ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Возможно. При всех тех ошибках, которые он наделал, думаю, что одним козлом отпущения не обойдется.

– Хм-м, думаю, что он не слишком хорошо переносит унижения.

Марго взяла мужа под руку и повела под сводчатые потолки коридора. Старательные фрименские слуги, как всегда, молчаливые, обстоятельно занимались своими делами, отводя от хозяев свои глаза цвета индиго. Граф сморщил нос, глядя, как они движутся по комнатам, словно таинственные автоматы.

Граф и леди Фенринг остановились возле статуэтки, приобретенной недавно на городском рынке, – безликой фигуры, задрапированной во фрименские одежды. Скульптор был фрименом. Фенринг в задумчивости взял в руку статуэтку и внимательно рассмотрел складки громоздкой одежды пустынного жителя, абрис которого был схвачен необычайно верно.

Марго посмотрела на мужа изучающим взглядом.

– Дом Коррино все еще нуждается в твоей помощи.

– Но будет ли Шаддам прислушиваться к моим советам, хм-м?

Фенринг поставил статуэтку на стол.

Они подошли к двери оранжереи, которую он когда-то подарил жене. Выступив вперед, она активировала замок ладонью и отступила назад, ожидая, когда откроется герметично закупоренный вход. Из оранжереи потянуло сыростью и запахом прелых листьев. Он очень любил этот запах, настолько отличный от едкой атмосферы этой суровой планеты.

Фенринг вздохнул. Все могло быть гораздо хуже. И для него, и для императора.

– Шаддам, наш лев Коррино, будет теперь некоторое время зализывать раны и обдумывать свои ошибки. Настанет день, и он поймет, что должен очень высоко меня ценить.

Они вошли в гущу высоких растений с широкими листьями, обвитых лианами, освещенными рассеянным светом ламп, подвешенных к потолку. В этот момент носик подвижного шланга поливальной установки, перемещавшейся от растения к растению, повернулся в сторону Фенринга и обрызгал его лицо. Граф не стал отодвигаться и с наслаждением вдохнул влажный воздух.

Хазимир отыскал глазами ярко-красный цветок гибискуса, сорвал его и, повинуясь внезапному импульсу, протянул его жене. Леди Марго вдохнула сладкий аромат.

– Мы создадим рай везде, где бы ни оказались, – сказала она. – Даже здесь, на Арракисе.

***

Культурные заимствования и смешения, которые привели нас к нынешнему состоянию, покрывают гигантские расстояния и невообразимые промежутки времени. Окруженные такой плотной броней, мы можем только смутно чувствовать тектонические подвижки и ощущать мощные течения.

Принцесса Ирулан Коррино. «В доме моего отца»

Возвращение героев Атрейдеса на Каладан ознаменовалось веселым недельным празднеством. Во дворе замка, вдоль пристаней и узких улочек старого города, торговцы установили столы, уставленные деликатесами из морских рыб и риса пунди. На пляжах у подножия скал день и ночь горели костры, вокруг которых пила, плясала и веселилась неугомонная толпа. Владельцы таверн выставили из своих погребов самые дорогие вина, а меланжевого пива было столько, что за него можно было нанять целую рыболовецкую флотилию.

На ходу творились легенды о Лето – Красном Герцоге, принце-киборге Ромбуре, воине-трубадуре Гурни Халлеке, оружейном мастере Дункане Айдахо и о ментате Туфире Гавате. Обманный маневр Туфира, который спас Каладан от опустошения, вызвал такой восторг народа, что вечно суровый ментат чувствовал себя очень неловко.

Биография Лето пополнялась в устах народа все новыми и новыми подробностями, питаемыми недавней битвой и заслуженно одержанной победой. Катализатором этого процесса выступил Гурни. Вернувшись домой, в первый же вечер, подогретый алкоголем и хорошим настроением, он взял свой балисет и, устроившись возле одного из кадров, принялся петь песни в традициях Жонглера:

Кто может забыть небывалую сказку

О герцоге Лето Справедливом и его рыцарях!

Он прорвал блокаду Биккала и пугнул сардаукаров,

Повел войска на Икс и там им задал жару.

Я вот что вам скажу, а вы внимайте,

Пусть никто не сомневается в его словах и клятвах:

Свободы и справедливости для всех!

Гурни продолжал пить вино и с каждым бокалом сочинял новый куплет, больше обращая внимания на музыку, чем на факты.

В день церемонии наречения сына Лето в саду замка собралась по этому случаю изрядная толпа. Одно из деревьев было богато украшено серебристыми ароматными вистериями и красноватыми каларозами. На специально устроенном возвышении стоял герцог, одетый в простую одежду, чтобы показать народу, что его властитель – плоть от его плоти, что он ничем не отличается от других людей. На Лето были рыбацкие штаны, полосатая тельняшка и морская фуражка.

Рядом с ним Джессика качала на руках ребенка. Младенец был одет в крошечный мундир гвардии Дома Атрейдесов, а сама Джессика надела наряд деревенской женщины – коричнево-зеленую льняную юбку и простую белую блузку с короткими собранными рукавами. Бронзовые волосы были скреплены застежкой из дерева и морской раковины.

Подняв сына своими сильными руками, герцог провозгласил:

– Граждане Каладана, я представляю вам вашего следующего правителя – Пауля Ореста Атрейдеса.

Первое имя было выбрано в честь отца Лето, старого герцога Пауля, а второе – в честь Ореста, сына Агамемнона, родоначальника Дома Атреев, от которых вел свое происхождение Дом Атрейдесов. Джессика с любовью смотрела на герцога и сына, радуясь его спасению.

Под приветственные крики Лето и Джессика пересекли возвышение и спустились в сад, смешавшись с толпой поздравителей.

На поросшем травой пригорке стоял прибывший на Каладан по случаю торжества Ромбур со своей женой Тессией. Руками киборга принц аплодировал громче других. Чтобы присутствовать на церемонии, новый граф Икса оставил Каммара Пилру следить за восстановительными работами, а сам вместе с леди ненадолго приехал в гости к герцогу.

Слушая, как герцог Лето говорил о своих надеждах, которые он возлагал на сына, Ромбур вспомнил, как отец однажды сказал ему: «Ни одна великая победа не дается даром».

Тессия прижалась лицом к груди Ромбура. Он обнял ее, но почти не почувствовал тепла ее тела, новая рука, пока еще не приобрела способности ощущать прикосновения.

Внешне он был весел и беззаботен, к Ромбуру вернулся его прежний оптимизм. Но в душе он горевал по всему, что утратила его семья. Теперь, когда его родители были реабилитированы, а сам он по праву занял Гран-Пале, Ромбур понимал, что ему суждено стать последним графом Верниусом. Он старался отогнать мрачные мысли, но все же ему было трудно присутствовать на церемонии.

Он посмотрел на Тессию и нежно улыбнулся ей, хотя и уловил в ее коричневатых глазах какую-то неуверенность и озабоченность. Он терпеливо ждал, и она наконец заговорила:

– Я не знаю, как приступить к этой теме, мой супруг, но надеюсь, что ты воспримешь это как хорошую новость.

Ромбур игриво улыбнулся.

– Действительно, с меня хватит плохих новостей. Она сжала его новую искусственную руку.

– Вспомни, как посол Пилру записал речь твоего сводного брата Тироса Реффы. В тот вечер он также взял у него пробы на генетический анализ. Он хотел получить исчерпывающие доказательства.

Ромбур, ничего не понимая, уставился на жену.

– Я сохранила образцы клеток, любовь моя. Сперма оказалась жизнеспособна.

От неожиданности Ромбур едва не потерял равновесие.

– Ты хочешь сказать, что мы можем воспользоваться ею, что будет возможно…

– Из любви к тебе я хочу родить для тебя сына от твоего сводного брата. В его жилах будет течь кровь твоей матери. Это будет твой сын по материнской линии. Конечно, он не будет истинным Верниусом, но все же…

***

– Черт побери, это же будет очень близко! Я смогу формально его усыновить и назначить официальным наследником престола. Ни один человек в Ландсрааде не посмеет упрекнуть меня за это.

Своими мощными руками он заключил жену в объятия. Тессия застенчиво улыбнулась.

82
{"b":"1485","o":1}