ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наблюдая за сиянием. Тарне заметил зеленоватый виток света, похожий на коготь. Он двигался с востока и вонзался в розоватую зарницу. Свет изменился, и он увидел будущее, все, до мельчайших подробностей.

В благоговейном трепете Тарне упал на землю, но перед внутренним взором снова и снова проносились видения.

Он еще долго лежал на холодной траве. Наконец открыл глаза, моргнул, и Вуаль снова превратилась в обычную зарницу. На небе уже не сверкали образы ТОГО мира. Тарне с трудом поднялся на ноги. Мускулы затекли, его шатало из стороны в сторону, потребовалось какое-то время, чтобы прийти в себя. Понятно было, что такое озарение нельзя хранить в тайне: Цитадель в опасности!

Вейлрет держал в руках палочку-письмо бережно, словно боясь сломать. В глазах его читалось недоумение.

– Ручаюсь, когда мы отправлялись в поход, ее здесь не было. – Делраэль стоял, заткнув большие пальцы за серебряный пояс. Он вымыл голову, расчесал усы и выскоблил подбородок – в общем, выглядел как знаменитый воин. – На этом письме стоит печать моего отца?

– Посмотри сам. – Вейлрет протянул брату палочку. Вернувшись из похода, ученый сразу заметил письмо среди бумаг у себя на столе.

– Мама говорит, что, пока нас не было, сюда никто не входил.

– А что, если Дроданис и вправду нашел Ведущую?

На Брила отполированная палочка наводила благоговейный ужас.

– Раз она одна из ТЕХ, ей не так уж трудно было подкинуть нам письмецо.

– ТЕ не могут входить с нами в прямой контакт. Это против их собственных Правил. – Вейлрет нахмурился, совсем сбитый с толку. – Ничего не понимаю.

Делраэль вертел палочку в руках.

– Иногда бывают такие ситуации, когда людям приходится идти против Правил.

После этой фразы на некоторое время воцарилась тишина.

Письмо от Дроданиса… В течение пяти лет Вейлрет помогал старику в его исследованиях. За это время он успел вырасти и сам начал расшифровывать манускрипты. Несмотря на то что они трудились вместе столько лет, с Дроданисом в свой знаменитый поход, отправился Леллин. Вейлрет умолял взять его, но почему-то ученик Брила оказался более подходящей кандидатурой. Это было как удар в спину.

Маленький Леллин не имел никакого отношения к Волшебникам, но прекрасно разбирался в магии. Магическая сила досталась ему совершенно случайно. Вейлрета это ужасно возмущало, и он хотел выяснить, как парню удалось обойти Правила. Это было нечестно, несправедливо. Хотя с тех пор и минуло семь лет, Вейлрет пытался убедить себя, что содержание письма его не волнует.

– Ну что, мы так и будем смотреть на эту палочку или все-таки подожжем ее? – засуетился Брил.

Вейлрет уже собрался было ответить, как его отвлек стук в дверь. Окутанный мглой, в широком дверном проеме стоял старый Тарне. Сперва гость зажмурился от яркого света, наполнявшего комнату, но постепенно глаза его привыкли.

– Я наблюдал за Вуалью.

Вейлрет провел старика к камину. Появилась Сайя. Ей тоже хотелось знать, что происходит. Пальцы у нее были вымазаны воском: она снова гадала на свечах. Вейлрет жестом показал, что все в порядке, и закрыл дверь в свою комнату, избавив себя от надоедливого ворчания. Тарне принялся греть свои большие руки перед огнем. Ночь действительно была прохладной, но, глядя на старика, можно было подумать, что тот совсем окоченел. На его лысой голове бледным узором проступали шрамы. Тарне редко рассказывал о своих видениях, и сейчас Вейлрету не терпелось узнать причину испуга, поэтому он начал расспрашивать:

– Ну и что ты там разглядел? Тарне смахнул капельки пота, выступившие на лбу.

– Кто-то собирается захватить Цитадель, и нам вряд ли удастся этому помешать.

– На нас собираются напасть? – Делраэль вскочил, отбросив стул. – И кто же?

Все остальные остолбенели, не в силах переварить такие новости. Наконец Брил проговорил:

– Мы так долго жили в мире, что совсем расслабились!

Делраэль широко, раскрыл глаза:

– Наверное, ТЕМ наскучил мир. Он яростно стукнул кулаком о ладонь другой руки.

Вейлрет взглянул на старика, стараясь сохранять спокойствие. Нужно было вытянуть из него правду и принять какое-то решение.

– Может быть, ты вспомнишь еще что-нибудь, Тарне?

Тот покачал головой:

– Я не слишком разобрался в своих видениях. Единственное, в чем я уверен, что через два дня мы подвергнемся нападению. Не знаю, кто будет нашим противником, но впервые за всю историю Цитадель не устоит.

Тарне уставился на свои руки, выпачканные в лесной грязи. Он медлил, не зная, как обрисовать словами смутную пока еще опасность.

– Мне кажется, я разглядел на востоке что-то разрастающееся и поглощающее всю энергию жизни на своем пути. Мы беспомощны перед этим! Однако непосредственная угроза Цитадели исходит от совсем других врагов.

"Так хочется ПОЧУВСТВОВАТЬ магическую силу, пускай даже запретную, как у Тарне, и всем существом соприкоснуться с ней”, – мечтал Вейлрет.

– Интересно, связаны ли твои видения с письмом моего отца?

Историк заметил, что старика заинтересовали слова Делраэля, который как раз приблизил палочку к огню.

– Если мы займемся делом, то уж точно окажемся беспомощными как котята. Тарне, мы будем рады, если ты останешься и поделишься своим мнением.

Старый солдат пожал плечами и замер у стола.

Делраэль на секунду закрыл глаза, будто загадывая желание, затем бросил палочку в огонь.

У Вейлрета захватило дух, будто он забрался на верхушку высокого дерева.

«Дроданис прислал письмо и поставил на него свою печать. Удачно ли завершился его поход? Встретилась ли ему Ведущая? Не пожалел ли он о том, что взял с собой маленького Леллина вместо меня?»

Огонь охватил дерево, слизывая наружный слой чар и освобождая слова. Треск горящего дерева перешел в шипение, а потом в шепот произносимых слов. Языки пламени взлетали все выше и выше, сплетаясь в запомнившийся всем образ Дроданиса.

Глаза Вейлрета сверкали, когда он смотрел на фигуру с зыбкими очертаниями. Постаревшее лицо дяди сочеталось с прежней одеждой. По полуприкрытым глазам видно было, что он успокоился и ничто больше не гложет его. Вместе с тем теперь, когда тревоги оказались позади, он выглядел каким-то опустошенным.

И вот призрак подал голос, вернее послышался еле различимый шепот:

– Делраэль, Вейлрет. Ведущая Мелани несказанно рискует, посылая с моей помощью предупреждение. Она нарушает свои же Правила и надеется, что остальные Игроки этого не заметят.

Игроземье обречено – ТЕ устали от нас. Один из игроков взялся уничтожить наш мир и прекратить Игру.

Все мы – выдумка и существуем только для ИХ развлечения. Вам это известно. Однако на сей раз один из ТЕХ, по имени Дэвид, создал нечто чудовищное. Это НЕЧТО постоянно увеличивается в размерах и приближается с востока. По мере того как оно уничтожает все живое на своем пути, сила его прибывает. В конце концов НЕЧТО должно заполнить наш мир полностью, тогда для нас все кончится.

Дэвид играет по Правилам. Ведущая Мелани вынуждена их нарушать. Мы должны помочь ей и найти способ, которым можно покончить со вселенской опасностью. Мы – обитатели этого мира, и нам есть за что бороться.

Некоторые слова Дроданиса заглушались веселым треском горящих поленьев. Вейлрет так напряженно вслушивался, что ему мешал даже шум собственного дыхания. Призрак неожиданно всколыхнулся, и голос его стал тверже:

– ..Сейчас Цитадели угрожает другой враг. По Правилам вы должны противостоять ему. Однако не тратьте силы и время на то, чтобы вернуть крепость в том случае, если она будет захвачена. Я прошу – прислушайтесь к моим словам. Чтобы отвлечь ваше внимание, ТЕ создали еще одну ловушку для вас и развлечение для себя. Вы должны сосредоточиться на самом важном. От Цитадели мало будет толку, если Игроземье погибнет.

Палочка-письмо снова затрещала. Большей частью она уже превратилась в пепел, гореть ей оставалось совсем недолго. Слова призрака заглушались звуками, похожими на шипение масла на сковородке.

10
{"b":"1486","o":1}