ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тилэйн бродила по “комнате”, то прикасаясь к стволу какого-нибудь дерева, то глядя на цветы. Она будто ждала сигнала.

– Мне понадобятся все мои знания, ДЭЙД, – размышляла она вслух. – Ты умаляешь мои способности, заставляя заниматься только царапинами и порезами хелебаров. На этот раз мне придется залечивать человеческие раны, раны существа, даже не принадлежащего к Лидэйджену.

Тилэйн приложила обе руки к тому месту, где тело пантеры сменялось человеческим. Ответа от ДЭЙДА не было.

– Я же хочу служить ТЕБЕ! – Тилэйн с трудом подавила в себе желание рвать когтями землю от злости.

Целительница забормотала себе под нос, поглаживая молодое деревце, которое тоже было частью ее “комнаты”.

– Я смогу исцелить его ушибы и порезы, но вылечить ногу мне не под силу. – Она тряхнула головой. – Я не собираюсь убивать на это свое время и силы Лидэйджена.

От молодого деревца отскочила искорка и обожгла ей пальцы. Тилэйн поняла, что ДЭЙД был бы недоволен таким решением.

– Так ты считаешь это важным, ДЭЙД? – Через плечо она взглянула на человека, лежащего на широком пне. – Ты хочешь, чтобы я очень постаралась?

Тилэйн улыбнулась больше от гордости, чем от растерянности.

– Я докажу тебе, что не зря училась. Ты сможешь гордиться мной. – Ее изумрудно-зеленые глаза сверкнули. – Обещаю.

Пение птиц и шелест ветра действовали на нее успокаивающе. Она принялась искать тонкий прутик на деревце. Найдя нужную веточку, без труда отделила ее от ствола. Затем размягчила кору дерева и заткнула образовавшуюся на стволе ранку. Целительница поднесла ветку к носу тем концом, который раньше врастал в древесный ствол.

После этого Тилэйн вернулась к неподвижному Делраэлю и стала размахивать веткой у него перед лицом. Тихонько напевая, она проводила прутиком по синякам и царапинам. Постепенно слой крови и грязи исчез с лица воина. Синяки рассасывались, царапины и порезы заживали.

Однако ветка в руке Целительницы превратилась в комок грязи.

– Да, я знаю, это изменит только внешний вид, – она вздохнула про себя, – но ведь иногда и внешность имеет большое значение.

Вытянувшись на задних лапах, Тилэйн потянулась, чтобы сорвать пучок дубовых листьев, выбирая самые здоровые и зеленые. Она положила листья на изувеченную ногу, равномерно распределяя их по торчащим осколкам костей. Тилэйн затянула новую магическую песню, и листья стали сохнуть и темнеть. Не прекращая пения, она осторожно, чтобы не задеть ногу, смахнула увядшую зелень. Потом положила новую и запела громче. И во второй раз листья быстро завяли.

– Дуб должен помочь, ведь он сильный. – Она подняла один из увядших листиков и посмотрела на свет. Тилэйн нахмурилась, но решила попытаться еще раз. Она запела сильным резким голосом. Силы ее были уже на исходе, но Целительница сумела взять еще несколько нот.

Листья снова почернели и увяли. Да, боль ушла, кровотечение остановилось, но ей никогда не удастся по-настоящему вылечить ногу.

Однако сам ДЭЙД отказывался признать ее поражение.

Делраэль застонал в бреду. Серые глаза его раскрылись, но взгляд был отрешенным. Казалось, он не мог сосредоточиться, хотя чувствовал, что кто-то находится рядом.

– Я ранен? Не помню, что случилось. – Он вздохнул, но даже вздох его получился какой-то судорожный. – Вейлрет?

Тилэйн сорвала несколько сосновых иголок с нависшей над ней ветки.

– Спи! – Она потрясла ими перед лицом Делоаэля, чтобы тот вдохнул запах сосны. – ДЭЙД поможет восстановить твой израненный дух.

Она наблюдала, как непреодолимый аромат вечнозеленых иголок убаюкивает человека. Вскоре тот снова окунулся в благодатный сон.

Сознавая свое бессилие, Тилэйн морщилась, осматривая бесчувственное тело раненого. Потом сжала губы и молча кивнула, почувствовав, что ДЭЙД одобряет принятое ею решение. Вдохнув поглубже, чтобы успокоиться, Целительница ощутила запах леса, запах могущества и трепещущей жизни.

МНЕ НИКОГДА НЕ ПРИХОДИЛОСЬ ДЕЛАТЬ НИЧЕГО ПОДОБНОГО. ЗА ВСЮ НАШУ ИСТОРИЮ ЭТО УДАЛОСЬ ЛИШЬ ОДНАЖДЫ. Она подошла к могучему дубу. Целительница прижалась лбом к стволу дерева и обхватила его руками.

– Пришли ко мне Нолдира-Резчика, – сказала она, и Лидэйджен передал ее послание.

Тилэйн снова вернулась к Делраэлю и склонилась над его ногой. Она ждала. Мужчина-хелебар вошел в лесную “комнату” настолько тихо, что она бы не услышала его, если бы не чувствовала малейшую вибрацию ДЭЙДА. Обернувшись, она встретила вопросительный взгляд Нолдира.

У Резчика были черные волосы, копной разметавшиеся по плечам. На груди висел замысловатый талисман, символизирующий сон, навеянный когда-то Лидэйдженом. Значение символа было понятно только Нолдиру. Руки у него были мускулистые, но Тилэйн знала, насколько нежны и проворны его пальцы.

Она кивнула в сторону Делраэля, лежащего на широком пне. Брови Нолдира вопросительно приподнялись, но Резчик не вымолвил ни слова, ожидая, пока она заговорит. Тилэйн уважала его за терпеливость. Она не терпела таких, как Йодэйм-Следопыт, которые своей глупой болтовней нарушают содержательную тишину леса.

– ДЭЙД говорит, что ты должен помочь этому человеку.

Нолдир сделал шаг назад, аккуратно переступая через цветы, чтобы не раздавить их своими кошачьими лапами.

– Я буду рад сделать все, что в моих силах… – Слова его повисли в воздухе. Он ждал более подробного объяснения.

Целительница скрестила руки на груди. Острый запах цветочной гирлянды действовал на нее успокаивающе и в то же время придавал ей уверенности.

– Его нога мертва. Она достанется лесу, но лес должен дать ему взамен новую ногу. Ты сделаешь ее.., из дерева КЕННОК.

Нолдир-Резчик подавил изумление и овладел собой. Тилэйн знала, насколько могущественным и редким было дерево КЕННОК. Оно охранялось ДЭЙДОМ и владело многими тайнами. Целительнице было приятно видеть, что Нолдир тут же принял ее сторону.

– Неужели ты собираешься повторить то, что было сделано с Джогиром Деревянной Рукой? Это было так давно.

– Да. Хелебары забыли многие свои умения. Но я должна попробовать. ДЭЙД поможет мне. – Ее глаза сверкали от внутреннего напряжения. Ей хотелось отдохнуть на зеленой постели луга, смотря на горы, внимая запаху цветов и деревьев. Но пока ее окружала одна лишь боль.

Она глубоко вдохнула и вернулась к Делраэлю.

– Посмотри на здоровую ногу этого человека и сделай точно такую же из живого дерева КЕННОК. Когда она будет готова?

Нолдир наклонился. Его смущал цвет и запах человеческой крови. Однако он осмотрел и здоровую и изувеченную ногу.

– Я думаю, не раньше ночи.

– Так долго?

– У него очень странная нога. Я никогда не вырезал ничего подобного. – Его тон не терпел возражений.

Она со вздохом кивнула.

– К ночи все будет готово, обещаю, – подтвердил он.

Тилэйн нетерпеливо отослала Резчика.

* * *

Вейлрет зачерпнул из пруда холодной воды и стал жадно пить, пока у него не заломило зубы. Остаток воды он плеснул себе на лицо и вздрогнул от холода. Потом снова попил и откинул со лба влажные волосы цвета соломы.

Машинально он зачерпнул ил со дна пруда и обтерся им. После такой процедуры стало от холода ломить все тело, но зато удалось навести марафет.

– Эта вода – из подземных источников, расположенных под Лидэйдженом, – сказал Йодэйм. – Они действуют весьма освежающим образом. Однако вполне можно просохнуть и обогреться у костра еще до заката.

Брил дрожал от холода в ожидании, пока высохнет его одежда. Его выжатая мантия была расстелена на камне, нагретом солнечными лучами. С тонкой серой бороденки и жидких волос на шею капала вода.

– Есть какие-нибудь известия? – спросил Вейлрет. – Делраэль поправится?

Хелебар многозначительно улыбнулся:

– Доверьтесь Тилэйн. Она сделает все возможное. – Он потер руки и поочередно глянул на Вейлрета и Брила. – Расскажите, откуда вы? Где ваш дом?

Вейлрет заметил любопытство в ярко-зеленых глазах Йодэйма, зрачки были овальные, как у кошки. И хотя человеку было не до разговоров, он сказал:

24
{"b":"1486","o":1}