ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты лишаешь себя свободы выбора. Мне тогда придется выбрать за тебя.

– Давай, Джатен, – сказал Энрод. Джатен почувствовал себя раздавленным, преданным – или у Стража имеется в запасе какой-нибудь трюк? Энрод, Великий Страж, конечно, будет как-нибудь бороться.

– Мне по душе вон тот, янтарного цвета. – Пленник глубоко вздохнул и стиснул зубы.

Один из слаков пошел, чтобы взять указанный пузырек, после чего вынул длинную шпильку с изумрудом на конце. Джатен вспомнил, что видел похожие шпильки в светлых волосах женщин во время праздничных танцев, которыми отмечалась годовщина Тайра.

Слак, шаркая, двинулся вперед, держа иголку прямо перед собой, так что Джатену была видна маленькая золотая капелька, которая повисла на ее кончике. Пленник не знал, как следует истолковывать то пламя, которое полыхало в его узких зеленых глазах. Слак встал возле тайрянина и поднял иглу. Она медленно двинулась влево, затем вправо, как змея, гипнотизирующая свою жертву.

Джатен попытался сосчитать свои шансы. Три жидкости из восьми пузырьков были безвредными. Меньше одного из двух, но все-таки не самое страшное…

– Если у вас есть что-нибудь интересное для меня, мы можем прервать Игру, – напомнил Серрийк.

– Мне нечего тебе сказать, – ответил Джатен. – Ничего, что ты хотел бы услышать.

Серрийка не особенно впечатлил мужественный ответ Джатена. Он кивнул своему подчиненному.

Тварь двинулась и зашла Джатену за спину. Тот не шелохнулся. Он смотрел прямо перед собой, смотрел на мантикора, ждал. В любую секунду он ожидал почувствовать укол смертоносного жала.

Рядом с ним Энрод, крепко зажмурившись, бормотал что-то нечленораздельное. Джатен не знал, говорит ли Страж просто сам с собой или тут что-то другое. Он скосил глаза так далеко, как только был способен, пытаясь увидеть слака.

Он услышал легкий треск материи и почувствовал укол – иголка вонзилась ему прямо в плечо. Джатен только слегка вскрикнул. Золотая игла жгла, как огонь, но слак тут же выдернул ее обратно.

Джатен ждал, что ядовитая струя проест его изнутри. Но и через минуту он не чувствовал ничего, кроме укола.

– Энрод, твоя очередь.

Словно оторвавшись от чего-то более важного, Страж выбрал синюю жидкость, которую Серрийк использовал для примера. Джатен был почти уверен, что тлетворного прикосновения монстра хватит на то, чтобы превратить обыкновенную воду в смертельный яд.

Энрод вздрогнул, когда золотая игла вонзилась ему в руку, но остался стоять неколебимо.

– Жжется! – дурашливо сказал он.

Осталось шесть пузырьков.

Стараясь выиграть время и гадая, что намеревается предпринять Энрод со своей магией, Джатен тянул как можно дольше, прежде чем сделать следующий выбор.

– Мне, пожалуйста.., оранжевую, – сказал он, чувствуя, что в горле у него совершенно пересохло. На этот раз у него был только один шанс из шести, если исходить из того, что в прошлый раз оба пленника выбрали безвредную жидкость.

Слак уже не терял времени на то, чтобы играть с иглой, и уколол его в руку.

– Выбирай, Энрод.

Энрод пристально смотрел на пылающие огненные ямы у стены. Казалось, происходящее не очень его волновало.

Как раз в тот момент, когда слак ринулся к тому пузырьку, который выбрал Страж, Джатен заговорил. Он не мог больше просто стоять и смотреть.

– Ну хорошо, Серрийк! Позволь мне рассказать тебе кое-что. У Делраэля сейчас есть все четыре Камня. Он уже нашел Камень Земли. Но он не может воспользоваться ими, потому что он всего лишь человекоподобный персонаж. Ему нужен для этого сильный потребитель магии.

Энрод вначале помотал головой, но затем кивнул. Он подхватил слова Джатена:

– Делраэль, увы, не доверяет мне. Джатен повысил голос.

– Но и тебе, Серрийк, Делраэль никогда не позволит добраться до Камней. Его армия плохо подготовлена, но она будет драться до последнего.

Серрийк издал звук, напоминающий не то хрюканье, не то кудахтанье.

– Это меня устраивает. Он не сможет уберечь от меня Камни, если я захочу их.

Энрод продолжал пристально смотреть на Серрийка. Он то сжимал, то разжимал руки, которые держал вытянутыми по швам. Его губы вздрагивали, а глаза были совершенно пусты, словно мантикор попросту отвлек его от чего-то, да и то не до конца.

– Отлично! – сказал Серрийк. – За эту информацию… – Он взял пузырек, полный кристально чистой жидкости. – Мы уберем вот это. В нем один из двух быстродействующих ядов. Ваши шансы повышаются. Ну а теперь выбирай.

– Мне по вкусу зеленый, – сказал Энрод. Его тело напряглось. Даже если три предыдущих пузырька содержали безвредные растворы, следующий укол будет, скорее всего, смертоносен.

Слак двинулся вперед, держа иголку на вытянутой руке. Одна капелька упала на пол. Джатен глянул вниз, ожидая увидеть, что жидкость прожгла пол, но она оставила только маленькое сырое пятнышко.

Когда монстр попытался уколоть Энрода в шею, металлическое жало зашипело и расплавленное золото закапало на его белые одежды. Страж крепко зажмурил глаза, и все его тело задрожало, делаясь багровым. Слезы потекли по его щекам, превращаясь в клубы пара по мере того, как его кожа освещалась изнутри ярче и ярче.

От напряжения Энрод закусил губы. Волны жара исходили из его тела. Слак отступил назад, хрюкая от удивления. Мантикор поднялся:

– Что это?

Крича от напряжения, Энрод стукнул кулаками друг о друга. Все его тело пылало от жара и сияния, так что Джатену был виден только пылающий силуэт.

– Глаза и рот, – зашипел Энрод Джатену. – Закрой их!

Словно таща что-то большое и невидимое, Энрод направил руки к пузырькам на полу. Все бутылочки лопнули от потоков жара. Одни жидкости превратились в густой зеленовато-черный дым, который неумолимо вздымался в воздух, другие яды шипели на полу.

Мантикор дико заорал и стал неистово тереть глаза, когда ядовитые испарения поднялись к его уродливой морде. Дым наполнил амфитеатр. Монстры задыхались и кашляли.

– Бежим! – прошипел Энрод и поспешил к выходу на противоположной стороне амфитеатра. Джатен двинулся вслед за ним, задерживая дыхание и стараясь определить путь на ощупь.

Пятеро слаков уже подохли из-за яда. Остальные монстры дернули прочь кто куда, с шипением и даже кудахтаньем на устах.

Джатен бросился в ночную прохладу. Энрод помедлил одно мгновение у входа в штаб Серрийка. Джатену показалось, что он разглядел болезненное выражение сквозь сияющий жар, окружающий все тело Энрода. Затем Страж изо всех сил ударил по арке. Каменные колонны обрушились, блокируя главный выход. Энрод остановился, стараясь отдышаться, и тут весь жар выплеснулся из его тела, словно масло.

– Это было здорово, но нам нужно бежать, – сказал Джатен, боясь дотронуться до Стража и потянуть его за руку. – Мы должны поскорее выбраться из города.

Энрод последовал за Джатеном, который на ходу не переставал радостно тараторить.

– Я знал, что ты должен что-то придумать! Я ждал. Они теперь растеряны. Монстры не знают, что делать, ведь Серрийк покалечен, а их Вожак Корукс отправился на поиски этого профессора.

Энрод глубоко вздохнул, но так и не смог заставить себя сказать то, что хотел.

Джатен никак не мог остановиться:

– Чего ты тянул так долго? Я даже стал волноваться. Я уже боялся, что ты на самом деле сдался.

Энрод неожиданно прислонился к стене здания, уйдя глубоко в тень. До беглецов доносились отдаленные крики монстров, снующих по городу, но Джатен уже больше не сомневался, что им с Энродом удастся скрыться.

– Первое заклинание не сработало. – Страж вздохнул и посмотрел на Джатена. – Первое заклинание. Чтобы превратить яд в воду.

Джатен почувствовал, как его сердце громко стукнуло, поднялось, а затем упало. Энрод старался защитить его от яда, но это не сработало.

– Нам остается теперь только надеяться на удачу. Что никто из нас не получил медленно действующего яда.

– Да, – сказал Энрод. – Удачу.

* * *

31
{"b":"1487","o":1}