ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Проход расширился, и Вейлрет расслышал лязгающие и журчащие звуки. Появилось какое-то слабое сияние.

– Иди медленнее, Брил, – зашипел Вейлрет. – Мы не знаем, что это может быть.

Прежде чем Недоволшебник смог ответить, два верема выползли из боковых проходов за их спиной.

Брил захлебнулся собственным стоном, позволив вырваться наружу только слабому, хныкающему звуку. В смутном сиянии впереди показался силуэт здоровенного верема, почти наполовину больше прежних. Вейлрет не смел пошевелиться.

– Нам ничего не сделать, – сказал он своему спутнику.

– Нас могут взять в плен, – напомнил Брил.

– Помимо всего прочего.

Огромный верем двинулся прямо к ним. В неясном свете Вейлрет разглядел сложные знаки, вытатуированные на его плечах и груди. Декоративные шрамы бороздили его щеки под широко раскрытыми бельмами глаз.

Верем заговорил глухим неприятным голосом:

– Хозяин ждет вас.

Человек-червь повернулся спиной и проследовал туда, откуда пришел. Его длинное кольчатое тело извивалось и оставляло следы, выделяя клейкую смазочную слизь. Остальные два верема протянули свои когтистые руки, впиваясь в испачканные мокрой грязью спины Вейлрета и Брила.

Стены разошлись в стороны, когда они вступили в огромный грот. Бессчетное количество веремов выглядывало из щелей, где были расположены их гнезда.

Толстые, твердые как цемент колонны поднимались до потолка, поддерживая свод. Яркие россыпи разноцветных кристаллов орнаментом украшали стены. Драгоценные камни усеивали и пол, и свод. Весь подземный зал был наполнен сиянием кристаллов, то в одном, то в другом углу вспыхивал свет, чего, впрочем, не могли увидеть слепые веремы.

В центре зала находилось изваяние гигантской простертой вверх руки, ладонью с растопыренными пальцами вверх. Вылепленная из грязи, того же цвета, что пол и стены, она была величиной примерно с банкетный стол и представляла собой нечто вроде алтаря. В середине этой чашевидной ладони Вейлрет увидел искрящиеся цвета четырехгранного бриллианта – Камня Воздуха, восьмигранного рубина – Камня Огня и совершенного десятигранного изумруда величиной с яйцо – Камня Земли.

– Вот они! – крикнул Брил.

Вейлрет окинул быстрым взглядом грот, отмечая позицию каждого верема. Конвоиры за его спиной заслонили выход из подземного зала. Вейлрет подумал о том, сможет ли он вырваться вперед, схватить Камни и швырнуть их Брилу, после чего они проложили бы себе путь с помощью Камня Огня. Казалось, у них не было другого выхода. Вейлрету оставалось только надеяться, что Брил успеет достаточно быстро среагировать.

Но рука словно откликнулась на его мысли, ее пальцы задрожали и согнулись в кулак, зажав все три Камня.

Дальняя стена грота заколебалась и задрожала. Посыпались драгоценные камни. Земля, грязь и глина стали жиже, вспучиваясь, словно нечто за стеной старалось пробиться на поверхность.

В конце концов из стены показалась огромная человеческая голова, проступили глаза, лоб, нос, подбородок, превратившись в лицо величиной с любое из самых высоких ситналтанских зданий.

Люди-черви, шипя и раскачиваясь, сосредоточили свое внимание на проступающей физиономии. Они бормотали только одно слово: «Хозяин! Хозяин!»

Глина разгладилась, после чего Вейлрет заметил, что появившееся молодое разгневанное лицо ему чем-то знакомо.

Когда-то Вейлрет видел подобное лицо сквозь линзу из глаза-посоха Пэйнара.

Так что гигантская физиономия, скорее всего, принадлежала одному из ТЕХ, Дэвиду.

– Хозяин! – шептали веремы.

– Может, этим червячкам ты и командир, но только не мне! – сказал Вейлрет. Он стоял, гордо откинув голову. Брил воззрился на напарника с удивлением.

Огромное глиняное лицо нахмурилось, затем изогнутые губы скривились вверх, образовав улыбку шириной с витрину.

– Для тебя я тоже Хозяин. Камни-то у меня. – Глиняная рука посреди пола поднялась вверх и снова раскрыла ладонь, чтобы продемонстрировать их.

– Вам не выиграть у Той Стороны. Вы всего лишь персонажи Игры. Нашей Игры. Мы создали вас. Вы не можете бороться с нами.

Лицо еще дальше выдвинулось из стены. Вейлрет боролся с неодолимым желанием пасть ниц.

– Я разрушил Ситналту, не спасли ее гениальные изобретения. А в руках у моего мантикора ситналтанское оружие массового поражения.

Глиняное лицо улыбнулось еще шире:

– Войска Делраэля пойманы в ловушку ледяной крепости, и ему ничего не остается, кроме как мозолить глаза монстрам.

Последние слова Хозяина эхом прогрохотали по гроту. Люди-черви слушали с раболепным вниманием и восторгом.

– А вы здесь, – сказал Дэвид, – в моих руках.

Еще одна глиняная рука появилась из стены грота и, сметая с пути веремов, с невероятной скоростью дотянулась до Вейлрета и Брила, схватив их глиняными пальцами. Затем подняла их над землей. Ни Вейлрет ни Брил не могли даже шевельнуться. Рука пронесла их через весь грот, скользя по земляному полу и не оставляя на нем никаких следов.

Когда Дэвид разверз свой рот для крика, Вейлрету показалось, что гигантская глотка уходит в никуда.

– Вы убили Тэйрона! Вы насылаете мне кошмары! Вы разрушили мою жизнь!

Рука поднесла их к самым глазам, мерцающим и движущимся в сырых глазницах, затем сдавила еще сильнее.

Вейлрет чувствовал, что его кости готовы треснуть. Черные пятна закружились в его голове, он не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть.

– Игра окончена! – завопил Дэвид. – И вы проиграли!

Глава 25

Залп

Отчаянные меры – это то, как развлекаются ТЕ.

Страж Олдан, прежде чем уничтожить твердыню едоков и самого себя, чтобы спасти Дроила

Древние Волшебники сражались без ухищрений и уловок, но с жестоким упорством. Однако они наступали и продолжали наступать даже после того, как получали смертельные раны.

Воины-монстры Серрийка валились без счета, многие, струсив, удирали в сторону гор. Те слаки, что посметливее, накидывались впятером на одного Волшебника, разрывая неживое-немертвое тело на куски, после чего бросались на следующего врага. Снег превратился в кровавое месиво.

Монстры выли, рычали во время битвы, но Древние Волшебники оставались безмолвными, не издавая ни звука, ни победного возгласа, ни крика боли или гнева. Они просто молча бились с ровной и обдуманной яростью.

Серрийк стоял возле драконьего трупа, прислушиваясь к страданиям своего тела. Его скорпионий хвост бессильно повис. Он чувствовал сломанные ребра и горячую кровь во рту – последствия удара Аркен; раны, нанесенные Рогнотом, раздирали его шкуру. Никогда раньше он не был так близок к поражению.

Когда он увидел воинов, марширующих из ледяной крепости, то почувствовал, как его ярость поднимается до своей высшей отметки.

И тут что-то внезапно оборвалось в его сознании, освободив его мысли от гнетущего присутствия Дэвида, словно тот ослабил свое влияние, перенеся его на другой объект.

– Я хочу Камни сейчас! – сказал он про себя и взревел так, что его голос раскатами грома пронесся над полем битвы. – Корукс!

Вожак слаков выехал из гущи сражения на паровом автомобиле. На заднем сиденье лежал связанный профессор Верн, тщетно пытавшийся высвободиться. Корукс обожал издеваться над пленниками и все время пытался испугать его еще сильнее, но Серрийку было не до того.

– Приготовить пушку, – приказал мантикор. – Я хочу немедленно сравнять с землей стены этой крепости. Делраэль там. Эти… – Он взглянул на продолжавших наступление древних Волшебников. Смешанная с кровью слюна свесилась из углов его черных губ. – Это просто какие-то диверсанты.

Серрийк повернул свою квадратную голову, оглядывая поле брани и удостоверяясь в том, сколько полегло солдат-монстров. Его злило, что слаки оказались такими жалкими воинами.

За время похода Делраэль не раз наносил ему болезненные удары. Когда-то войско Серрийка превышало числом человеческое раз в пять, но теперь, казалось, их силы сравнялись.

60
{"b":"1487","o":1}