ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы из Цитадели. Это далеко отсюда, на много гексагонов западнее вашего леса.

– Впервые слышу это название, – отозвался Йодэйм. Он вдруг помрачнел и стал серьезным.

Вейлрет безразлично пожал плечами. Брил дважды кашлянул. Йодэйм выгнул свое гибкое кошачье тело и растянулся в высокой траве у пруда.

– Я люблю путешествовать, но мне не хочется быть вдали от ДЭЙДА. Ни один из хелебаров не исходил столько окрестностей Лидэйджена, сколько я. Они заняты каждодневным выполнением своих обязанностей по лесу, и их это вполне устраивает. А мне нравится искать и находить что-то новенькое. Тем более что ДЭЙД всегда помогает найти дорогу домой.

Брил неодобрительно фыркнул:

– Мне уже порядком поднадоели бесконечные разговоры о вашем ДЭЙДЕ.

Хелебар сел и стряхнул с плеча прилипший листок. В глазах его читалось недоумение.

– ДЭЙД заботится о нас. ДЭЙД поможет Тилэйн-Целительнице спасти твоего друга.

По всей видимости, сам Йодэйм не имел точного представления о том, что такое ДЭЙД. Вейлрет хотел было объяснить ему, но подумал, что прибережет этот козырь на потом. Историк натянул все еще влажную тунику и зашнуровал ее спереди.

– ДЭЙД держит ваш лес в такой чистоте и порядке?

Йодэйм развел руками, как бы охватывая весь Лидэйджен:

– Это – лес хелебаров. Мы заботимся о его чистоте, потому что у нас такая договоренность с ДЭЙДОМ. Мы живем в мире с Лидэйдженом. Мы любим жизнь во всяком ее проявлении, и для нас она – священна.

Хелебар потрогал амулет из сосновой шишки у себя на груди.

Вейлрету, однако, его слова показались бесцветными, заученными. В его мозгу проносились видения: Циклоп, бросающий валуны; искры, летящие от камней, когда чудище проводит по ним своими обсидиановыми когтями; валун, обрушивающийся на ногу Делраэля, когда тот пытается уклониться от удара…

Для ТЕХ это было всего лишь случайным приключением на пути к главной цели.

Вейлрет опустил голову и увидел, что руки его сами собой сжались в кулаки.

– Значит, согласно замечательной договоренности с ДЭЙДОМ, любая жизнь для вас настолько драгоценна, что вы даже не можете прикончить чудовище, внаглую напавшее на нас? Но всему Игроземью известно – ТЕ создали монстров именно для того, чтобы они убивали и чтобы убивали их.

Йодэйм сделал вид, что не заметил сарказма, звучавшего в словах Вейлрета.

– Как раз поэтому мы и не должны убивать Циклопа. Мы должны обходить Правила ТЕХ любыми способами. Рано или поздно до НИХ дойдет, что мы сами себе хозяева и будем поступать так, как нам заблагорассудится.

Йодэйм достал свой длинный деревянный меч и выставил перед собой. В лучах вечернего солнца застывшая смола на клинке отливала золотом. На мече виднелись пятна циклопьей крови. Когда Йодэйм снова заговорил, в его голосе слышалось смущение:

– Давным-давно, когда только что завершились войны старых Волшебников, хелебары были воинственным и жестоким племенем. Мы глумились над природой, издевались над лесом. Мы срубали деревья и оставляли их гнить. Мы губили лес. Многие деревья погибли, так и не принеся никакой пользы! – Йодэйм вздрогнул. – Но ДЭЙД Лидэйджена был очень силен. Деревья объединились, чтобы дать нам отпор. Они перестали плодоносить. Поленья отказывались гореть в наших кострах. Ветви переплетались между собой, образуя непролазные дебри, а стволы склонялись так, что мы не могли пройти между ними. То и дело деревья меняли свое расположение, и с трудом протоптанные тропинки исчезали, Хелебары поняли, что лес стал их грозным противником, и тогда мои предки порешили вести войну на уничтожение: они рубили подряд все деревья и посыпали почву солью. Но даже срубленные стволы падали прямо на хелебаров.

Вейлрет огляделся в поисках чего-нибудь, на чем можно было записать легенду, чтобы потом занести ее в летопись Игроземья. А Йодэйм продолжал, аккуратно подбирая слова:

– Много деревьев и хелебаров погибло, прежде чем ДЭЙД наконец заговорил с нами через Тессара – Отца Сосен. Это то самое дерево, которое одиноко стоит на утесе.

Вейлрет кивнул.

– Тессар передал нам условия перемирия, которое предлагал ДЭЙД. Согласно им, хелебары должны были беречь деревья от гниения и сырости и не допускать, чтобы всякие паразиты наносили им вред. Кроме того, мы обязаны были избавлять деревья от омертвевших ветвей и следить за тем, чтобы молодые деревца росли равномерно. То есть нам вменялась забота о Лидэйджене. В свою очередь, лес обещал поделиться с нами своими знаниями, научить нас настоящей древесной магии, в том числе и способам лечения ран и болезней.

– В таком случае вам будет не сложно исцелите Делраэля, – подхватил Вейлрет. Йодэйм загадочно улыбнулся:

– Посмотрим.

* * *

Огонь. Сверкающее зарево, яркие отсветы пламени. Горячий огонь, жадный огонь, огонь, отражающийся в единственном желтом глазу.

Циклоп стоял на окраине леса, вдыхая запах дыма. Он ощущал свое могущество. Деревья боялись его, боялись зажженного им огня. Он потер руки, и во все стороны разлетелись искры.

Хелебары устлали землю Лидэйджена толстым ковром из листьев. Языки пламени вздымались все выше.

Сверкающее зарево, яркие отсветы пламени.

* * *

– Я закончил работу, Целительница. – Нолдир-Резчик пробрался сквозь плотную стену деревьев в “комнату” Тилэйн.

Она, прекратив рассматривать Делраэля, взглянула на вошедшего, моргая и покачиваясь от усталости. Какое-то мгновение Целительница приходила в себя и пыталась сфокусировать свое зрение, пока деревья наконец не приняли реальные очертания.

– Помоги мне. Резчик. Нужно отнести его к дереву КЕННОК. – Ее хриплый голос прозвучал довольно резко.

Нолдир пропустил свои руки у Делраэля под мышками, чтобы получше ухватиться. Тот сдавленно всхлипнул. В голосе чувствовалась такая боль, что хелебар чуть не выпустил человека. Хотя кровотечение прекратилось, чужеземец выглядел жалким и истощенным, он явно находился между гексагонами жизни и смерти. Но Тилэйн ободряюще глянула на Нолдира, и тот взвалил Делраэля на ее дымчатую спину.

Придерживая свою ношу одной рукой, Целительница в сопровождении Резчика рванулась в самые дебри Лидэйджена. Нолдир двигался с ней в ногу, помогая придерживать живой груз. Тилэйн ощущала тяжесть Делраэля у себя на спине, чувствовала его кровь на своей шкуре. Даже его боль отдавалась у нее в мозгу.

Она помечтала, как окунется в один из холодных источников Лидэйджена, когда ритуал завершится. Будет лежать в студеной воде, пока не почувствует себя очищенной. Но сначала ей надо добиться успеха – ДЭЙД очень уважает этого чужеземца, настолько, что даже попросил ее о жертве. О риске. Удовлетворить просьбу ДЭЙДА будет непросто, но зато она сможет общаться с душой леса, и это обстоятельство перевешивало все остальные.

Нолдир выскочил вперед, направляясь туда, где рос одинокий КЕННОК. Деревья этого вида были настолько редки и ценны, что только избранные хелебары знали об их местонахождении.

Резчик миновал цветущую поляну и заросли дикого винограда, пробираясь к тому месту, где шла недавно работа и были разбросаны щепки. Тилуин заметила цепким взором, что Нолдир успел вытоптать всю траву у дерева.

А в следующее мгновение она уже рассматривала новую ногу.

Невысокое, но древнее дерево КЕННОК помогло Нолдиру войти в контакт с ДЭЙДОМ. Для начала он помял ствол пальцами, пока оно не стало похожим на глину, затем снял кору. Потом, снова и снова воссоздавая ногу в своем воображении, обрабатывал древесину, пока не придал ей новую форму.

Корни дерева КЕННОК по-прежнему углублялись далеко в землю, приближаясь к сосудам самого ДЭЙДА. Но верхняя часть ствола уже представляла собой человеческую ногу, поднятую вверх. Ступня смотрела в небо. Гладкое золотистого цвета дерево отливало медью коричневых прожилок. Нога выглядела мягкой и почти живой.

Тилэйн удовлетворенно кивнула и улыбнулась. Затем откинула назад свои косы так, что их кончики задели раненого.

– Ты просто молодец, Резчик. Эта работа делает тебе честь.

25
{"b":"1486","o":1}