса и верный посол Каммар Пилру, который также получил ордена посмертно награжденных доблестного К?тэра и мужественного навигатора Д?мурра, который, несмотря на смертельное отравление, сумел спасти погибающий лайнер и его пассажиров. Наконец, Ромбур взял с подноса последнюю медаль и в притворном недоумении посмотрел на нее.

– Я никого не забыл?

Лето взял с подноса блестящий завиток и прикрепил его к груди самого принца. Потом, под оживленные аплодисменты зала, двое друзей обнялись.

С возвышения Лето взглянул на императора. Ни один правитель за всю долгую историю империи не переживал такого позорного поражения. Неизвестно, уцелел бы Шаддам в иных условиях, но в тот момент альтернатива была неясна. После стольких тысячелетий правления одного семейства даже его соперники не были готовы с легкостью пренебречь стабильностью в империи, кроме того, не было такого претендента, которого поддержало бы большинство Великих Домов Ландсраада. Лето не представлял себе, чем закончатся слушания. Наконец для выступления был вызван Шаддам IV, которому была предоставлена возможность оправдаться. По Залу Речей прокатилась волна недовольного ропота. Канцлеру Ридондо пришлось приказать трубачам играть громче, чтобы фанфары перекрыли этот ропот.

78
{"b":"1485","o":1}