ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она встала на ноги, разминая суставы и спину. Ее глаза совершенно заплыли, и она терла их некоторое время, раздраженно моргая. Майер уверяла себя, что все близко к норме и ничего страшного не случилось. И самое главное – у нее есть чем заняться.

Первая ситналтанская экспедиция покинула корабль, так и не закончив своей работы. Хотя Майер и была всего лишь одиноким персонажем, у которого имелись только пара рук и набор нехитрых инструментов, который она собрала из найденных на корабле деталей, Майер все равно отыщет ответ. Она еще спасет свой город.

Ситналте принадлежит будущее Игроземья. Это город, где человеческие персонажи выбрали для себя прогрессивные пути решения своих проблем, не доверяя магии и прочим суевериям. Майер знала, что Ситналте уготован высший удел, хотя еще не все горожане осознали это, включая даже ее собственного отца.

Несколькими годами раньше Майер представила на обсуждение одну идею, которая, по ее мнению, должна была определить миссию Ситналты в Игроземье. Она была тогда очень молода, но в ее активе уже имелось несколько изобретений. Поскольку она была дочерью Дирака, тому удалось уговорить Совет Патентного Бюро выслушать ее.

Очутившись перед собранием знаменитых профессоров, она почувствовала, как что-то сжалось в ее животе. Сидящие перед ней мужчины и женщины были заняты самыми необыкновенными размышлениями, один их вид приводил Майер в трепет. Как часто она воображала, что в один прекрасный день станет частью этого прекрасного организма. Сейчас ей необходимо было произвести на них хорошее впечатление.

Дирак стоял у своей кафедры и улыбался, разводя руками. Благодаря этому он выглядел довольно глупо, но все уже давно привыкли к его странной манере.

– Моя дочь предлагает тему для обсуждения, – сказал он. – Я еще не знаю, о чем она собирается говорить, но уже слышал, что это необыкновенно важно.

Он улыбнулся и побарабанил своими короткими пальцами по кафедре:

– Ну что ж, Майер. Мы тебя слушаем. Она выпрямилась и вскинула голову. А заодно приняла серьезный вид, стараясь контролировать свои чувства. Она хотела превзойти своей речью пламенные выступления профессора Франкенштейна и ту страсть, с которой он отстаивал свои идеи. Она ступила вперед.

– Не забудь откашляться, – прошипел тогда папаша, – а то они не примут тебя всерьез!

Она откашлялась и начала свою речь, которую репетировала перед тем уже дюжину раз.

– Избранные изобретатели Ситналты, разрешите мне напомнить вам историю, которую вы уже знаете. Раса древних Волшебников управляла когда-то Игроземьем с помощью магической десницы. После того как они принесли огромные разрушения и посеяли раздоры, они сконцентрировали всю свою магическую мощь и заставили себя.., эволюционировать. Они трансформировали свое коллективное сознание в огромных Духов Земли и Смерти. Они назвали этот магический процесс Превращением – вполне научный термин для совершенно ненаучного процесса.

Она замолчала и посмотрела на аудиторию. Некоторые профессора беспокойно заерзали. Ситналтане редко вспоминали диковинные события прошлого. Всякие волшебства, удачные или не слишком, просто претили их образу мыслей.

– Теперь, – продолжила Майер, – все, что примитивный потребитель магии может получить с помощью своего колдовства, мы достигаем, используя наши открытия и изобретения. Не махая руками и не бормоча заклинания, мы применяем научные и технические знания и добиваемся куда более значительных результатов.

Я верю, что, если все ситналтане соединят свои усилия, мы сможем найти способ такого же Превращения с помощью Правил Науки. Это освободит наш разум от пут, которыми он связан здесь, в Игроземье, и переместит нас прямо в будущее.

Мы обязаны поставить перед собой такую высокую цель.

Майер подняла голову и наполовину прикрыла глаза, не смея взглянуть на членов Совета. Профессора переговаривались между собой. От этого она почувствовала облегчение: больше всего она боялась, что Совет встретит ее предложение абсолютной тишиной. А так она по крайней мере вызвала дебаты.

Профессор Дарвин постучал ладонью по полированным перилам перед собой, давая понять, что хочет откликнуться.

– То, что предлагает Майер, интересно. Персонажи, которые лучше всего приспособлены к тому, чтобы выжить, в конце концов и выживают. Но меня немного смущает такой внезапный сдвиг, как Превращение, ибо я полагаю, что эволюция должна быть постепенным процессом адаптации. Не исключено, что нам будет тяжело выдержать слишком быстрое Превращение.

Майер скосила глаза, чтобы оценить реакцию своего отца, но, к своему удивлению, обнаружила, что он хмуро сдвинул брови, стараясь ничем не выдать своей досады.

– Майер, ты не должна забывать, что мы не знаем практически ничего об этом так называемом Превращении, которое учинили над собой древние Волшебники. В случае если мы решим повторить его на технологическом уровне, нам необходимо будет знать все детали процесса, который мы имитируем. Никто из нас не захочет тратить силы и время на изучение заклинаний, ритуалов и талисманов. Наоборот, наши усилия направлены на то, чтобы избавиться от остатков магии. То, что ты предлагаешь, отдает, по-моему, чем-то колдовским. Я не думаю, чтобы наша технология подходила для такой цели.

Профессор Кларк откашлялся и поднялся.

– Вы вдаетесь в мелочи, Дирак, – сказал он. Это был высокий дородный мужчина с широким лицом, на котором поблескивали большие черные очки. – Любая, даже самая простая технология для нас более предпочтительна, чем магия.

Остальные члены Совета пустились в ожесточенные дискуссии. Дирак подождал некоторое время, но, видя, что этот шум сам не уляжется, снова постучал ладонью по кафедре.

– Моя дочь предложила интересную идею для обсуждения. На данный момент она является удивительно непрактичной, поскольку у нас нет достоверных сведений о Правилах и самой магии, чтобы ее осуществить. – Он остановился и ободряюще улыбнулся Майер, отчего та его совершенно возненавидела. – Но эта идея показывает весь размах ее воображения, и не надо забывать, что многие из нас провалились со своими идеями на своем первом докладе Совету. Она еще так молода, но я думаю, она подает большие надежды.

Тут он стал ей хлопать. Тогда Майер отвернулась, чувствуя, что покраснела. Разрозненные аплодисменты Совета Патентного Бюро звучали в ее ушах, как издевательский хохот.

Она еще молода.

Она им еще покажет.

Весь остаток дня Майер провела, раскапывая коридор, наполовину похороненный под землей. Остальные отсеки, которые ей удалось исследовать, не содержали ничего, кроме явно нефункционирующих механизмов, назначение которых оставалось ей неизвестным.

Игроземье начало распадаться. Если она найдет для персонажей Ситналты способ совершить Превращение, то спасет их от невидимой силы и от смерти.

Она подумала о ТЕХ, кто создавал расу древних Волшебников, что воспользовались своей магией для Превращения. Судя по всему, Духи ушли, чтобы творить свои собственные миры и играть в собственные игры.

Почему-то эта мысль сильно растревожила Майер и никак не выходила у нее из головы. Но тут она влезла своей копалкой в слипшуюся комковатую грязь и наткнулась на что-то твердое там, где не должно быть никакой переборки. "

Майер остановилась, прислушиваясь к эху. Она улыбнулась, полагая, что ей удалось обнаружить нечто важное.., как раз то, что она надеялась найти. Майер хотелось обеими руками соскребать грязь так быстро, как только возможно, но она заставила себя успокоиться и набраться терпения. Ей не хотелось неосторожным движением повредить свою находку. Она работала со всей нежностью и аккуратностью, на которую была способна.

Вскоре Майер откопала огромную дверь с круглым запирающим клапаном посередине, похожим на рулевое колесо. Когда она счистила всю грязь, то обнаружила, что дверь была тусклого буро-красного цвета, который, вероятно, был когда-то ярким, как сигнальная ракета. Ее волнение росло.

44
{"b":"1487","o":1}