ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сардун был в самом расцвете сил и одинок. Тиарду уже ничто не радовало в жизни, тоска стала ее подругой. Он пытался пробиться сквозь эту стену отчаяния и апатии, просил Волшебницу подождать, не покидать этот мир. Они вдвоем могли подарить людям надежду. Однако женщина никак не реагировала на ухаживания Сардуна, ясно показывая, что они ей безразличны. Ему, конечно, было обидно, и кроме того, он не мог упустить шанс, предоставленный судьбой.

Несмотря на свой преклонный возраст (Тиарда была даже старше Сардуна), она сумела родить ребенка. Так появилась Тарея. Страж надеялся, что это событие вернет Волшебницу к жизни, изменит образ ее мыслей, но напрасно. Она не хотела больше ждать, не хотела жить. Держа на руках малышку дочь, Сардун наблюдал, как ее мать сзывает на помощь всю свою магию. В ослепительной вспышке душа ее освободилась и покинула тело. В последнее мгновение Тиарда будто помолодела: ее пепельные волосы окрасились литым золотом, а лицо приняло восторженное выражение. Но тут огонь, пылавший у нее внутри, вырвался наружу, растворив ее в сверкающем сиянии. Сардун и маленькая Тарея остались одни.

Он не любил Тиарду, но потеря еще одного Стража отозвалась болью в его сердце. Лишь сознание того, что у него есть дочь, о которой нужно заботиться, придавало ему жизненные силы. Он посвятил себя обучению Тареи, готовя ее к важной миссии. Из года в год рассказывал ей о достижениях расы Волшебников, показывал хранящиеся в склепе реликвии, объяснял действие Правил и, конечно, говорил о ТЕХ.

Сардун ждал и надеялся. Все его помыслы были связаны с дочерью.

И вот Трайос украл ее.

Сардуя проглотил замерзшую слюну и принялся обдумывать путь, со которому должна протекать Река-Барьер. Затем тоскливо посмотрел на юг, в сторону острова Роканун, где находилась его дочь. Ему казалось, что она зовет его, оплакивая свою судьбу и теряя надежду на освобождение. А вокруг, насколько хватало глаз, простирались серые скалы.

Ветер обдувал его лицо. За горной территорией, на севере, различалось серебристое сияние огромного застывшего моря. Утреннее небо заволокло тучами, но Сардун развеял их с помощью Камня Воды, и теперь снежные вершины сверкали на солнце.

Река-Барьер будет пролегать между гор, огибая Ледяной Дворец вдоль западных шестиугольников, и впадет в Долину Перевоплощения, где появится озеро. Дальше Река, извиваясь, проложит свой путь через холмы и помчится к югу по лугам и болотам. Она будет смывать холмы, сносить скалы, сметать деревья, пока наконец не достигнет огромного океана, обозначенного на самом краю карты. Сардун надеялся, что ни одна деревня не встанет на пути бешеной воды.

Очень старый и одинокий, он стоял на холодном ветру и неожиданно понял, как ослаб – слишком много слез пролил по дочери и слишком мало ел. Но он знал, откуда ему черпать необходимую силу. Не исключено было, что использование спящей пока что магии и нарушение Правил приведет к ужасным последствиям, однако это его не беспокоило.

Когда Стражи уничтожили себя в полу-Перевоплощении, их души освободились и странствовали теперь по Игроземью. Некоторые из них находили друг друга и собирались вместе. Скопления духов оседали в тех местах, что оставались в их памяти со времен плотского существования. Эти сгустки вливались в структуру Игроземья, образуя источники Волшебной силы, прозываемые ДЭЙД. В Ледяном Дворце располагался один из крупнейших ДЭЙДОВ – состоял он из тех духов, которые особенно сожалели о том, что не участвовали в полном Перевоплощении.

Страж посмотрел вниз. Ледяное ограждение, закрывавшее нижнюю часть тела, делало его похожим на обледеневшее дерево. Он вытянул руку и дотронулся Камнем Воды до стены башни.

ДЭЙД был образован сгущением множества духов; они и создали четыре Камня. Сардуну сейчас предстояло найти ДЭЙД во Дворце и вступить в него.

Всеми мыслями он сосредоточился на поставленной цели и с помощью сапфира достиг своим разумом самого сердца Дворца – склепа Волшебников. Ему подчинялась сейчас сила более могущественная, чем сила тяготения.

Рука Стража опустилась, как будто Камень Воды вдруг стал невыносимо тяжел, однако ум продолжал свое движение. Разжавшиеся пальцы уронили Камень на покатый пол балкона. Тот покатился, а остановившись, выдал максимальное количество очков – “б”.

Разум Сардуна опустился в огонь и стал купаться в нем, улавливая изумленный шепот Стражей, которых он когда-то знал. Среди них была Тиарда. Стоило только захотеть, и он бы услышал ее слова.

Через мгновение он вернулся в реальность, но уже насытившись силой ДЭЙДА. Он дал волю этой силе, выпустив ее через Камень Воды и направив к Северному Морю.

Сардун чувствовал, как Ледяной Дворец сотрясается под ним. А Камень Воды своим сиянием напоминал солнце.

Страж вытянул тонкие, как соломинки, пальцы и начертил в воздухе путь новой Реки. Перед глазами у него развернулась огромная карта Игроземья, изображенная на стене склепа. Каждый шестиугольник, через который пролегала Река, Сардун окрашивал в голубой цвет, пока не добрался до южного края карты.

А сила ДЭЙДА продолжала поступать к нему.

Гора, вставшая на пути, раскололась, как щепка; глыбы льда, окружавшие море, были сброшены в образовавшееся ущелье. Пенясь и взмываясь волнами, новая Река входила в свое русло.

Огромная стена воды пронеслась мимо Ледяного Дворца. Извиваясь, она хлынула в горы и поглотила Долину Перевоплощения. Река-Барьер прокладывала себе дорогу через леса и холмы, направляясь к югу и смывая все встретившееся ей.

Река должна отрезать путь неизвестной опасности в западную часть Игроземья. Ни одна армия не сможет пересечь широкий бушующий поток. Да, ни одна армия и ни один крестьянин, имевший несчастье остаться на “той” стороне Реки.

По сравнению с силой ДЭЙДА, которой завладел Сардун, могущество водной стихии казалось ему незначительным. Теперь, когда восприятие его было обострено, он мог рассмотреть глубоко подо льдом трещины – следы разрушений, нанесенных Дворцу драконом Трайосом.

И снова вихрь силы ворвался в сознание. Остановить его было невозможно, поэтому Страж решил истратить эту мощь на что-нибудь полезное. Вначале на обновление Ледяного Дворца. Приходилось изменять его внешний вид и создавать новый интерьер, изобретая прямо на ходу. Вскоре обновленный Дворец сверкал на солнце ослепительным блеском. Балкон под Стражем закачался, перестраиваясь, но в конце концов выпрямился.

Тогда Сардун направил всю энергию на себя, заменяя изношенные свои вены, нервы и мускулы свежими, оживляя омертвевшие ткани, которые он некогда принес в жертву Тарее.

А неведомая сила так и не отпускала его, становясь все могущественнее. ДЭЙД просыпался после долгих лет спячки.

Искушение в нем росло, требуя, чтобы он освободил душу после двух столетий ожидания. ДЭЙД умолял его подчиниться власти огня, раствориться в полу-Перевоплощении. Голоса блуждающих духов умоляюще взывали к нему. ИДИ К НАМ!

Но он отказался. Не мог он предпринять это сейчас, когда появилась надежда вернуть Тарею.

Камень Воды усиливал связь с ДЭЙДОМ, противостоять всепоглощающей силе становилось все труднее. Языки голубого пламени уже танцевали вокруг тела; только что замененные клетки начали испускать свет: это было началом полу-Превращения. Камень Воды тоже выпустил скрытую в нем силу, распространяя на Стража свое могущество. Сардун тщетно пытался высвободиться из огненного плена. Всепоглощающая энергия хлестала все сильнее с каждой минутой.

Превозмогая отчаянную боль, Сардун мысленно потянулся к ДЭЙДУ. Используя всю свою волю, он разорвал связывающие их каналы и направил силу ДЭЙДА обратно в склеп, сам же поспешил вернуться в свое тело.

Он упал как подкошенный, полностью измотавшись в борьбе. Ледяное ограждение, поддерживающее его, испарилось, и теперь обновленные, еще непослушные ноги обдувало ветром. Камень Воды наполовину скрылся в ледяной толще балкона.

В неожиданно наступившей тишине раздался шум только что родившейся Реки-Барьера…

17
{"b":"1486","o":1}