ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вейлрет ругнулся от огорчения:

– Трайос налетел на кого-то – наверное, на Дела и Брила! Не могу разглядеть.

Вейлрет повернул тарелку Сирены в сторону дракона и торопливыми движениями нащупал рычаг, включающий громкоговоритель.

Пэйнар положил свою худую руку на плечо Вейлрета, затем сжал ее. На запястье у слепца выступили вены, а костяшки пальцев побелели.

– Для начала нам нужно кое о чем договориться. Предоставь это дело мне. Так будет лучше. Я должен это сделать сам.

– Но ты можешь погибнуть.

– Так же, как и ты. Это не довод. – Обычно столь твердый строгий голос Пэйнара стал мягче и проникновеннее. Тут он хлопнул в ладоши, как бы давая понять, что спор окончен. – Дай мне возможность искупить вину за то, что я многого не сделал, за то, что мирился со злом вокруг меня. По крайней мере, я спасу свою совесть, если не жизнь.

Вейлрет не знал, как вести себя с Пэйиаром. По своему обыкновению, он мог бы вступить в перепалку, но сейчас его друзья были в опасности и нельзя было терять ни секунды.

– Я не позволю тебе жертвовать жизнью, только чтобы ты смог показать себя. Подумай, сколько пользы ты можешь принести в борьбе с ТЕМИ.

– Я могу принести много пользы? Да неужели? Мои механические глаза – это несерьезно. Лучше уж быть совсем слепым, чем получать зрение и тут же снова лишаться его. Со мной это случилось уже дважды! Единственный способ для меня быть зрячим – это торчать в Ситналте до конца жизни. Но там я останусь полным нулем. Уж лучше погибнуть в схватке с чудищем. Ты научил меня, как пользоваться Сиреной, и я имею право на борьбу. – Пэйнар гордо скрестил руки на груди. – А теперь зови сюда дракона, пока он не уничтожил твоих друзей.

Чувствуя себя слабым и побежденным, Вейлрет наклонился к рычагу. Ему пришлось три раза щелкнуть мм, пока, по Правилам Теории Вероятностей, не включился наконец микрофон. А следом громоподобный голос Вейлрета прокатился по всему острову.

* * *

Тарея не в силах была бежать дальше. Глаза Брила наполнились слезами страха и отчаяния, лишь изредка в них мелькали проблески былой воли. Делраэль держался рядом с дочерью Сардуна, делая все, чтобы казаться храбрым и сильным. Он провел рукой по серебряному поясу. “Быть может, кто-нибудь и вспомнит о наших приключениях”.

Они метались, словно загнанные крысы, чувствуя, как пламя дракона ищет их, чтобы пожрать дотла. Брил подал Тарее оба Камня.

– У тебя осталось еще четыре заклинания. В них, может быть, наше спасение.

Тарея выглядела совершенно обессиленной, но сжала губки и подхватила Камни.

Раз уж нет от него никакого толка, Делраэль сиял с плеча свой лук. У него мелькнула мысль попасть стрелой Трайосу в пасть.., но, вспомнив, что гортань дракона выдерживает температуру раскаленной печи, понял, что стрела тут не поможет.

Он подумал о Вейлрете и слепом Пэйнаре, оставшихся в Ситналте, и пожалел, что не смог даже толком попрощаться с ними.

Рано или поздно Трайос их обнаружит. Это вопрос лишь времени. Брил не в состоянии больше поддерживать туман, и вскоре Трайос должен их увидеть. УВИДЕТЬ! Делраэль изо всех сил стиснул свой лук. Воспоминания о Пэйнаре навели его на новую мысль. А что, если выстрелить дракону в ГЛАЗ? Подумав об этом, Делраэлю стало не по себе.

Но у него не было другого выбора.

Не успел Делраэль натянуть тетиву, как Трайос разогнал скрывавший беглецов туман. Действие бриловского заклинания подходило к концу, и теперь беглецы были совершенно беззащитны.

Трайос приземлился, сложил крылья за спиной и злобно уставился на них. На его блестящих клыках играли отсветы горящих деревьев. Он вытянул шею и сделал глубокий вдох, разжигая свой внутренний огонь.

Делраэль выпустил стрелу. Шестое чувство сразу подсказало ему, что он попал в цель. Заметив приближающееся острие стрелы, Трайос отпрянул назад, расширив глаза от удивления, – ив этот момент стрела впилась в его влажный зрачок по самое оперение. Из раны брызнула горячая багровая кровь. Стрела тут же истлела и рассыпалась.

Ревя от боли, Трайос обрушил на землю сноп пламени. Успех Делраэля вселил силы и в Тарею. Она бросила сапфировый многогранник, и людей окружила стена воды. За водяной завесой воздух был густой и тяжелый.

Корчась от боли, Трайос продолжал изрыгать пламя. Тарея опустила ненадолго водяную стену, и пока дракон в очередной раз наполнял легкие воздухом, из лука Делраэля вылетело еще две стрелы.

Стрелы были еще в воздухе, когда Трайос, увидев их, издал испуганный вопль. Первая стрела, ударившись о его твердое веко, отскочила, упав на обугленную землю. Зато другая угодила точно во второй глаз.

Дракон заметался, вопя от ужаса и боли. Он взмыл в воздух и бесцельно выписывал круги, как будто не мог решить: удирать ему или продолжать бой. Пламя уже не вырывалось из него струями, а трепетало в уголках пасти.

Тарея сразу “оценила” метания Трайоса. В ее глазах появилась жалость.

– Мы его обманули. А теперь еще и ослепили. У него есть полное право сердиться на нас.

– А у нас есть полное право удрать от него. Нужно бежать отсюда, пока он не очухался. – Делраэль старался не вдумываться в слова Тареи.

Дракон оправился быстрее, чем они ожидали. Не преодолели они и полумили, как Трайос устремился за ними. Изгибая свою длинную шею, он пытался обнаружить добычу по звуку и запаху. Языки его пламени снова отливали синевой и способны были расплавить камень.

– Когда же у него кончатся запасы огня, Брил? – спросил Делраэль, тяжело дыша. – Неужели в Правилах на это нет никаких ограничений?

– Не знаю, спроси об этом Вейлрета! Но в одном я могу тебя уверить: у него еще предостаточно огня, чтобы с нами разобраться. – В ту же секунду Недоволшебник вскрикнул от разочарования. Тарея, бросившая Камень Воды на землю, тоже захныкала совсем по-девчоночьи.

Выпала единица. Заклинание пропало даром.

– Бросай снова! – посоветовал Делраэль.

Она схватила сапфир и бросила его в четвертый раз. Купол воды образовался над ними как раз в тот момент, когда Трайос возобновил атаку. Брил зажмурился. Тарея вздрогнула, сосредоточив волю на Камне. Щеки ее пылали, она была вся в поту.

Из-за непрерывного натиска огня земля стала раскаленно-красной и даже начала пузыриться. Под водяным куполом было не только горячо и влажно, но и почти нечем дышать. Делраэлю приходилось буквально хватать ртом воздух, чтобы не задохнуться. Ему казалось, что лицо его ошпарено кипятком. Он конвульсивно сжимал свой уже бесполезный лук. Земля становилась обжигающей. Тарея, казалось, вот-вот упадет в обморок.

Поток пламени не иссякал.

* * *

– Эй, дракон! Немедленно возвращайся в свою пещеру! Я приказываю тебе!

Эти слова прорезали ночную тишину, как молнии. Трайос прекратил терзать изрядно похудевшую водяную завесу, все еще защищавшую врагов от самого злобного пламени, на которое он был горазд. Трайос не видел ничего, кроме черноты, не чувствовал ничего, кроме боли в израненных глазах.

– Трайос, возвращайся домой! Домой. Быстро! Или я сотру в порошок твои сокровища!

Ревя от негодования, Трайос кружил вокруг одного места. Он никак не мог понять, чей голос взывает к нему в ночи. Какого-то другого чудовища или же духа? Но сейчас нельзя было улетать. Наконец-то он поймал своих врагов, убогих человечков, жестоко обманувших его. Запасы огня в его нутре уже истощались, но ведь всего через несколько мгновений с обидчиками будет покончено. Он представил себе их обуглившуюся кожу, их обгоревшие черепа, и ему стало приятно. Его драконовский огонь спалит их легкие, выжжет их изнутри, когда они будут издавать предсмертный хрип. Враги заслужили такой конец. Они обманули его.

Но что случится с его драгоценностями! Неведомый голос предупредил, что уничтожит его сокровища. Если, конечно, Трайос первым не уничтожит владельца голоса. Издав еще один разъяренный вопль, Трайос развернулся и понесся обратно к вулкану, туда, где находился Вейлрет.

* * *

65
{"b":"1486","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бумажная принцесса
Война на восходе
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Мой путь к мечте. Автобиография великого модельера
Кодекс Вещих Сестер
Да, Босс!
Черный вдовец
Половинка
Один плюс один