ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А он и не обещал, что не будет этого делать. Вы же – обещали.

Слова Волшебницы подействовали просветляющим образом на Делраэля, и он твердо двинулся вперед. Брил с несчастным видом побрел за ним и Тареей, и все трое скрылись в туннеле.

* * *

Через иллюминатор Вейлрет изучал сказочный подводный мир. Он приник лицом к толстому стеклу; НАУТИЛУС торопился вперед. Мощный газовый фонарь на носу субмарины разгонял мрак подводного мира и убедительно показывал, что она отнюдь не рыба. Некоторые морские обитатели проявляли любопытство к ней, большинство же просто проносилось мимо.

Вейлрет жадно впитывал образы морских глубин – пестрых рыб, моллюсков, водорослей, развевающихся, словно волосы русалки. Впрочем, иногда приходилось отвлекаться на пульт управления. Автокарандаш вычерчивал, исходя из показаний компаса и лага, курс судна на карте. И иногда, при отклонении лодки от заранее намеченного маршрута, приходилось пускать в дело рули.

Пэйнар в иллюминатор не выглядывал вовсе. А лишь иногда выдвигал трубу перископа, чтобы проверить, далеко ли еще до Рокануна. Ему не терпелось потрепать Трайоса. Он то и дело подсаживался к ворованной Сирене и еще раз убеждался, что умеет ею управлять.

Подводная лодка летела вперед, движимая двумя газотурбинными установками.

В три часа пополуночи Вейлрет, дремавший за пультом управления, открыл вдруг глаза и увидел в передний иллюминатор громадную черную стену. Внезапно он осознал, что стена надвигается прямо на лодку.

На какое-то неприятное мгновение он забыл, какова последовательность действий по экстренному торможению судна. Были потеряны драгоценные секунды, пока наконец Вейлрет не перевел двигатели в реверс-режим и не дал задний ход. Но было уже поздно. НАУТИЛУС врезался в черноту.

Пэйнар так стремительно поднялся, что ударился головой о низкую подволоку.

Рубка потонула во мраке, несмотря на горящие газовые лампы, но неожиданно темнота схлынула. Никакого крушения не произошло.

– Это была граница между гексагонами! – радостно заорал Вейлрет. – Только и всего! Наверное, черная разделительная плоскость доходит до самого дна! – Он улыбнулся. Пэйнар недоуменно уставился на него, но, поняв, в чем дело, облегченно рассмеялся.

Вейлрет дернул рычаг машинного телеграфа. Полный вперед!

Всего за четыре часа они преодолели расстояние в целый гексагон. Судя по карте, от пирса Ситналты до ближайшего берега Рокануна было всего лишь два гексагона, если плыть по кратчайшей. Но путешественники собирались воспользоваться возможностями НАУТИЛУСА, чтобы наполовину обогнуть остров и добраться до логовища дракона, расположенного на противоположном берегу. Если, конечно, подводная лодка к тому времени будет на ходу.

Как только утренний свет подкрасил черноту океана в темно-зеленые тона, путешественники пересекли вторую границу гексагона. Пора было менять курс, чтобы следовать дальше вдоль прибрежной линии острова. Справа по борту темнели выступающие со дна бугры, свидетельствовавшие о близости вулкана.

– Лучше бы нам всплыть, – предложил Вейлрет. – Мы ведь не знаем, когда пересечем технологический барьер. Выходит, судно может выйти из строя в любой момент.

Пайнар подсел к колонке управления сжатым воздухом и продул обе балластные цистерны. НАУТИЛУС, вздрогнув, направился к поверхности.

* * *

Первые сбои начались ближе к вечеру. Дважды за день двигатели глохли, но после нескольких попыток путешественникам удавалось снова их завести. Однако они неумолимо теряли мощность. НАУТИЛУС с трудом полз по поверхности океана.

Сквозь задраенную дверь моторного отделения потянуло дымом и запахом масла. В то же мгновение несколько листов обшивки разошлось, выбив державшие их заклепки, и сквозь пробоину хлынула вода. Судно резко накренилось вправо, в сторону пустынного острова.

Двигатели бились и задыхались. Лодка получила дифферент на нос, корма поднялась выше ватерлинии, и винты молотили по воде с такой силой, что за НАУТИЛУСОМ тянулся хвост из пара и пены.

Вода усиленно поступала сквозь пробоины в носу, и никакие помпы не помогали. От ослабевших двигателей валил такой дым, что невозможно было ни дышать, ни смотреть.

– Корабль отслужил свое. – Пэйнар пересилил своим голосом грохот и встал, чтобы открыть люк, находившийся у него над головой. Он повернулся к Вейлрету, пытаясь разглядеть его сквозь дым своими техническими глазами. – Нам придется вплавь добираться до берега. Судя по этим звукам, НАУТИЛУС скоро взорвется.

Задыхаясь, Вейлрет прокричал:

– Риф!

Когда Пэйнар высунул голову из люка, сильный толчок швырнул его обратно на палубу рубки. Вейлрет едва успел подхватить напарника, но сам чуть не разбил голову о приборную панель. Подводная скала распорола борт корабля, НАУТИЛУС со скрежетом остановился, трясясь и содрогаясь из-за все еще работающих двигателей.

Пайнар снова полез к люку, в то время как пенящийся водоворот стал заполнять кабину, и выглянул наружу, стирая с очков водяную пыль.

– Точно, мы застряли на камнях. Добраться до берега будет нелегко, но, думаю, мы справимся.

Вейлрет резво выбрался из люка и заскользил по палубе. Беспокойные волны то и дело окатывали его ноги. До Рокануна оказалось рукой подать, причем можно было перебраться прямо по камням, но в любой миг сильная волна угрожала запросто утащить человека в море.

– Противодраконья Сирена! – Пэйнар нырнул обратно в рубку. Вейлрет подполз к люку и свесился вниз. Сверху накатывали волны, и нужно было уловить момент для вздоха. Вот из водоворота показалась рука Пэйнара, затем голова. Вейлрет потащил напарника вверх, удивляясь его тяжести. А затем понял, Пэйнар упорно держит Сирену. Наконец его удалось вытянуть на верхнюю палубу вместе с ящиком. Бывший слепец бросил Вейлрету веревку. “И как только он может думать сейчас о таких мелочах”, – удивился про себя историк.

Тяжело дыша, они поспешили прочь, волоча Сирену и стараясь удержаться на скользких камнях под натиском волн.

Позади раздался взрыв. Мощные двигатели безжалостно протащили корабль по скале, разворотив ему борт и вновь опрокинув в морскую пучину. Обернувшись, Вейлрет увидел, как из открытого люка и пробоин в корпусе вырываются клубы дыма. Борт расползался на глазах. НАУТИЛУС барахтался на волнах, пытаясь удержаться на поверхности, и был похож на гибнущее чудовище. Вскоре корабль совсем исчез из виду, оставив на поверхности лишь островок пены.

Вейлрет и Пэйнар были уже на каменистом берегу и пытались отдышаться. Бушующие волны прибоя едва не сбивали их с ног. Каким-то чудом они не обронили Сирену, и сейчас она была у них в руках.

Вейлрет тряхнул спутанными волосами и глянул на кратер близкого вулкана. Потом закашлялся и сплюнул теплую морскую воду.

– Посмотри, куда мы забрались. Пэйнар повернулся на голос, но не слишком уверенно. Лицо компаньона выражало безнадежность.

– Тебе придется описать мне, как это выглядит, Вейлрет.

Он постучал по стеклам очков, но линзы лишь бултыхнулись в бесцветной маслянистой массе.

– Не только НАУТИЛУС вышел из строя. Он был не единственной машиной здесь. Я снова ничего не вижу.

* * *

Трайос не смел даже сглотнуть слюну, опасаясь, что золотые монеты и драгоценные камни могут попасть в его горячее нутро. Он размеренно летел вперед, и вот уже зигзагообразные очертания острова остались позади, так же как и голубые гексагоны океана. Под ним сейчас простиралась сотовая поверхность земли. Дракон не сводил глаз с разноцветных гексагонов, стараясь соотнести их в памяти с не слишком четкими воспоминаниями о маршруте. Раньше ему помогали указания пассажиров, а сейчас похоже было, что даже чувство ориентации спит и он сбивается с верного курса.

Он летел на юг, пока снова не увидел под собой прибрежную линию океана. Дракон направился вдоль берега, и вскоре перед ним предстало устье Реки-Барьера, несущей свои воды через южные леса и равнины. Ему показалось, что он уже видел эту реку, но все вокруг выглядело незнакомым.

62
{"b":"1486","o":1}