ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но в глазах Йодэйма-Следопыта уже горело предвкушение победы. Он будет сражаться за Лидэйджен! То же самое ожидалось и от Брила. Недоволшебник знал, что если он уступит смятению, потеряет надежду, то обозленные хелебары просто швырнут его в пропасть.

– Пойдем., Надо испробовать твою магию на другой части леса. – Йодэйм протянул руку и помог Недоволшебнику взобраться на свою спину. И снова они помчались вдоль границы бушующего пламени.

Брил уже истратил одно заклинание на Циклопа, и, таким образом, до наступления полуночи у него оставалась последняя попытка. Сидя на спине у Йодэйма, несущегося по дымящейся земле, Брил не отрываясь смотрел на языки пламени, словно плети хлещущие по деревьям. Быть может, ТЕ наслали этот лесной пожар, чтобы сорвать поход, а быть может, это прелюдия уничтожения Игроземья. Но Брил твердо решил показать ТЕМ, на что он способен. Он не собирается подчиняться ИМ и играть по ИХ Правилам.

Прежде чем в последний раз за сегодняшний день бросить Камень, Брил взглянул на луну и звезды, светившие сквозь сплетенные ветви. Пока ни одно заклинание не пропало даром, и полночь была уже близко.

Следующее заклинание тоже оказалось удачным и снова вызвало ливень. Огонь уступил дождю на большей части леса, чем в первый раз. Йодэйм зааплодировал, и это подбодрило Недоволшебника. Впрочем, приходилось все время маневрировать, чтобы не угодить в огненное окружение.

После полуночи Брил почувствовал новый прилив сил: ведь у него опять было четыре неиспользованных заклинания. Он представил, как вызовет сильный-пресильный шторм баллов так на шесть с помощью, шестигранного Камня. Однако ему не повезло. Выпала “единичка”, и это значило, что одно заклинание пропало даром.

– Неужели ваш хваленый ДЭЙД не может помочь мне хотя бы в этом! – крикнул возмущенный Брил.

– Но ты ведь не просил о помощи, – парировал Йодэйм. – ДЭЙД довольно часто уклоняется от Правил и обходит их. Быть может, сегодня как раз тот случай.

– Ну тогда посоветуй ему хоть уклониться в мою сторону. – Брил представил себя огромным, размером с небо, и мокрым как губка. Затем попытался отжать воду. – ДЭЙД, слышишь меня, пусть выпадет “шестерка”!

Брошенный Камень Воды замер было на “2”, потом покачнулся и вновь покатился, очень медленно, пока не остановился на “б”.

С неба обрушилась стена дождя. Свежий ветер отталкивал огонь, направляя его в обратную сторону. Ливень боролся с пожаром.

С помощью ДЭЙДА Брил полностью отдался власти Камня. Последние два заклинания тоже были удачны, каждый раз выпадала “шестерка”. Многогранник имел свое время, и сознание Брила провело внутри сапфира не то часы, не то дни. Недоволшебнику впервые удалось по-настоящему использовать силу Камня. Брилу понравилась борьба: он больше не чувствовал себя слабым. С помощью Камня он мог теперь творить чудеса, хотя никто никогда его этому не учил.

Брил видел, как пламя отступает под натиском дождя. Он погасил тлеющие угольки, смыл золу. Часть Лидэйджена, освобожденная от власти огня, зализывала раны, нанесенные пожаром. Она возвращалась к жизни.

Когда прекратилось действие последнего заклинания, Брил выпрямился, часто моргая и тяжело дыша. Сквозь мрак пробивался рассвет. С востока тянулись оранжевые полосы. Клубы дыма поднимались над Лидэйдженом, затмевая небо. Недоволшебник глубоко вздохнул. Силы его были на исходе, тело обвисало.

Рядом с ним уже стоял Вейлрет. Глаза его покраснели, он тоже выглядел усталым.

– Ты молодец, Брил. Ты очень помог. Недоволшебник заморгал еще чаще и с трудом заставил себя говорить:

– Помог? И только? Вейлрет развел руками:

– Ты загасил открытое пламя, но пожар продолжается в слое древесного угля.

Йодэйм-Следопыт посмотрел вдаль и сжал кулаки. Действие заклинания прошло, снова поднялся ветерок. Он, усиливаясь, раздувал пламя.

Брил перешел на шепот, потому что в горле словно застрял ком. В руке Недоволшебник все еще держал Камень Воды, но теперь он казался лишь блестящей безделушкой.

– Большего я сделать не могу. До завтрашнего дня я совершенно беспомощен.

– Теперь наша очередь. – Вейлрет кивнул в сторону хелебара, которого привел с собой. – Наиболее разумные среди них наконец поняли, чего мы от них хотим.

Брил увидел, что хелебар несет в охапке какие-то чудаковатые приспособления, похоже, лопаты, сделанные из опавших ветвей.

– Хорошо, этими штуками можно сбивать пламя и рыть траншеи.

Йодэйм подошел, чтобы взять один из деревянных инструментов.

– Их сделал Нолдир-Резчик?

Вейлрет стащил с себя тунику, оголившись по пояс. По его телосложению при всем желании нельзя было сказать, что он способен противостоять огню. Вейлрет потряс головой, и с волос брызгами полетел пот.

– Надо было видеть, как этот парень голыми руками лепил из древесины все, что нужно, словно она из воска.

Брил с трудом поднялся на ноги. Его старые кости были от усталости. Йодэйм-Следопыт взглянул сначала на него, потом на остальных и, наконец, на лопату, которую держал в руке.

– Пойду поищу Делраэля, – сказал Брил. – Не беспокойтесь, я сам найду дорогу.

– Если сам, то пожалуйста, – откликнулся Вейлрет. – Только Тилэйн никуда Делраэля не пустит.

Хелебары панически боялись огня, но их страх за деревья пересиливал все остальное. Они сбивали пламя с ветвей, закидывали раскаленные угли землей и копали рвы.

Вейлрет остановил Брила, уже собиравшегося скрыться в лесной чаще. Молодой человек понизил голос и положил руку на плечо Недоволшебника. Кивком головы он указал на приближающееся пламя.

– Ты ведь знаешь, что все бесполезно, правда? Брил вздрогнул. Он надеялся, что ошибся, но с помощью Камня Воды ясно видел, что огонь держит лес мертвой хваткой. Если уж с помощью заклинаний не удалось потушить пожар, то деревянные лопаты тут вряд ли помогут.

– Я знаю. Вскоре этот гексагон превратится в кусок почерневшей земли.

Тем не менее Вейлрет взял лопату и направился к границе пожара, стараясь выглядеть не очень мрачным.

* * *

Они трудились все утро, пока силы не покинули их. Адреналин был на исходе. Огонь, набирая мощь, постепенно заставлял их отступать.

Вейлрет уже с трудом поднимал лопату, чтобы прибивать тлеющие листья и рыть траншеи, через которые огонь все равно перепрыгивал. Потное лицо его было в грязи и саже. Спину покрывали ожоги от множества летающих угольков. Влажные светлые волосы, посеребренные пеплом, свисали сосульками.

В полдень отчаяние достигло предела. Горак Собиратель Пищи, худощавый хелебар со впалыми глазами, работавший рядом с Вейлретом, прервался и уставился на пламя. Вдруг он заорал и закинул подальше почерневшую лопату. Закрыв уши ладонями, обезумевший хелебар с диким воплем ринулся в горящую чащобу. На него обрушился поток раскаленных угольков. Словно демон, он голыми руками выкорчевывал деревья, другие валил с разбега. Шкура его загорелась, но он не обращал внимания, избавляя древесных братьев от долгих мучений. Остальные хелебары лишь пялились на него, даже не пытаясь остановить.

– Все мы слышим предсмертные крики деревьев, – пробормотал Йодэйм-Следопыт. – Это чувство заложено в нас ДЭЙДОМ.

Горак Собиратель Пищи уже был охвачен пламенем, но успел свалить еще два обреченных дерева. Одно из них обрушилось прямо на него, устроив погребальный костер.

Среди хелебаров на мгновение воцарилось мрачное молчание, но вскоре они снова окунулись в работу. Вейлрет отвел глаза от горящего трупа, сердце его бешено колотилось.

Йодэйм повернулся к нему. Вейлрета поразило равнодушие хелебара.

– Что нам еще остается, чужеземец?

* * *

Файолин Вождь провел на своей карте еще одну линию через гексагон, меньше четверти Лидэйджена оставалось не тронуто пожаром. Огонь пробирался вдоль границ, отрезая хелебарам путь к отступлению: впереди было бушующее пламя, позади – пропасть.

Вейлрет вернулся на поляну Совета и, совершенно обессиленный, плюхнулся на землю рядом с Делраэлем. Затем взглянул на Файолина:

31
{"b":"1486","o":1}