ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Энрод, сделай что-нибудь! – закричал Джатен.

Но пока Страж Тайра, не понимая, в чем дело, вертел головой, Делраэль ощущал, как двенадцать стрел целятся прямо в его сердце. Игра остановилась на мгновение. Он чувствовал, как бьется его сердце, и совсем не хотел, чтобы оно перестало биться. Тарея схватила Камень Воды, но остановилась в замешательстве, боясь рисковать.

– Нет, – сказал Делраэль. Он почувствовал, как тонко звучит его собственный голос. – Ты не успеешь.

Вынутый из петли илван наконец поднялся на ноги и завопил хриплым из-за покалеченного горла голосом:

– Как вы смеете! Что плохого мы сделали людям?

Он в ужасе смотрел на истекающие кровью трупы соплеменников. Маленький человечек, хотя сам едва стоял на ногах, стремился ответить убийством на убийство. Он прыгнул вперед, с выставленными вперед руками, готовый своими когтями выцарапать глаза командирше Черных Соколов. Джатен успел поймать его за локти и оттащить назад.

Делраэль уставился в лицо предводительнице Черных Соколов. Он жалел, что Вейлрета нет сейчас поблизости, потому что тот был хорошим оратором. Он всегда находил способ помирить враждующие стороны. Делраэль сглотнул и решил попытать счастья, остановив свой взгляд на всадниках. Случайно он встретился глазами с Коримом, стоявшим на краю поляны.

– Мы сейчас теряем время и силы, – обратился Делраэль к кровожадной бабе. – Разве Корим не передал мое послание? Мы хотим, чтобы вы присоединились к нам. У нас всех есть настоящий враг, с которым нам надо бороться. Вы только попусту растрачиваете здесь свою удаль. Мы не можем разбрасываться людьми, в то время как каждый должен защищать Игроземье.

Командирша Черных Соколов опустила свой двуручный меч и слезла с лошади. Стоя перед Делраэлем, она возвышалась на целую голову. Ее волосы, заплетенные в тоненькие крысиные хвостики, были длинными и светлыми, кое-где подернутыми сединой, каждая прядь была перехвачена кожаными ремешками с железными шариками-заколками на концах, ставшими уже коричневато-рыжеватыми от сырости и дождя. На ее грубой и некрасивой физиономии застыла высокомерная гримаса. Широченные голые руки были заляпаны кровью, кожаный панцирь дыбился на неохватной груди. Баба-предводительница выглядела не то чтобы неуклюже, а, напротив, безжалостно и неумолимо.

– Я передал твое послание, Делраэль, – сказал Корим, не ослабляя тетивы и не отводя в сторону наконечник стрелы. – Но у Анник свои планы.

Предводительница по имени Анник какой-то миг хмуро смотрела на Корима, словно негодуя, что кто-то смеет отвечать вместо нее. Затем снова глянула на Делраэля, уловив наконец, кто он такой.

– Корим передал мне твое нелепое предложение. Делраэль ощетинился, но Анник продолжала свою речь, возвышая голос среди усиливающегося шума от горящих деревьев, стучащих копытами лошадей и стонущих покалеченных илванов.

– Почему мы должны слушаться тебя, юнец? Мы сражаемся на протяжении поколений! Со времен Чистки войско Черного Сокола делает Игроземье подходящим местом обитания для людей.

– Коли тебе взбрела в голову идея выступить в поход, ты уже решил, что каждый из нас с радостными воплями станет под твои знамена? Что мы сразу забудем о собственной миссии, о борьбе с паразитами, странствующими монстрами и прочими уродами, угрожающими Игроземью? Ты хочешь, чтобы ни с того ни с сего мы стали их друзьями? Да ты щенок еще.

Делраэль выпрямился, стараясь казаться выше. Его рука трепетала на рукояти меча, но от гнева, а не от страха.

– А ты, Анник, – ответил он, – так глупа, что я даже поражаюсь, как тебе удавалось остаться в Игре так долго.

Остальные воины Черного Сокола скучились, гремя своим оружием, но гнев Анник продолжался не дольше минуты. Затем она принялась хохотать, что рассердило Делраэля даже еще больше.

Однако он продолжил:

– Нам нужна ваша помощь. Все мы должны сражаться вместе. Илванов хватило на то, чтобы сразить одного из ваших воинов, – сказал он, указывая на мертвого мужчину, лежащего возле дерева. – Они могут с еще большей легкостью сразить кого-нибудь из монстров. Но вместо этого вы предпочитаете сражаться с такими слабыми противниками. Или, может, вы считаете их своими злейшими врагами?

Он оглядел каждого из лучников, которые все еще целились в него.

– Если вы сейчас убьете меня, мои воины истребят вас всех до одного, не важно, во что это им станет. Да, я не сомневаюсь в том, что ваше войско Черного Сокола будет прекрасно сражаться, и я не сомневаюсь также, что вам удастся убить немало моих воинов, прежде чем вы все ляжете на поле битвы. Но вы все умрете – во имя чего? И что мы выиграем от того, что все ваше воинство будет уничтожено? Что вы выиграете, если мои бойцы будут покалечены и убиты в борьбе против вас?

Он дотронулся кончиком своего меча до земли.

– Выиграет только Серрийк и его армия. Они не понесут потерь, если мы с вами будем сражаться. Мы все будем в проигрыше: вы, илваны и моя армия. Оставьте же их в покое и присоедините свои силы к нашим. – Голос Делраэля звучал ровно, хотя сама мысль о возможности присоединения Черных Соколов была ему теперь неприятна.

Анник тряхнула головой с тревожной улыбкой на лице. Крысиные хвостики с шариками-заколками на концах вихляли из стороны в сторону.

– Ты не слишком хорошо понимаешь, как играют в эту Игру. Раз мы оказались в такой ситуации, мы не можем завершить все дружеской пирушкой. Это противоречит нашей природе.

Мужчина-илван снова закашлялся, вырываясь из крепкой хватки Джатена. Он обернулся к Делраэлю и заговорил хриплым голосом:

– Не торгуйся за нас, человек. Это наша битва, и если мы проиграем, то пусть это будет из-за нашей слабости, а не потому, что один человек сильнее другого.

Делраэль облизнул губы.

– Я предлагаю следующее решение. – Его голос звучал более убедительно, чем ему казалось. – Правило 10 предлагает единоборство для решения споров. Анник, пусть твое войско выберет сильнейшего. А илваны пусть выберут своего. – Он поднял брови и посмотрел на бабу-предводительницу. – Такой способ решения задачи должен еще больше подходить вашей природе.

Анник оглянулась на крошечных илванов, метнула короткий взгляд на тех уцелевших, которые все еще прятались где-то в глубине ветвей, и снова улыбнулась Делраэлю, показывая свои огромные желтые зубы.

– Может быть, ты не так уж и глуп, Делраэль. То, что ты предлагаешь, звучит разумно. Так каковы будут условия победы и капитуляции?

Делраэль нахмурился, словно обдумывая ее вопрос, хотя на самом деле уже давно все решил.

– Ну, если победит представитель Черных Соколов, то моя армия уйдет, и вы вольны делать с илванами все, что захотите, и я не буду мешать вам в этом. Если победит представитель илванов, вы раз и навсегда прекратите преследовать их и присоединитесь к моему войску, чтобы сражаться против настоящего врага.

Услышав эти слова, Анник бросила победоносный взгляд на продолжающего вырываться от Джатена главаря илванов и еще нескольких лесных человечков, привязанных к дереву. Условия Делраэля заставили многих из них застонать от страха.

– В этом что-то есть, – сказала боевая баба, опустив на землю клинок своего массивного меча, так что его кончик глубоко вошел в кучу золы, оставшуюся от центрального костра илванов. Затем она продолжила:

– Я – сильнейший борец во всем войске Черного Сокола. Благодаря этому я и добилась всеобщего уважения. Но кого же выберут илваны? – Она взглянула на маленького темноволосого человечка, которому наконец удалось вырваться из сильных рук Джатена и встать прямо.

– Я Келлос. Это… Это была моя деревня. И я буду выбирать сильнейшего.

Всадники Черного Сокола насмешливо переговаривались между собой. Воины Делраэля казались удивленными и смущенными, не вполне понимая, что происходит и что они должны делать.

Анник пренебрежительно улыбнулась Келлосу:

– Не торопись, маленький паразит. Нам некуда спешить: битва и так не затянется.

Келлос посмотрел на останки своего селения. Одно из висевших гнезд все еще продолжало гореть, и время от времени пучки глины и веток отделялись от него и падали на землю. Он посмотрел на лужи крови, на женщину, которая стонала подле него, корчась от боли в сломанном запястье. Третий повешенный илван лежал на земле с черным, распухшим лицом и глазами, вылезшими из орбит. Молния сверкнула в глазах илвана, и он внимательно оглядел сначала Черных Соколов, а потом армию Делраэля. Затем выражение его лица неожиданно прояснилось, словно ему в голову пришла счастливая мысль.

21
{"b":"1487","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Округ Форд (сборник)
Разбитые окна, разбитый бизнес. Как мельчайшие детали влияют на большие достижения
Сандэр. Ночной Охотник
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Тео – театральный капитан
Серафина и расколотое сердце
Новые эльфы: Новые эльфы. Растущий лес. Море сумерек. Избранный путь (сборник)
Психиатрия для самоваров и чайников
Эмма и Синий джинн