ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Можно было загодя вывести всех отсюда, ведь ты знал, что мы в огненном кольце. Похоже, чтобы разжалобить этот ваш ДЭЙД, нам придется выступить в роли мучеников.

Вождь ничего не ответил.

Чувствуя свое бессилие, возмущенный Вейлрет вдохнул душный воздух. Он закашлялся, внутри все горело.

Хелебары слышали стоны и крики горящих деревьев. Ужас и сознание беспомощности наполняли людей-пантер, но выхода их чувствам не было. Многие собрались под раскидистыми ветвями Тессара, древнего Отца Сосен, и умоляли ДЭЙД о помощи. Вейлрету эта сценка не доставила ничего, кроме нового огорчения.

Брил непрерывно щелкал суставами, разминая руки после того, как он несколько часов подряд сжимал Камень Воды. Делраэль сидел, нахохлившись и чувствуя себя совершенно бесполезным. Он не знал, что делать.

Черные косички Йодэйма давно расплелись. Где-то в огне потерялся его амулет из сосновых шишек. Многие хелебары собрались на поляне, вялые и безвольные. Сажа вместе с потом впиталась в их кожу, в изумрудных глазах читалось ожидание смерти.

– Ты больше не сможешь применить Камень Воды, так ведь? – спросил Вейлрет Брила, не отрывая взгляда от наступающего огненного вала. Историк щурился, пытаясь получше все рассмотреть.

Недоволшебник уставился на свои ладони.

– Я уже использовал положенные мне на сегодня заклинания. Но потушить пожар так и не смог. Если я попытаюсь предпринять что-либо до полуночи, это будет против Правил. Когда Сардун нарушил Правила, он практически парализовал себя, а ведь он НАМНОГО могущественнее меня. –. – Брил посмотрел на небо, потом снова на свои ладони. – Я к тому же неудачник. Схожие чувства, должно быть, испытывали мои родители, когда твой прапрадедушка Джэриель умер от опухоли.

Он покачал головой. Вейлрет был весь внимание.

– На протяжении года они пытались спасти его, но Джэриель умер. Я был тогда маленький, но помню, как они старались, как обсуждали каждый новый шаг. Им не удалось спасти его, а когда жена Джэриеля, Галлери, вышла замуж за Брюдейна (да, это был настоящий мужчина), пошли слухи, будто МОИ РОДИТЕЛИ отравили Джэриеля. Когда слухи дошли до них, им стало ужасно стыдно за свою неудачу, и тогда они пошли на частичное Превращение, растворившись в огне, что был намного ярче этого… – Он махнул в сторону леса. – Это происходило прямо на моих глазах. Они не извинились и даже не попрощались со мной. Мне тогда было лет десять. Неужели они не понимали, что своим поступком лишь усиливают подозрения? МНЕ пришлось нести за них груз вины. Люди, среди которых я рос, даже не знали, чему меня учить и что делать с данной мне свыше силой…

Брил остановился, покачал головой.

– Нет смысла возвращаться к прошлому. Многие годы Дроданис именно этим и занимался, пока не отправился на поиски Ведущей Мелани. – Недоволшебник отряхнул колени. Голубая мантия была вся в саже.

Порыв ветра пронесся над лесом. На поляну потянулся дым. У Вейлрета защипало глаза, но слез почему-то не было. Волоча ногу КЕННОК за собой, Делраэль неуклюже подошел к обрыву и заглянул в пропасть. Вейлрет присоединился к нему, глядя на простирающийся перед ним гористый гексагон. Он напрасно щурился, все вокруг было еще туманнее, чем обычно, дым ел глаза. Не проглядывались ни уступы, ни узенькая тропинка, по которой можно было скрыться.

Дыхание огня становилось все раскаленнее, он приближался к собравшимся на поляне, словно прожорливое чудовище, готовящееся схватить добычу. Вскоре жар стал невыносимым.

Огонь несся по ковру сухих листьев. Хелебары сгрудились в угрюмую толпу и шепотом обращались к ДЭЙДУ за помощью. Но ДЭЙД оставался глух даже к их мольбам.

– Это очень рискованно. – Брил дрожал, взвешивая в руке Камень Воды. Недоволшебник встал, стараясь сохранять спокойствие. – Но раз уж нам все равно придется отдать концы… Как говорил мой дедушка, попытка – это еще не пытка…

– Удачи тебе, – сказал Вейлрет со всей искренностью, на какую был способен.

– Удачи, – присоединился Делраэль. – Только не сваляй дурака.

Недоволшебник закрыл глаза и бросил сапфир. Камень остановился на “единичке” и замер. ДЭЙД и не собирался приходить на помощь.

– Елки зеленые, – только и смог выдавить Делраэль.

И тут Брил вскрикнул, будто от сокрушительного удара кулаком. С закрытыми глазами он повалился на истоптанную землю и больше не двигался. Пальцы его судорожно сжимали Камень Воды. Брил еще дышал, но Вейлрет решил, что лучше не трогать его.

Хелебары молча следили за языками пламени, уже охватившими главное дерево – Тессара, Отца Сосен. Оранжевая пелена окутала его хвою и высохшую кору, истекающую смолой. Воздух наполнился запахом тлеющих игл. Тессар издал что-то похожее на вздох, когда сок его стал шипеть и пузыриться от нарастающего жара.

Отец Сосен воспламенился в одно мгновение, превратившись в огромный столб из взлетающих искр. Некоторые хелебары в этот момент пронзительно завизжали, но у большинства не было сил даже на это.

Тессар застонал, уступая огню, наседавшему на ветви. Древняя сосна с ужасным грохотом повалилась на землю. С ее ветвей огонь перекинулся на траву, он неотступно надвигался на хелебаров, словно голодный демон.

Вейлрет с трудом глотнул воздух, его била дрожь. Он сделал шаг к Делраалю. Брат стоял с побелевшими губами, стиснув кулаки.

Все внутри у Вейлрета сжалось, словно в него всадили острый нож. Легкое чувство тошноты сменилось всепоглощающим отчаянием и полной пустотой. Голова его кружилась, и он не мог ничего понять, пока не услышал крики хелебаров:

– ДЭЙД покинул Лидэйджен! Он оставил нас! Некоторые заголосили. Тяжелым взглядом Вейлрет наблюдал, как пятеро хелебаров подбежали к краю гексагона и бросились с обрыва.

Молодой Тэйрон Будущий Вождь покраснел от стыда и горя. Он крикнул остальным хелебарам, которые тоже направились к пропасти:

– Вы что, стыдитесь умереть на земле Лидэйджена? Я останусь здесь и встречу огонь с той же стойкостью, что и деревья!

Делраэль схватил одну из почерневших лопат.

– Пошли, Вейлрет! – Он бросился к огню. Ему хотелось действовать. – Давайте же, все вместе. Мы можем сбивать приближающийся огонь с травы!

Вейлрет присоединился к брату и стал сбивать надвигающееся пламя, хотя ему приходилось заниматься этим голыми руками.

– Какой смысл в этих потугах? – повернулся к нему Файолин. – Лидэйджен мертв. ДЭЙД покинул нас.

– К черту ваш Лидэйджен! – крикнул в ответ Делраэль. – Речь идет о нас!

Но хелебары не двигались. Лишь Йодэйм-Следопыт неохотно взялся за лопату.

– А что с Брилом? – спросил Вейлрет, поворачиваясь в сторону лежащего Недоволшебника. Слова замерли у него на устах.

* * *

Брил с трудом поднялся на колени, глаза его выглядели остекленевшими. Недоволшебник не мог остановить взгляд ни на одном предмете, но казалось, что он смотрит на все сразу.

Могущество Лидэйджена передалось Камню Воды, а оттуда перешло в разум Брила. Его сознание вырвалось наружу и в один миг охватило всю карту Игроземья.

Охваченный неведомой ему силой, он чувствовал себя гигантом, возвышающимся над лесом. Его крошечное тельце светилось от переполнявшей энергии, а мельтешащие в панике хелебары казались пятнистыми букашками в траве. Увидев Лидэйджен, бьющийся в предсмертных судорогах, Недоволшебник почувствовал, как в нем закипает гнев.

Где-то в подсознании Брил ощутил величие силы, сосредоточенной в Камне, – точно так же, как и Сардун при создании Реки-Барьера. Недоволшебнику стало страшно.

Трава воспламенялась очень быстро, а уже сгоревшие деревья падали в пепел, где их охватывала новая волна жара. Брил видел, как Делраэль и Вейлрет пялятся на него с явным изумлением, но не обращал на это внимания. Словно в тумане он различал хелебара, указывающего на него и что-то кричащего. Но голоса отдавались всего лишь писком в его ушах. Брил был поглощен ревом пожара и мелодией неведомой силы.

Его охватило пьянящее чувство.

– ДЭЙД! ДЭЙД перешел к Брилу-Путешественнику!

32
{"b":"1486","o":1}