ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Только если несколько царапин да пару вмятин. Я позаботился о том, чтобы у него была достаточно надежная обшивка.

Зомби вышел на середину огромней площади, покрытой изразцами шестигранной формы. Водяные часы играли на солнце серебряными струями, переливающимися в огравированные стеклянные сосуды.

Профессор посмотрел на приборную доску, полную всяких счетчиков и таймеров, постучал по стеклянной поверхности одного из них, пока стрелка не вздрогнула и не стала двигаться.

– Приехали, – воскликнул он. – Это, возможно, самое лучшее место.

Франкенштейн набросил широкий ремень на грудь и пристегнулся к сиденью.

– Вам следовало бы тоже пристегнуться. Я оснастил эту кабину гирокомпасом, чтобы облегчить управление, но… – Он пожал плечами. – У меня не было времени испытать его.

Он ухватился за еще один рычажок и дернул его вверх. Тотчас же струи пара с шипением выстрелили из котла, и Зомби скрючился, отчаянно скрипя суставами.

– Но сначала, – сказал профессор, – расскажите мне об этом Камне Земли. За что мы боремся? Брил упоминал как-то о своих заклинаниях и Камнях, которыми владеет.

Отвечая ему, Тарея снова и снова вспоминала о том, что ее отец рассказывал о Камнях. Однако сейчас она намеренно заменяла некоторые слова и вставляла новые фразы, так что рассказ становился ее собственным.

– Все четыре Камня вместе составляют оставшуюся от древних Волшебников магию. Каждый Камень обладает властью над одним из первоэлементов. Камень Огня управляет Огнем, Камень Воды – Водой и погодой. Камень Воздуха творит миражи из воздуха, – возможно, Брил упоминал об этом. Камень Воздуха и Камень Земли были потеряны еще во времена Чистки, но огр Гейрот нашел Камень Воздуха и воспользовался им. Камень Земли лежит погребенным под грудами золота в сокровищнице Трайоса. Вейлрет и Брил отправились за ним.

– Но что он делает? – Франкенштейн поправил свой свинцовый шлем, сдвинув его набок, чтобы лучше слышать, что она говорит. Ему явно наскучил этот урок истории, и он жаждал практических сведений.

– Ну, Камень Земли контролирует все живое. Тот, кто использует его, может управлять персонажами, словно он один из ТЕХ Игроков.

– А, еще один Ведущий внутри самой Игры. Брови Франкенштейна взлетели вверх.

– Итак, у нас есть наконец рациональное объяснение тому, что происходит в моем городе. – Он замолчал и слегка поджал губы. – Хотя я не уверен, что магию можно считать рациональным объяснением.

– Не важно. В любом случае, манипулятор – это персонаж, который заполучил Камень Земли, и находится он, скорее всего, под нами.

– С помощью Зомби мы доберемся до этого. Имея техническую силу механического воина и ваши магические способности, мы сможем действовать при любых обстоятельствах.

Франкенштейн двинул рычаг, и Зомби опустился на колени. Затем профессор пощелкал тумблерами, и Зомби склонился вперед, скрипя и лязгая своими сочленениями и механизмами. Кабина управления слегка накренилась, но затем выровнялась.

Тарея придвинулась поближе к Франкенштейну, оперлась было одной рукой о переборку, но тут же отдернула руку от горячего металла.

Франкенштейн прищурился. Его движения приобрели яростный характер. Зомби вытянул вперед руки, клацая механическими пальцами.

Сквозь глаз-иллюминатор Тарея наблюдала, как мощные когти входят в мостовую. Зомби легко смахнул в сторону несколько гексагонов, обнажив под ними сырую землю.

Он быстро работал руками, черпая землю. Зомби зацепил металлический трубопровод, погребенный под толстым слоем почвы, и, согнув трубу, вытянул ее наверх. Франкенштейн ненадолго прервал работу автомата, пристально разглядывая через увеличительный глаз-иллюминатор покореженный кусок металла с торчащими из него проводками.

– Это все-таки не очень годится для уличной осветительной системы. Слишком претенциозный проект, – проворчал Франкенштейн.

Зомби склонился вперед еще больше, продолжая черпать, дальше и дальше углубляясь в землю. Когда он склонился в получившуюся яму, кабина управления погрузилась во тьму. Небрежным жестом Франкенштейн щелкнул маленьким выключателем, и на лбу металлического гиганта зажегся мощный фонарь.

Кабина управления накренилась еще раз в тот момент, когда робот согнулся под прямым углом, словно гигантский грызун, роющий себе нору.

Франкенштейн продолжал наблюдение за своими приборами.

– Так, подходим ближе, ближе.

Глаза Тареи слезились от чрезмерного напряжения. Она чувствовала, как в ней растет нетерпение, и взволнованно сжимала Камень Воды в своей потной ладони. Скоро она получит остальные три Камня. Скоро она положит конец всему этому беспределу.

Но ее пугала мысль о том, что могло случиться с Вейлретом и Брилом.

Они взяли воздушный шар и отправились на Роканун несколько дней назад.., и не вернулись. Каким-то образом Камни оказались под Ситналтой.

Профессор нагнулся к одному из приборов, заметив, что стрелка дико завертелась.

– Держись! Впереди что-то непонятное: недостаток сопро…

Тут Зомби неожиданно проломил стену гигантской подземной полости. Франкенштейн рванул назад рукоять рычага, чтобы привести автомат в равновесие.

Пятнистый свет прожекторов выхватил из темноты куски зала, кишащего червями с черными туловищами, блестящей от слизи кожей и широко раскрытыми бельмами глаз. Они извивались и закрывали глаза, спасаясь от обжигающего света. Тарея увидела столько драгоценных и полудрагоценных камней, сколько не было даже в кладовой Трайоса.

Франкенштейн двинул Зомби вперед, и тот ступил в подземелье. Пятно света скользнуло по дальней стене. Тарея замерла:

– Смотрите, это Вейлрет и Брил! И Камни! Но в то же мгновение, когда Волшебница произнесла эти слова, они показались ей смешными. То, что она увидела, было жутким, страшным лицом величиной в целую стену и гигантской рукой, зажавшей в смертельной хватке Вейлрета и Брила.

– Великий Максвелл! – вырвалось у Франкенштейна.

– Вот ваш манипулятор, – сказала Тарея. – Вот то, что разрушило Ситналту.

Профессор взглянул на гигантскую глиняную физиономию, хмуро взирающую на них, и его собственное лицо наполнилось гневом.

Изо всей силы он стукнул по ручке переключателя, и Зомби шагнул вперед.

Выглянув из глаза-иллюминатора, Тарея увидела, что тяжелая металлическая ступня раздавила несколько не успевших увернуться веремов. Кое-кто из людей-червей принялся швырять в робота комья грязи и даже драгоценные камни, но это не причинило ему никакого вреда.

Франкенштейн покосился на веремов.

– В результате какого эволюционного процесса, хотелось бы знать, получились эти твари? – Он фыркнул. – У профессора Дарвина, наверное, нашлось бы подходящее объяснение.

Профессор дернул еще один рычаг, останавливая Зомби, и протянул вперед перепачканную железную руку, словно желая пощупать огромное глиняное лицо.

Робот возвышался над полом, почти доставая до потолка; он вынужден был сделать шаг в сторону, огибая толстую колонну, подпирающую свод.

Рука Хозяина небрежно швырнула на пол Вейлрета и Брила. А затем обе руки потянулись вперед, ладонями наружу, втягивая в себя землю и глину и все более разбухая.

Франкенштейн заставил робота сжать кулаки, после чего тот ринулся вперед.

Правая глиняная рука разбухла достаточно, чтобы размахнуться и ударить Зомби. Механический гигант закачался и отступил к дальней стене грота. Левый глаз-иллюминатор разлетелся.

Из-за всей этой тряски несчастная кабина снова дернулась и накренилась, затем снова попробовала восстановить равновесие.

Профессор дернул за рычаг аварийного управления и сверился с приборами:

– Кое-какие поломки, но в целом ничего серьезного. Будет сложнее ходить. Шарнир одной ноги немного барахлит.

– У меня есть Камень Воды, – сказала Тарея. – Я могу бросить его здесь и направить удар на эту тварь.

– Нет, – отрезал профессор без колебаний. – Не сработает. Мы защищены здесь. Если магия Камня Земли не может достать нас, то твоя магическая сила тоже не выберется наружу. Принцип равновесия или что-то в этом духе.

62
{"b":"1487","o":1}