ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все вместе Волшебники дали начало такой могущественной силе, какую невозможно описать словами. Хотя любой, в ком течет наша кровь, безусловно поймет, что я имею в виду”.

Книжник остановился, задумавшись. Он не мог понять, что пытался сказать Аркен. Ведь ему не суждено ощутить Волшебную силу и другие магические проявления…

– В чем дело? – спросил Брил. Вейлрет покачал головой, выискивая в тексте абзац, на котором остановился:

– “В воздухе то и дело появлялись сверкающие огоньки, как будто начинался фейерверк. Мои соплеменники покидали свои оболочки, возносясь в ослепительно прекрасном волшебном сиянии. Они все… ПЕРЕРОДИЛИСЬ, стали духами. А их тела упали на землю, опустошенные и бездушные.

Разноцветные круги все еще плыли у меня перед глазами. Глядя на разбросанные по земле тела Волшебников, я было подумал, что ничего не вышло, что сила расы растрачена попусту. Царила полнейшая тишина, даже солнце, казалось, замерло в неподвижности у линии горизонта. Неожиданно подул ветер. Вскоре он превратился в настоящий ураган, и в его вое были отчетливо различимы голоса: слова, фразы и даже возгласы удивления. В неожиданно засиявшем воздухе медленно появлялись шесть огромных фигур. Похожие на облака, они нависли над долиной. Все Духи были в одеяниях, скрывавших индивидуальные черты. Трое из них излучали сияние, а другие были окутаны таинственной темнотой.

Мы, не последовавшие за Волшебниками, с трепетом наблюдали за происходящим. Духи не делали никаких попыток обратиться к нам. Казалось, не было им дела до нас и до тысячи опустошенных тел, лежащих в долине. Духи словно посовещались меж собой и исчезли.

И по сей день они не вступают в контакт с нашим миром. Это, естественно, сильно угнетает Стражей, сожалеющих о принятом решении остаться в мире. Иногда мне кажется, что я не должен был требовать свободного выбора”.

Ученый закончил чтение. Брил резко отвернулся, будто пытаясь скрыть навернувшиеся слезы.

Струйка пара вырвалась изо рта Вейлрета вместе с глубоким вздохом.

– Тебе не кажется, старые Волшебники уже тогда подозревали о чем-то? Может, потому они так и жаждали покинуть эту действительность и оказаться там, где нет наших Правил. Они догадывались, что ТЕ рано или поздно захотят уничтожить Игроземье. – Потрясенный, он сделал глубокий вдох. – Тогда почему Стражи остались здесь?

– Наверное, чтобы принести сюда тела всех Волшебников, – раздался голос Брила. Вейлрет, прищурившись, взглянул перед собой:

– Ты только посмотри на них. Там, где пламя факела исчезало в голубоватых отсветах ледяного сияния стен, рядами были сложены тела. Потолок огромного склепа опускался совсем низко. Волшебники были похожи на спящих, только их волосы посеребрила изморозь. Вейлрет сразу представил, как Стражи переносили тела, как Сардун перекладывает их с места на место, чтобы со стороны казалось, будто они просто отдыхают.

В комнате вдруг стало невыносимо холодно. Тишина давила на Вейлрета. Ему показалось, что он слышит дыхание: бесчисленное количество легких наполнялось медленно воздухом, а потом так же медленно выдыхало. Потрескивание факела вывело его из оцепенения.

– Тронулись, Брил. Пора выбираться отсюда.

Когда Вейлрет с Брилом поднялись в главный зал, Сардун, покачиваясь от слабости, приподнялся и пронзительно взглянул на них:

– Вам не надо было здесь оставаться! Вспышка гнева блеснула в его серых глазах, однако Вейлрет мягко заставил Сардуна опуститься на трон:

– Мы должны были удостовериться, что с тобой все в порядке.

Прошлой ночью, когда Страж все еще был без чувств, Вейлрет пробрался на мерцающий балкон, чтобы полюбоваться оттуда Рекой-Барьером. Как зачарованный, он смотрел на широкий поток, несущий стволы деревьев и ледяные глыбы через территорию шестиугольников. Слабое зрение не позволяло ему рассмотреть все детали. Однако, как учил его Дроданис, в таких случаях нужно полагаться на свое воображение.

Вейлрет стоял на холодном ветру и слушал отдаленный шум реки. Молчаливые звезды, обрамленные зарницей с одного края горизонта, сияли над головой.

Было выполнено задание Дроданиса и Ведущей – найдена защита от надвигающейся опасности. Быть может, создание Реки и не было столь необходимо, но ведь о враге не известно ровным счетом ничего. Да, выполнено одно задание, но теперь нужно сдержать обещание, данное Сардуну. Он принес себя в жертву ради создания Реки, теперь, по Правилам, нужно было отправиться в поход, чтобы спасти его дочь.

Железнохватка между тем будет оставаться в руках Гейрота. Старый солдат Тарне нравился Вейлрету, и он верил, что тот сможет укрыть жителей в лесах. Но Гейрот имел крепость. Камень Воздуха и друзей-людоедов.

Когда ученый вернулся в тронный зал, Страж наконец очнулся:

– Вы должны торопиться. Тарее угрожает смертельная опасность. – Голос его заметно окреп, даже шепелявость уменьшилась, он даже приподнялся без особых затруднений. – У вас есть копия карты, той, что на стене? Чтобы не заблудиться?

– Я уже запомнил ее наизусть, – сказал Делраэль, скрестив руки на груди. Страж вздохнул:

– Наверное, я слишком долго держал Тарею взаперти. Ей следовало выходить отсюда, чтобы увидеть Игроземье и познать мир. Если бы девочки не было здесь во время нападения, то ничего бы не случилось.

– Сардун, есть ли у тебя меч? – спросил о своем Делраэль. – С ним у нас было бы побольше шансов на успех.

– Берите все, что хотите, из подземного хранилища, если только это поможет вам освободить мою дочь.

Страж раскинул руки, жестом приглашая гостей воспользоваться музеем.

Брил выступил вперед и неохотно, однако с благоговейным лицом, протянул Стражу Камень Воды. Недоволшебник самостоятельно выковырял его изо льда на балконе.

– Вот твой Камень, Сардун.

Страж отпрянул от подношения, перекосившись от ужаса и отвращения. Вытянув вперед жилистую руку, он выбил Камень из рук Брила. Изумленный Недоволшебник побежал за покатившимся по полу сапфиром.

– В чем дело? – спросил он, вкладывая все недоумение в голос.

Сардун поежился в своих одеялах. По его телу даже пробежала дрожь.

– В последний раз я использовал Камень Воды для связи между мной и ДЭЙДОМ. Душам ДЭЙДА почти удалось толкнуть меня на полу-Перевоплощение. С Камнем Воды это было бы так легко.

Так пугающе легко. Может быть, ДЭЙД надеялся, что при моем участии, используя Камень Воды и свое собственное могущество, у него хватило бы сил на настоящее Перевоплощение. – Страж вздохнул. – Но я отказался. В будущем, быть может, я пожалею, что упустил свой единственный шанс на чудо. Я боюсь снова использовать Камень. ДЭЙД знает, что я здесь, а я сомневаюсь, что смогу дважды устоять перед искушением.

Брил вначале уткнул свой взгляд в пол, потом бросил его в сторону Делраэля и Вейлрета и наконец остановил на Сардуне.

– Я – Недоволшебник. Я могу пользоваться магией Волшебников, в том числе Камнем Воды. – Посверкивая глазками, он говорил очень быстро, словно боялся, что его остановят. – Может быть, в нем как раз та магия, которая мне нужна. В Игроземье все еще полно чудовищ, уцелевших после Чистки. С помощью Камня Воды я мог бы защитить себя и своих друзей. У нас имелось бы побольше шансов спасти Тарею.

Страж закрыл глаза.

– Хорошо, возьмите Камень Воды и унесите его подальше отсюда. Для меня он – как искушение. – Сардун выглядел крайне утомленным. – Используйте его, чтобы вернуть мне Тарею.

Брил смотрел на синий камень в своей руке. Он улыбался, горя желанием поскорее воспользоваться им и трепеща от благоговения.

Делраэль вернулся, неся древний меч с инкрустированной рукояткой, он был вполне пригоден к употреблению. Воин заткнул клинок за серебряный пояс отца. Выпрямившись, провел руками по кожаным доспехам, показывая готовность к бою:

– Идем.

Страж настоял на том, чтобы проводить их. Путь до ворот продолжался целую вечность. Напрасно Вейлрет пытался убедить Сардуна не тревожиться и спокойно отдохнуть.

19
{"b":"1486","o":1}