ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Храброе сердце. Как сочувствие может преобразить вашу жизнь
Круг Героев
Милая девочка
Дворец Грез
Земля лишних. Два билета туда
Столп огненный
Будущее вещей: Как сказка и фантастика становятся реальностью
Преследуемый. Hounded
Твоя примерная коварная жена
Содержание  
A
A

Команда самого Хольцмана – эти отвратительные стервятники – была отпущена по случаю годовщины подавления восстания рабов под руководством Бела Моулая. В этот день место постройки не охранялось и драгунами, и Кидайр хотел воспользоваться моментом, пока лорд Бладд не знает, чем занимается торговец с Тлулакса. С собой Кидайр взял подвесную платформу и ящики, которые предстояло наполнить грузом.

Как и Норма, он недавно отослал Венпорту отчаянное письмо, но партнер был бог знает где, на этом затерянном в космосе Арракисе, и пройдет не один месяц, прежде чем он сможет прилететь. Можно было, конечно, поднять в космос опытный корабль и самому отправиться в эту пустыню – после стольких рейсов на знойную планету за партиями пряности Кидайр знал координаты.

Но он не был до такой степени глупцом.

Время тянулось для Исмаила нестерпимо медленно, ибо он знал, что должно произойти во время празднования годовщины. Он чувствовал невозможность своего положения зажатости между двумя противоречивыми обязательствами.

После того как Тио Хольцман прислал гвардейцев по приказу лорда Бладда, работорговец Кидайр расформировал большую часть буддисламских рабочих бригад и отослал их в расположенную в дельте реки столицу. Алиид и горстка его приверженцев оказались в числе первых, оставив здесь Исмаила. В самой Старде замаскированные и законспирированные саботажники смогли получить назначение в рабочие команды, занятые на подготовке пышных праздничных мероприятий.

Теперь только Исмаил и сотня его самых верных сторонников находились в самом дальнем конце гигантского ангара и под присмотром бывшего торговца живым товаром занимались извлечением из корпуса всего, что можно было оттуда извлечь. Исмаил смотрел, как его зять с помощью подъемных механизмов, мобильных лебедок и летающих грузовиков поднимает наверх скалы, в которой прятался грот, всякие годные к продаже запасные части, а там их грузили на платформы другие рабы, разбиравшие большой пустой космический корабль.

Дочь Исмаила Хамаль стояла рядом с отцом, как якорь любви и заботы, а Рафель выказывал свою силу и готовность защитить молодую жену. Все смотрели на Исмаила, ожидая, что он объединит их и поведет за собой. Так как он знал на память все сутры Корана и долго учил их основам дзенсуннитской веры, то они верили, что его действиями руководит сам Буддаллах.

Исмаил не знал, что делать, но хуже нерешительности стало бы признание своего бессилия перед лицом рабов, ждущих от него спасения. Если он окажется несостоятельным, то поставит под удар их, а не только себя. Чем ближе был поритринский праздник, тем сильнее становился страх Исмаила, и вот день настал. День крови и пожаров. День Алиида. А Исмаил по-прежнему не знал, что делать.

Обращаясь к немногим своим соплеменникам, Исмаил сказал:

– Даже здесь, вдали от Старды мы не спрячемся от последствий деяний наших дзеншиитских братьев. Алиид вынуждает нас к действию. Скоро весь Поритрин охватит хаос, и его надо будет пережить.

Пока они слушали, многие другие, кто слушал Исмаила много лет, притворялись, что работают. Теперь, когда проект был закрыт, не было больше надсмотрщиков, отслеживающих каждое движение.

В опустевшем, разграбленном здании лаборатории и в ангаре только мрачный тлулакс пытался заставить рабов трудиться. Кидайру было наплевать на праздники лорда Бладда, где должно было собраться практически все свободное население Поритрина. После изгнания Нормы Ценвы и прекращения всех работ бывший работорговец гнал рабов в ангар, размахивая парализатором, стараясь уменьшить потери корпорации «Вен-Ки».

А в просторном гулком помещении, пока рабы притворялись, что выполняют задание, слоняясь с места на место со своим обычным безразличием, Исмаил продолжал вести тихую дискуссию со своими сподвижниками.

– Если мы выдадим Алиида и его ближайших друзей драгунам, их арестуют, – сказала суровая женщина – седая, хотя и моложе Исмаила. – Тогда остальных они оставят в покое.

– Это наш единственный шанс уцелеть. Иначе драгуны убьют всех нас, – согласился с женщиной какой-то мужчина. – То, что случилось с Белом Моулаем, – это будут еще цветочки.

Исмаил посмотрел на обоих с гневным осуждением.

– Я не настолько высоко ценю свою жизнь, чтобы предавать друга. Я не согласен с тактикой Алиида, но никто из нас не смеет даже сомневаться в его искренности.

– Тогда мы должны драться бок о бок с ним в надежде, что дзеншииты победят, – с жаром произнес Рафель. Хамаль не была в этом уверена, но она не боялась, в глазах ее не было и тени страха. – Мы заслужили свободу, все заслужили. Рабовладельцы угнетали нас многие поколения, и теперь Буддаллах дает нам шанс. Неужели мы не воспользуемся им?

Разум Исмаила мутился. По горьком опыту он знал, что даже если донесет о готовящемся восстании, лорд Бладд не проявит не то что милосердия, но даже понимания. Но Исмаил, живо помня миролюбивые наставления своего деда, не мог и превратиться в дикого зверя.

Решительный и беспощадный Алиид собирался предать огню Старду, городские строения, фермы и даже северные шахты. Дзеншиитские рабы восстанут неожиданно, убивая не только драгунских гвардейцев, но и женщин и детей. После многих лет сдерживаемого гнева и страданий свирепая толпа не будет знать никаких запретов. Это будет кровавая баня.

– Что еще мы можем сделать, отец? Мы можем либо предать восстание, либо принять в нем участие.

Хамаль отбросила все сложные рассуждения, пытаясь добиться ясного ответа. Когда она говорила так, Исмаил сразу вспоминал ее мать…

– Если мы будем трусливо прятаться здесь и ничего не делать, – подчеркнул Рафель, – то мы навлечем на себя презрение победителя при любом исходе восстания. У нас очень трудный выбор.

По группе прокатился ропот согласия. С любовью и надеждой глядя на Исмаила, его дочь подошла ближе.

– Ты лучше всех знаешь сутры Корана, мой дорогой отец. Не даст ли нам прозрения слово Буддаллаха?

– В сутрах Корана великое множество прозрений, – ответил Исмаил. – Иногда даже слишком много. Можно всегда найти стих, который поможет оправдать любой выбор, окажется подходящим к любой ситуации.

Он посмотрел на контуры старого космического корабля, над которым Норма Ценва и отобранные ею лучшие инженеры работали так много месяцев. Остался только один Тук Кидайр, который бегал взад и вперед между кораблем и кабинетами, собирая финансовые документы.

Исмаил прищурил глаза.

– Алиид забывает нашу конечную цель. Он ставит месть превыше всего на свете, а для нас главное – вернуть свободу нашему народу.

Дзенсуннитский вождь должен был найти выход, который сохранит жизнь Хамаль, ее мужу, всем остальным его людям… даже если он так и не увидит больше свою жену и вторую дочь.

– Исмаил, мы должны либо присоединиться к восстанию, либо связать свой жребий с хозяевами, – повторил Рафель. – Это наш единственный выбор.

– Это не так. – Исмаил многозначительно посмотрел на корабль. – Я вижу иной выход.

Его приверженцы, проследив направление взгляда вождя, оглянулись на корабль, и на их лицах явился проблеск понимания, смешанного с недоверием.

Исмаил между тем продолжал:

– Я выведу мой народ отсюда, из этого мира… к свободе.

Пока весь город предавался празднеству, устроенному лордом Бладдом, Тио Хольцман занимался более важными делами. Изобретатель перестал думать о Беле Моулае сразу после его казни, которая должна была положить конец всяким жалобам буддисламских рабов на Поритрин.

Рабыкак дети: за ними нужно смотреть, но их нельзя слушать.

Было довольно холодно, но савант решил пообедать на балконе своей башни, откуда открывался чудесный вид на реку Исану. Он тепло оделся и велел повару сервировать стол здесь, если ему было удобно, он мог часами сидеть на этом наблюдательном пункте, погруженный в раздумья, как и подобает саванту. На балкон торопливо вошла рабыня, вытерла стул и поставила его перед Хольцманом.

102
{"b":"1488","o":1}