ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В самом сердце Сибири
Проклятый. Hexed
Как перевоспитать герцога
Понимая Трампа
#INSTADRUG
Ты меня полюбишь? История моей приемной дочери Люси
Чардаш смерти
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
Содержание  
A
A

Лорд Нико Бладд и его блестящая компания сидели на огромной барже на высокой трибуне, обрамленной хлопающими на ветру знаменами. Тщеславный аристократ объявил, что это зрелище будет самым грандиозным за все годы.

Алиид мрачно поклялся себе сделать этот праздник не просто памятным, а легендарным. Тайные инструкции были уже разосланы по всему городу. Ни один из беззаботных хозяев ни о чем не подозревал, но рабы в каждом доме были готовы к выступлению. У дзеншиитских повстанцев в Старде и в населенных пунктах поритринской провинции от нетерпения чесались руки. Алиид не сомневался, что правление аристократов на этой планете будет опрокинуто быстро и решительно.

Драгунских гвардейцев разместили на набережной, а богатые владельцы оставили своих рабов в особняках, стоящих вдоль речных обрывов. Восстание должно было начаться одновременно во множестве мест, и драгуны просто физически не смогли бы везде успеть вовремя. Рабы должны были вооружиться сами – факелами, дубинами, самодельными ножами, короче, всем, что попадет под руку. Кроме того, Алиид знал, где раздобыть оружие получше, которое драгуны не ожидают увидеть у рабов.

Все было готово.

В сгущающихся сумерках громко и торжественно запели медные фанфары. Лорд Бладд запахнул свои роскошные одежды и поднял руки, подавая знак к началу великого праздника. На обнажившейся отмели посреди илистой реки техники безуспешно пытались воспламенить горючую смесь для фейерверка. Прошло несколько секунд, но ничего не происходило, и толпа, собравшаяся на берегу реки, начала недоуменно роптать.

Алиид наблюдал, улыбаясь, и ждал.

Снова зазвучали медные трубы – лорд Бладд нетерпеливо требовал фейерверка. Алиид рассмеялся, зная, что когда техники вскроют канистры, то вместо пороха найдут там золу и песок.

И Алиид знал, куда девался порох.

Раздраженный лорд Бладд подал еще один сигнал, и трубы зазвучали в третий раз. На этот раз желание лорда было удовлетворено: в сгущающейся тьме действительно начался фейерверк – правда, взрывы и языки пламени показались не там, где ожидали все, а в товарных складах у пристаней. Все горючие материалы, которые Алиид и его товарищи похитили у поритринцев, теперь горели и взрывались, превращая склады в пепел. По толпе пронесся крик ужаса. Потом взрывы загремели вдоль берега.

Алиид торжествующе улыбался.

Рабы носились по городу, поджигая порох, который они заложили под домами за последние несколько дней. Если все идет по плану, думал Алиид, то сейчас в плотно застроенной столице должно было уже гореть более пятисот строений. Всесожжение разойдется быстро и должно охватить весь город.

Старда обречена.

Лорд Бладд, его драгуны и местные жители уже ничего не могли сделать, чтобы предотвратить несчастье. Масштаб уничтожения будет соответствовать мере гнева буддисламских рабов, гнева, накопленного за много поколений и только ждавшего выхода.

В городе зазвучали крики тревоги, взвыли сирены. Лорд Бладд через систему громкоговорителей обратился к согражданам с призывом сражаться с огнем, а рабовладельцев попросил дать рабов для этой цели.

– Мы должны спасти наш прекрасный город!

Алиид, а вместе с ним и его верные соратники посмеялись над этими призывами. Когда один из надсмотрщиков закричал на них, требуя помощи, они просто отвернулись от него и бежали, легко вырвавшись на волю. По всей Старде рабы ходили от дома к дому, поджигая здания и круша все, что попадало им под руку. В шахтах и в сельских местностях пленники поднимались на бунт, вырезали целые семьи и завладевали угодьями и домами. Такое восстание было невозможно остановить.

Алиид и его друзья ворвались в поритринский муниципальный музей, где было выставлено оружие: архаичные ракетные установки, гранаты и устаревшее метательное и стрелковое оружие. Но Алиид знал, что все оружие действует.

Рабы смели всю экспозицию, забрав все оружие, даже старинные ножи, мечи и шпаги. Опьянев от предвкушения сладкой мести, Алиид взял себе тяжелое, сделанное из полированной стали ружье, сработанное мастерами столетия назад. Теперь такие ружья не использовали из-за недостаточной мощности. Это лазерное ружье давало мощный луч, который резал врагов с дальней дистанции – пока хватало аккумулятора.

Радуясь ощущению в руках веса оружия, Алиид взял его себе, предвкушая, как пустит его в ход. Во главе своих соратников он побежал по улице. Высоко наверху он увидел горящие окна расположенной на высоком утесе лаборатории Хольцмана и понял, откуда следует начать этот поход личной мести.

Один посреди возбужденной толпы дзенсуннитов, Кидайр был близок к панике.

– Взять вас на борт корабля, свертывающего пространство? Это невозможно! Я простой купец. Я знаю основы управления кораблями, но я не профессиональный пилот или навигатор. Это неиспытанный корабль. У него экспериментальные двигатели. Все в нем…

Рафель схватил работорговца за плечи и как следует встряхнул.

– Это наша единственная и последняя надежда. Мы люди отчаянные, не надо нас недооценивать!

Голос Исмаила был исполнен холодного гнева.

– Я помню тебя и твоих дружков, Тук Кидайр. Ты напал на мою деревню в Хармонтепе. Ты бросил моего любимого деда в болото, кишащее гигантскими угрями. Ты уничтожил мой народ.

Он приблизил свое лицо к лицу тлулакса.

– Я хочу свободы и новой жизни для моей дочери и для всех этих людей. – Он обернулся и указал рукой на волнующуюся толпу у корабля. – Но если ты вынудишь нас, мне придется удовольствоваться грубой местью.

Кидайр с трудом сглотнул, посмотрел на разъяренных рабов и сказал:

– Если единственная альтернатива – смерть… то я, конечно, могу повести это судно. Но знайте, что я сам не буду толком знать, что делаю. Свертывающие пространство двигатели ни разу не испытывались в реальных полетах с грузом и пассажирами.

– Вам все равно пришлось бы испытать его на рабах, – прорычал Рафель. – Как на подопытных кроликах.

Кидайр поджал губы.

– Вероятно,

По знаку Исмаила рабы начали быстро заходить в корабль. Им предстояло провести полет в тех свободных каютах и переходах, которые не были заняты грудами припасов. Люди укрывались одеялами, прижимались друг к другу… и надеялись на лучшее.

– И еще вот что, – заговорил Кидайр, стараясь сохранить самообладание. – Я помню координаты только одной планеты – Арракиса. Это заброшенная бог весть куда планета, куда мне приходилось летать по своим торговым делам. Мы собирались совершать первый испытательный полет именно туда.

– Мы можем сделать нашим домом этот Арракис? – спросила Хамаль. Глаза ее загорелись. – Это райская мирная планета, где мы обретем свободу – и где не будет угрозы от таких, как ты?

Лицо ее потемнело.

Кидайр едва не расхохотался от этих слов, но у него не хватило мужества сказать правду.

– Для некоторых это действительно рай.

– Тогда вези нас туда, – потребовал Исмаил. Дзенсунниты потащили перепуганного тлулакса в рубку. Сто один дзенсуннит поднялся на борт. Люки были задраены, и в опустевшем ангаре сгущались спускавшиеся на Исану сумерки. Кидайр смотрел на панель управления, установленную Нормой, на надписи, изобиловавшие ее странными сокращениями. Он знал основные принципы пилотирования и умел вводить нужные координаты.

– Я не имею представления о том, как человек переносит резкий переход в размерностные аномалии свернутого пространства. – Кидайр был в равной степени испуган неясной перспективой полета и гневом рабов. – На самом деле я даже не знаю, взлетит ли корабль вообще.

– Вводи координаты, – приказал Исмаил. Он знал, что в дельте и в столице сейчас начнется резня, и молил Бога только о том, чтобы Озза и вторая дочь уцелели – ведь они будут далеко от учиненной Алиидом кровавой бойни. Но он не мог ничего сделать для них и не питал даже надежды снова встретиться с ними. – Мы должны улететь с Поритрина, пока еще не поздно.

– Помни, что я предупредил тебя. – Кидайр закинул косу за плечо. – Если эти двигатели Хольцмана выбросят вас в другое пространство, где вы будете корчиться в муках всю оставшуюся жизнь, то не проклинайте за это меня.

104
{"b":"1488","o":1}