ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сардун! – крикнул историк охрипшим голосом.

Страж открыл глаза. Новый порыв ветра ворвался в зал, но стих, как только замерцал Камень Воды.

– Разве я мало страдал? – В голосе Сардуна, похожем на писк, слышалось осуждение. Затем послышался грустный смех. Вейлрет обратил внимание, что старый Страж шепелявит. – Что еще вы хотите уничтожить? Все уже и так сделано!

Сардун поднял Камень Воды, с трудом вырвав его из ледяного подлокотника. У него на руке появились, но тут же испарились капли. Образовавшаяся в подлокотнике выемка мгновенно заполнилась снегом и вновь застыла. Сардун недобро оглядел троих визитеров и наклонился вперед.

– Осторожно. – Делраэль отступил к стене. – Он сейчас подбросит Камень. Если выпадет не “один”, а любое другое число, заклинание Сардуна окажется удачным, а сила его будет зависеть от величины цифры.

Камень Воды дважды качнулся на льду. Выпало “4”.

Молния сверкнула в направлении путешественников. Однако заклинание Сардуна не достигло цели. Разряд несколько раз ударился о кристаллические стены и исчез.

Сардун больше не бросал Камень. Ему вдруг все стало безразлично.

Вейлрету захотелось удрать, скрыться от опасности, останавливало лишь желание узнать, что же все-таки произошло. Кроме того, для спасения Игроземья требовалась помощь.

Негодование и смятение боролись в нем со здравым смыслом. Он выступил вперед и торопливо заговорил, в надежде, что Страж почувствует искренность, звучащую в его словах.

– Подожди! Ты ведь САРДУН! Ты, так же как и я, почитаешь правила Игроземья. Стражи не уничтожают людей!

Сардун покосился в сторону Вейлрета и поднял с пола Камень, собираясь снова его подкинуть. На этот раз у непрошенных гостей не было шанса избежать удара. Сияние, исходившее от Камня, высвечивало вены на руках Стража.

Делраэль воинственно зарычал, но Вейлрет прилагал невероятные усилия, чтобы голос его звучал спокойно и ровно.

– Мы пришли с миром, Сардун. Нам не следует причинять зло друг другу. Я знаю о старых Волшебниках и о Превращении. Мне также известно все о Стражах и о том, что этот Дворец был воздвигнут в память о вашей расе. Это место должно было стать местом паломничества, куда бы все желающие могли прийти и узнать об истории нашего мира.

Он махнул в сторону Делраэля и Брила, остававшихся вне поля зрения Сардуна.

– Один из моих спутников – Недоволшебник, сын Стража Куоннара и Тристаны. Мой второй спутник, Делраэль, управляет Цитаделью. Видишь, на нем серебряный пояс – реликвия старых Волшебников. Мы оба – потомки знаменитого военачальника Дорила, участвовавшего в Чистке.

Сардун следил за Вейлретом подозрительным взглядом. Опустив свой лук, Делраэль встал так, чтобы Страж мог видеть его со своего трона. А через пролом в потолке продолжали врываться все новые порывы ветра.

Брил тоже выглянул из-за угла. Маленький седенький Недоволшебник выглядел совершенно безобидно.

– Ты вполне можешь нам доверять. Мы – свои.

Было неясно, воспринимает ли Страж окружающее. В его полубезумных глазах застыли тоска и отчаяние, но даже эти чувства, казалось, тонули в безучастности. Сардун был полностью погружен в свое горе. Он просто сидел и молчал.

Вейлрет разрезал заледеневшие тесемки на рюкзаке и достал запасное одеяло. С трепетом приблизившись к великому Стражу, он осторожно накинул одеяло ему на плечи. Отороченная мехом накидка Сардуна была вся покрыта вмерзшими в нее снежинками.

В зале немного потеплело, а снаружи засветило солнышко: Камень Воды наконец ослабил бурю.

Вейлрет наблюдал, как Делраэль обследует каждую щель и трещину в зале, словно ждет появления неведомого чудовища. Брил томился, беспокойно расхаживая по залу. Вейлрет подоткнул одеяло, чтобы оно не упало со Стража, и тут только заметил, что ноги старца вросли в лед. Правая рука была полностью заморожена и не двигалась. На мгновение Вейлрет ужаснулся, что Сардун был оставлен в таком положении и о нем некому было позаботиться. Наконец прояснилась мысль, давно уже зудевшая где-то в подсознании:

– А где твоя дочь, Сардун?

Старый Страж, услышав вопрос Вейлрета, задрожал как осиновый лист. Он откинулся назад, утонув в огромном ледяном троне.

– Тарея! – простонал он. – Ее нет.., нет. По лицу Сардуна, следуя узору морщин, текли слезы. Они мгновенно замерзали и падали с легким звоном на пол.

Обследуя зал, Делраэль внезапно остановился, глядя на покрытую сажей сосульку. Он сморщил нос, принюхиваясь. Какое-то время стоял, теряясь в догадках, и наконец произнес лишь одно слово:

– Дракон.

Вейлрет, услышав брата, поднял голову и снова взглянул на ручейки, стекавшие некогда прямо на пол и потом замороженные, на огромную дыру, пробитую в потолке.

– Это наверняка дракон поработал! – воскликнул догадливый Делраэль.

Сардун не слишком внятно забормотал:

– Да, дракон! Трайос, с острова Роканун, что южнее города Ситналты, за много гексагонов отсюда. Он прилетел сюда.., чтобы украсть Тарею! О, моя Тарея.

Вейлрет, сочувственно посмотрев на старца, похлопал его по плечу:

– Расскажи нам, что произошло. Вдруг мы поможем.

Сардун вздрогнул.

– Я не сумел ему помешать! Даже Камень Воды не принес никакой пользы – драконы неподвластны магии.

Страж повертел сапфир в руках, недовольно разглядывая каждую его грань.

– Поэтому-то эти твари и принесли столько вреда во времена войн старых Волшебников. Он взглянул на гостей.

– Трайос проломился сквозь крышу и забрал мою дочь.

– Но зачем ему было это делать? Зачем ему понадобилась Тарея? – никак не мог взять в толк Вейлрет.

Сардун недоуменно посмотрел на него:

– Да потому что драконы копят сокровища! Древнему Трайосу давно надоели разноцветные безделушки. Золото, серебро, драгоценные камни – всего этого у него завались. Поэтому он решил собирать то, что дорого для ДРУГИХ, что красиво и имеет ценность. Он украл произведения искусства, скульптуры, реликвии, сохранившиеся от эпохи Волшебников.

– И твою дочь он посчитал?..

– Да, дракон похитил Тарею, которая была моим сокровищем! Я пытался защитить ее, я старался изо всех сил. Но много ли их осталось? Вот уже сто семьдесят лет, как я ухаживаю за музеем, в который никто не приходит. Разве не имею я права состариться?

Обезумев от накатившего горя, он еще долго бормотал что-то нечленораздельное. Наконец остановился взглядом на стене и смолк. Воцарилась тишина, которую неожиданно нарушил Брил:

– Но зачем Трайосу понадобилась именно ТВОЯ дочь?

– Идиот! Она – это все! – Сардун резко повернул голову, но движение получилось каким-то неестественным и резким, потому что нижняя часть его тела была неподвижна. – Она – наше будущее! Тарея – последняя чистокровная представительница нашего племени. Ее могущество позволило бы в конце концов пробудить Волшебников, спящих в склепе под Дворцом. Наша раса вновь бы ожила, и все стало бы по-прежнему. Но Трайос украл Тарею.

Скованный холодом Страж уронил голову на грудь:

– Ну почему я так бессилен? Я использовал больше магии, чем было положено по Правилам. Я принес в жертву почти всего себя. – Он кивнул головой, указывая на замерзшую руку, на лишенные жизни ноги. – И все напрасно.

– Быть может, нам удастся вызволить ее, – мягко сказал Вейлрет. Он взглянул на Делраэля. Брат медленно кивнул. – Если ты в свою очередь поможешь нам, Сардун.

Страж обвел безразличным взглядом троих визитеров.

– А где же вы были, когда напал Трайос? Помог ли кто-нибудь из вас уничтожить его? Защитить Тарею? И вы еще осмеливаетесь просить о помощи! – Сардун снова сжал в руке Камень Воды, намереваясь бросить его и привести в действие магические силы.

– Сардун, у нас нет выбора, – твердо произнес Вейлрет. Он положил руку на неподвижное плечо старого Стража. – Ведущая Мелани послала нам весточку – ТЕ пытаются уничтожить Игроземье. Они создали далеко на востоке силу, растущую как снежный ком. Мы должны остановить ее. Ты самый могущественный Страж, оставшийся в живых. Поэтому мы надеялись, что ты поможешь нам принять правильное решение.

15
{"b":"1486","o":1}