ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ты сильнее, чем ты думаешь. Гид по твоей самооценке
Монах, который продал свой «феррари»
Morbus Dei. Зарождение
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Маленькая жизнь
Вторая жизнь Уве
Царство мертвых
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
A
A

После того как закончились войны старых Волшебников, переполненные злобой слаки засели в своих крепостях в ожидании дня, когда они станут править Игроземьем. Когда Превращение унесло почти всех Волшебников, слаки с радостью выбрались из своих логовищ: они жаждали человеческой крови. Но люди с помощью Стражей сумели отстоять Игроземье, и побежденным слакам пришлось снова ретироваться в горы.

Пэйнар же утверждал, что теперь все слаки покинули горные крепости и ушли на ВОСТОК – туда, откуда, по словам Ведущей Мелани, не собирались начать уничтожение мира.

Угрюмый вид Пэйнара вызывал неприятные предчувствия у Вейлрета. Очень скоро он встретится с ТЕМИ, создавшими в своем воображении весь этот мир” ТЕМИ, что играли главные роли в истории Игроземья. Они были где-то здесь, но, наверное, оставались невидимыми. Историк принюхался: казалось, сам воздух был полон тайны. Может быть, ТЕ уже наблюдают за странниками? Чем закончится эта встреча? У Вейлрета пересохло в горле, а на шее выступил пот. Что будет, если ТЕ все-таки заставят его взглянуть на них, НАСТОЯЩИХ. Он тоже останется без глаз, как Пэйнар, или вовсе исчезнет? Ведь для них человек и историк Вейлрет – не больше чем выдумка.

– А почему ТЕ околачиваются здесь? – спросил он.

Пэйнар замедлил шаг. Он был даже рад возможности отдалить неприятную встречу.

– Они находятся здесь с самого Превращения, которое должно было завершить Игру. В то время, как Стражи собирались вместе, слаки готовились к захвату власти, а люди начали Чистку Игроземья, двое ТЕХ пришли сюда, чтобы посеять зло, которое в будущем поглотит весь мир. Они породили тварь, которая называется Скартарис. Она сейчас – в восточных горах, за городом Тайре, почти на краю земли. Это сгусток энергии, растущий и поглощающий жизнь, гексагон за гексагоном. Ничто не сможет остановить ее: вскоре она охватит весь мир и настанет конец Игры. На этот раз ТЕ не оставляют нам возможности уцелеть. – Пэйнар продолжил еще более понуро:

– В течение почти целого столетия они скрывались здесь, вынашивая свой план. Дэвид и Тэйрон здесь для того, чтобы не пропустить захватывающее зрелище: конец выдуманного ими мира. Игроземье обречено. Слишком поздно что-либо предпринимать.

Вейлрет покачал головой, уставившись в пол:

– Значит, Река-Барьер нас тоже не спасет. Почему же Ведущая не предупредила нас?

– Но зачем МЫ понадобились ТЕМ? – спросил Брил. Его тоненький голосок эхом прокатился по узкому туннелю.

Пэйнар скривил губы в иронической улыбке.

– ВЫ им не нужны, им требуется Камень Воды. Они уже так давно здесь находятся, что не могут сами вернуться в свой мир. Их корабль развалился, как только они направили силу своего воображения на другие вещи. Они манипулировали Правилами, которые сами же создали, а теперь, чтобы попасть домой, им необходима магия Игроземья. Без могущества Камня Воды они не смогут попасть в НАСТОЯЩИЙ мир.

Потрясенный Брил в оцепенении сжимал сапфировый многогранник. Делраэль рассмеялся:

– Неужели они надут от нас помощи после того, как мы узнали об этом подлом Скартарисе?

Если они не в состоянии играть честно, то обойдутся без нашего камешка. Пэйнар повернулся к нему:

– Они вас и не спросят. А если вы закочевряжитесь, они вас просто ликвидируют. Чик, и нету… Послушайте, я для них просто игрушка, поэтому до сих пор жив. Я ненавижу их за то, что они меня ослепили, но, с другой стороны, мои новые глаза зависят от их могущества. – Слепой верзила помахал своим зрительным устройством. – В своем НАСТОЯЩЕМ мире ТЕ – обыкновенные подростки. Юнцы. Пацаны. Столетия нашей истории были для них лишь несколькими годами Игры. И нрав у них как у избалованных детей. Я не могу вам ничего посоветовать. Они обрекли наш мир на уничтожение, и я был бы рад, если б им не удалось выбраться отсюда и пришлось разделить нашу участь. Но устроить это не в моих силах и не в ваших. Они добьются своего, как бы вы ни сопротивлялись.

Пэйнар двинулся дальше. Слышно было лишь позвякивание “глаз”.

– Ну, это мы еще посмотрим. Пацаны какие-то и вдруг командуют целым миром, тьфу. – Делраэль даже сплюнул.

* * *

Туннель провел странников мимо скопления крошечных каморок, похожего на улей, на широкий пустой двор, где, по-видимому, слаки проходили обучение военным премудростям. Из пыльной земли торчали деревянные столбы с перекладинами, на которых болтались кандалы в запекшихся пятнах крови. Стало ясно, каким образом ящеры отрабатывали свои боевые приемы.

Посреди двора валялись погнутые и покрытые ржавчиной металлические конструкции. Когда-то на этом месте стоял корабль, похожий сейчас на мертвое доисторическое животное. На таком транспорте уже никуда нельзя было отправиться.

Вейлрет с трепетом всматривался в него. ТЕ создали этот корабль в своем воображении, и он перенес их из НАСТОЯЩЕГО мира в Игроземье. Но в течение столетий, показавшихся им днями, они направляли все свои усилия на уничтожение этого мира, а их корабль тем временем ржавел и разрушался. Им необходим был теперь Камень Воды в качестве катализатора, чтобы вернуться из Игроземья в НАСТОЯЩИЙ МИР. Смех, да и только. Интересно, какой такой силой обладает Волшебный сапфир, что ТЕ предпочли ему свои игральные камни? Обращение ТЕХ к магии Игроземья – совершенно несправедливо, а ведь справедливость является одним из основных Правил.

Путешественники ступили на залитый солнцем двор, и трепет вновь охватил Вейлрета. Легкое, едва заметное движение воздуха говорило ему о том, что они здесь не одни. Он огляделся вокруг, но, кроме обломков корабля, ничто не говорило о присутствии Призраков. Вейлрет остановился, позади него замерли Делраэль и Брил. Чуть в стороне встал нахмурившийся Пэйнар, он так сильно сжимал свои жезл, что даже костяшки пальцев у него побелели.

– Наконец-то вы пришли. Теперь мы сможем отправиться домой. – Громоподобные голоса эхом прокатились по горам. Казалось, они звучали во всех углах двора: один человек не мог наделать столько шума. Создавалось впечатление, что это вещает какой-то могучий и опасный демон. Брил инстинктивно сжал сапфир, как бы защищая его и в то же время держа наготове.

– Мы подозревали, что Сардун воспользуется силой Камня Воды, чтобы создать Реку-Барьер. Мы знали, что ты, Брил, воспользуешься им для спасения хелебаров. А теперь Камень Воды освободит нас из плена этого мира, и мы сможем вернуться домой, пока еще не поздно.

– Уничтожьте по-быстрому свой Скартарис на востоке, и тогда мы поговорим! – дерзко, крикнул Делраэль на весь двор.

Вейлрет съежился от страха. По двору разнесся другой голос:

– Мы хотим прекратить Игру. И мы можем это сделать. А вы – всего лишь не слишком удачные плоды нашего воображения, вы подчинены нашей воле и нашим игральным камням.

– Эй, у нас на этот счет другие соображения! – откликнулся Делраэль.

Вейлрет положил руку на плечо брата и заговорил тихим, но твердым голосом:

– Вы мне тоже не кажетесь настоящими. Ведь я вас не вижу. Вам, кстати, не по зубам самостоятельно вернуться домой. По-моему, вы такие же плоды воображения, как и мы.

– Хотите, чтобы мы стали видимыми и доказали вам свою реальность? – прогремел первый голос.

Брил поднял Камень Воды над головой, держа его обеими руками. Многогранник сверкал и переливался на ярком солнце.

– Призраки! Энергия Камня сейчас принадлежит мне. Если вы нас уничтожите, я унесу Камень с собой!

Вейлрет еле сдержался, чтобы не завопить от радости.

– Стой, подлый старикашка! – крикнул ТОТ.

– У него хватит могущества на то, чтобы уничтожить Камень Воды, – сказал Вейлрет, блефуя. Он сомневался, что Брил заставит себя нанести хоть какой-то вред Камню, даже если и в состоянии это сделать. Но Недоволшебник всем своим видом старался доказать обратное:

– Вы попались в свою же ловушку. Либо уничтожьте Скартарис и оставьте нас в покое, либо оставайтесь здесь и разделите нашу участь.

– Но мы больше не хотим продолжать Игру – довольно капризно напомнил второй Призрак.

40
{"b":"1486","o":1}