ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Верн заскрежетал зубами, локтями и ладонями пытаясь уцепиться за грубую поверхность мертвой земли. Его ноги болтались под ним, ничего не касаясь. Ему хотелось отцепиться, упасть и увидеть – пусть даже на один короткий миг, – что же ожидает его там, внизу.

Но вместо этого он напрягся и подтянулся вверх. До него донеслось шипение, и он высунул голову, выставив свою бороду из-за камней на краю мира.

Верн увидел вожака Корукса, склонившегося над ним. Он подумал, что слак мог бы спихнуть его с кромки, более того, он даже надеялся на это в глубине души, но он знал, что этого не случится. Корукс мог поплатиться собственной жизнью за потерю пленника.

– Я надеюсь, ты понял, что с нами лучше не играть в сомнительные игры. Слак наклонился, схватил Верна за руку и перетащил через край, распластав по твердой поверхности.

Далеко внизу, внутри пустоты рождались звуки, напоминающие раскаты грома.

Корукс швырнул Верна в паровой автомобиль и отпустил тормозной стопор после того, как сам устроился рядом с пленником.

– Серрийк приказал войскам выступать. Сейчас мы начинаем наступление, – сказал он. – И нам нельзя терять время.

Глава 15

Союзники

Мы играли в свои игры. Мы развлекались. Но Правила изменились, и теперь мы стоим перед лицом игры в выживание.

Тэйрон, вождь племени хелебаров

Воины Делраэля наконец притерлись друг к другу. Они научились так понимать приказы, чтобы действовать слаженно, как единое целое.

За время долгого похода они прошли через все стадии, как и ожидал Делраэль: первоначальный восторг от предвкушения будущих приключений постепенно перешел в ноющую усталость от бесконечных переходов с одного гексагона на другой, появилось недовольство скудной пищей и бедностью походных условий на протяжении долгого времени. Наконец, когда они шли на север по хребту Гор Призраков, даже возникла неприязнь к соблюдению дисциплины.

Делраэль посылал разведчиков искать подходящие места для устройства засад на воинов Серрийка и следить за продвижением армии слаков.

Войско мантикора в походе сильно растянулось по каменистой горной местности, особенно если учитывать авангард. Серрийк все еще не догадывался, что буквально в нескольких шагах от него находится армия противника.

Ловушки и засады должны были не столько доставить Серрийку серьезные неудобства, сколько вызвать раздражение и принудить к яростному наступлению.

Войско Делраэля двигалось и ночью, при свете факелов.

К тому времени, как восходящее солнце осветило путь, боец Ромм вместе с двумя другими разведчиками вернулся назад и доложил о том, что видел.

– Следующий гексагон – территория лесистых холмов. – Он замялся. – Мы чувствовали чье-то присутствие. Знаешь, как бывает иногда, когда ты один в густом лесу. Кажется, что кто-то наблюдает за тобой.

Делраэль кивнул, и по его лицу пробежала легкая улыбка. Он прекрасно понял, чье это было присутствие.

– Я думаю, что у нас не будет особых проблем с хелебарами. Не беспокойся.

Ромм посмотрел на него так, словно решил задать вопрос, но потом передумал и отправился в обоз, чтобы перекусить.

Делраэль достал из планшета одну из тех крупномасштабных карт, что изготовил Вейлрет еще в Цитадели. Интересно будет взглянуть, как поживает Лидэйджен после лесного пожара.

* * *

По мере того как войско приближалось к территории лесистых холмов, уцелевшие илваны, казалось, приободрились. Делраэль еще на примере Талина мог убедиться, что они не любят отходить далеко от деревьев. Илваны вырастали под защитой леса, жили по своим лесным законам и благодаря этому могли быть неплохими воинами.

Однако когда армия оставила за собой черные гексагоны гор, илваны снова пришли в замешательство.

Делраэль и сам ничего не мог понять. Лидэйджен, целый лесной гексагон, на его глазах сгорел дотла. Это было совсем недавно, и теперь Делраэль ожидал, что при самой методичной и самоотверженной работе лесного народца он увидит только бесплодные склоны, очищенные от мертвых стволов, да рассыпанную по земле золу.

Но лес Лидэйджена был высок и стоял, ощетинившись ветвями. Делраэль подумал, что столь быстрое обновление леса могло быть вызвано потоком магии ДЭЙДОВ, некоего скопления духов, которое жило в лесу. Брил действовал тогда сообща с ДЭЙДАМИ, пытаясь усмирить огонь, но Лидэйджен погиб.

Теперь лес снова предстал во всей своей пышности.., но что-то в нем было не так.

Келлос, вождь илванов, подошел к Делраэлю и скривил рот в малоприятную гримасу. Темные круги вокруг его суровых глаз придавали ему вконец изможденный вид. Багровые синяки, оставшиеся от петли, выглядели как цветной шелковый платок вокруг его шеи, а когда он говорил, его голос звучал скрипуче и хрипло. С того дня, как его спасли от Черных Соколов, Келлос ни разу не назвал Делраэля по имени.

– Что-то не так с этим лесом. – Илван мотнул головой в сторону деревьев. – Похоже на удар в живот. Неужели ты не чувствуешь? Они все кричат. Этот лес поражен болью.

– Да, я это заметил.

Нахмурившись, Келлос отошел от предводителя.

Сами деревья были тонкими и какими-то неустойчивыми. Их ветви были узловатыми, словно пальцы голодающего человека. Вся сила деревьев была направлена вверх, заставляя их расти так быстро, как только возможно, делая воздух в лесу упругим от напряжения.

Это напомнило Делраэлю участки почерневшего леса на холмах близ Тайра. Он подумал о том, согласился ли бы Джатен с таким сравнением. И заодно глянул на Энрода. Казалось, тот был чем-то встревожен. Со времени смерти Джатена поведение Стража сделалось еще более странным.

Воины пробирались сквозь чащобу. Делраэль знал, что им придется остановиться здесь для отдыха и ночлега, но никто не выказывал к этому особого желания.

Келлос снова подошел к нему.

– Кое-кто наблюдает за нами из-за деревьев. Даже мне с большим трудом удалось заметить их. Но они здесь, они рядом с нами. – Келлос огляделся, готовясь вытащить свой арбалет и зарядить его.

Делраэль дал знать своим воинам, чтобы они остановились. Через несколько мгновений, когда все колонны подтянулись, он один вышел вперед, безоружный и уязвимый, и стал напряженно вглядываться в деревья.

– Я знаю, что вы здесь, хелебары. Я – Делраэль, прозванный Кенноконогим. Ваша Целительница Тайлан подарила мне новую ногу. Нольдир Скульптор вырезал ее для меня.

Он приподнял свою штанину, чтобы продемонстрировать живую древесину и свежую белую зарубку в том месте, где Анник ударила его мечом.

– Позовите Тэйрона, Вождя племени.

Наступившая тишина неприятно удивила Делраэля: подозрительность и замешательство вовсе не вязались с его представлением о хелебарах. Но в прошлый раз он был покалечен и его сопровождало всего несколько товарищей. А теперь он привел с собой целую армию.

Делраэль ждал, мигая от напряжения. В этот момент один из хелебаров отделился от деревьев прямо перед ним.

Его волосы были темными и очень коротко подстриженными. На груди никаких украшений. Нижняя часть его тела была телом пантеры, с четырьмя мощными когтистыми лапами, пыльным мехом и скульптурно вылепленными мускулами. Его пантерий хвост дергался.

– Мы помним тебя, Кенноконогий. Я вижу, многое изменилось. – Человек-пантера оглянулся на частый лес. – Здесь тоже многое изменилось. Ты помнишь меня?

Делраэль взглянул на него, но ему припомнился хелебар с длинными волосами, свисающими вдоль спины прядями, и с богатым ожерельем из кедровых шишек вокруг шеи.

– Конечно, я помню тебя, Йодэйм Следопыт. Хелебар улыбнулся ему:

– Ну, раз ты меня помнишь, мне не остается ничего другого, как только тебя пригласить.

* * *

Делраэль уселся, скрестив ноги, посредине Поляны Совета. Он смотрел вдаль, туда, где гексагон лесистых холмов смыкался с гексагоном гор; эти два участка были не совсем точно подогнаны и разделялись крутым обрывом. Многие хелебары преодолели его в последние мгновения пожара.

35
{"b":"1487","o":1}