ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Делраэль пробирался вперед, не замедляя шага.

– Поторапливайся, Рет, мы должны успеть пройти еще пару гексагонов до наступления ночи.

По мере того как братья углублялись в болото, сырой туман окутывал их все сильнее. К тому же тучи негостеприимных комаров вплотную взялись за путешественников. Деревья становились все реже, тут и там виднелись омуты с застоявшейся водой цвета чая. Пыльные коричневые бабочки порхали над землей.

Ветви необхватных кипарисов торчали в разные стороны, словно гигантские пальцы, а корни высовывались наружу, как будто деревья пытались удержать равновесие в трясине. Огромные кувшинки, которые могли бы заглотить человека, широко раскрыли яркие рты. От их аромата у Вейлрета кружилась голова. Снедаемый любопытством, он заглянул внутрь одного из цветков и увидел уже тронутые разложением трупики птиц и мертвую лягушку. Он попятился прочь, набирая полные легкие воздуха, чтобы прийти в себя.

– Когда наконец кончится это болото? – Вейлрет тяжело дышал, его прошибал пот. Он вспомнил свое жилище, запах горящих свечей, ворох манускриптов с невнятными записями народных сказок… Все это еще предстояло изучить.

Около полудня путников буквально захлестнула волна какой-то нестерпимой вони. Вейлрет отчаянно зажал нос рукой, а у Делраэля даже выступили слезы.

– Мы должны разобраться, в чем дело.

– Не вздумай, Дел!

– Нам интересно все, что выходит за рамки обычного. Ты прекрасно знаешь Правила. Мы не имеем права оставить это без внимания. Кроме того, я воин, ты разве забыл? И быть может, мы нападем на след Брила.

– Хотел я бы повстречаться с тем, кто придумал эти чертовы Правила, – проворчал Вейлрет себе под нос.

По краю глубокого пруда, явившегося причиной такого зловония, росли колючие кусты. Всякая дохлятина и стоячая вода дополняли друг друга, создавая букет ужасных, бьющих в нос ароматов.

Около кустов виднелись скопления гигантских кувшинок, но даже их приторный наркотический запах был не в силах преодолеть зловоние, испускаемое омутом. Склизкая его поверхность неожиданно заволновалась, словно под водой что-то жило и при этом имело немалый размер.

– Ну и что нам теперь делать? – спросил Вейлрет, зажав нос. Он говорил шепотом под растворявшееся в воздухе бульканье болота, Вейлрет прислушался. – Ты ничего не слышишь?

Делраэль склонил голову набок:

– А что?

Что-то шумно пробиралось через болото, сметая все на своем пути. Ритм шагов становился все отчетливее, приближаясь к тому месту, где находились братья. Бом, бом, бом, БАМ! Делраэль выпрямился и стал пристально всматриваться в лес, начинающийся за омутом. Но тут Вейлрет потянул его за рукав, заставляя пригнуться. Сквозь переплетения колючих веток был виден весь омут и его окрестности.

Что-то огромное, грузно шлепая, выходило к пруду. Послышалось звяканье цепи, рычание, всплеск. Вейлрет заморгал, стараясь ничего не пропустить. Он так сильно сощурился, что у него заломило в висках.

Громадный огр показался из-за деревьев, стряхивая комки грязи со своих далеко не чистых меховых одеяний. Шагая по лесу, он ударял усыпанной шипами дубинкой по каждому четвертому стволу кипариса. Отсюда и этот малоприятный грохот: бом, бом, бом, БАМ! От ударов раскачивались даже могучие деревья.

Ростом огр превышал человека раза в полтора, а мускулы выдавали в нем силу, способную сокрушать скалы. Нос, размером с картофелину, торчал между спутанными космами черных волос. Одного глаза у него не было, а на дебильной физиономии особенно выделялась отвисшая нижняя губа. Малоэлегантный его наряд состоял из бурых шкур, кое-как скрепленных небрежными стежками. Огромные босые ступни фонтанчиками продавливали болотную жижу между пальцами ног.

На ржавой цепи одноглазый огр держал маленького дракона, словно собачонку на поводке. Шею монстра обхватывал громоздкий железный ошейник. Видно было, что надели его очень давно, да так больше и не снимали. Дракон тяжело дышал и фыркал, показывая при этом ярко-красный язык. Он был скорее похож на крокодила-переростка, чем на устрашающую огнедышащую рептилию. Крылья, как обрубки, торчали из его туловища и смахивали на недоразвитые локти. Чешуя местами отвалилась, а острые зубы почернели и потрескались.

– Да, дракон из него еще тот, – проговорил Делраэль. – Нам он не помеха. Скорее развлечение.

Вейлрет крепко зажмурился. Сердце вдруг бешено заколотилось и тут же похолодело.

– Всех огров должны были уничтожить еще при Чистке. – Он глубоко вздохнул. В животе заныло, и по всему телу проступил пот. – Твой же отец сказал, что покончил с ними.

Его самого удивила горечь, с которой были сказаны эти слова. Детские кошмары, призраки, видения вновь захлестнули его. В ту пору ему было всего лишь восемь лет, но стоило ему только увидеть огра, как воспоминания полоснули по сердцу острой бритвой…

Он, маленький мальчик, стоит в воротах Цитадели с мамой и тетей Фьель. Его отец Кэйон ушел на охоту с дядей Дроданисом, отцом Делраэля. Уже к началу весны всем жителям Цитадели надоели лежалые запасы, хранящиеся в подвалах. Со свежим мясом получится настоящий пир в игровом зале Джорта. Может быть, они даже откроют новую бочку сидра.

Кэйон и Дроданис всегда соперничали друг с другом, но борьба их была честной: игра в кости, охота, состязания по владению разными видами оружия. Их приключения стали легендой, частью истории Игроземья. Но в тот раз Дроданис вернулся один. Маленький Вейлрет следил за тем, как по пути в Цитадель его дядя взбирается на Крутой Холм.

Дроданис в молчаливой скорби прошествовал по деревне, неся на руках тело Кэйона. В своей отрешенности он даже не слышал вопросов соседей. Маленькому Вейлрету стало страшно, хотя он и не понимал еще, что случилось. Он просто стоял и молчал.

Тетя Фьель вздрогнула. Мать Вейлрета, Сайя, с ужасом наблюдала происходящее. Только приблизившись к воротам, где стояли люди, Дроданис заговорил. Он бережно положил тело Кэйона к ногам плачущей Сайи. Отвязав от пояса мешок, Дроданис вытряхнул из него жирную голову огра.

– Я уничтожу их всех до единого, – сказал он.

Дроданис собрал небольшую команду из лучших воинов Цитадели и, прихватив с собой жену Фьель, отправился на восток. Через два месяца они вернулись, неся головы пяти убитых огров и тела двух своих воинов.

Тем не менее у омута действительно остановился одноглазый огр, даже не догадывавшийся о присутствии людей. Высунув язык, дракон тянул за цепь, пытаясь дотянуться до воды.

Вейлрет до боли сжал кулаки. С собой у него был только кинжал. Как жаль, что он не обладал волшебными чарами и не мог разверзнуть землю под ногами огра. Он был всего лишь человеком.

Делраэль схватил брата за плечо. Он сжимал все сильнее и сильнее по мере того, как неприятная догадка приобретала более ясные очертания.

– А что, если этот любитель человечинки захватил Брила?

* * *

Две недели назад Вейлрет занимался в своем жилище в Цитадели. Вдобавок к распахнутым окнам на столе горело несколько свечей, чтобы в комнате было посветлее. Сайя всегда ворчала на него за то, что он читает в полумраке и продолжает портить глаза. Сам Вейлрет не любил зажигать свечи, потому что ветхие манускрипты легко воспламенялись.

Старый Брил, Недоволшебник, маг-недоучка, живущий в Цитадели, явился надоедать Вейлрету. Ему наскучило смотреть, как Делраэль обучает молодых воинов стрельбе из лука и другим военным премудростям.

– Все равно никто не будет читать историю Игроземья, Вейлрет. Зачем трудиться понапрасну?

– Для меня это важно. – Вейлрет взглянул на визитера поверх пламени свечи. – Почему ты все видишь в черном цвете?

Брил был маленьким и щуплым на вид. У него были серые волосы и куцая серая бороденка. Но облачался он в ярко-красную мантию с капюшоном, доставшуюся в наследство от его отца Куоннара. Однажды Брил стал уверять, что ее гладкая блестящая материя якобы соткана из гусеничных коконов, но никто в игровом зале ему не поверил.

2
{"b":"1486","o":1}