ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она издала пронзительный крик овдовевшей жены, а потом замолчала, пытаясь обрести внутренний покой. Шаи-Хулуд приобщил великого Укротителя Червя к своей плоти, и отныне Селим будет жить вечно, как неотъемлемая часть их бога. Достойный конец для мужчины – для героя.

И прекрасное начало легенды.

Люди – рабы своей смертности, с момента рождения до момента смерти.

Религиозные этюды Тлулакса

Несомненно, где-то существовали более старые, более потрепанные космические корабли, чем этот, летавшие по трассам Лиги Благородных, но Норме до сих пор не приходилось их видеть. По сравнению с этим корытом старая развалина, которую Аврелий купил для ее экспериментов, был просто чудом современной техники.

Покинув орбиту вокруг Поритрина, старый корабль завибрировал, набирая скорость и выходя в открытый космос. Голый интерьер отдавал затхлым воздухом, человеческим потом и несвежей пищей. На стенах и на полу были видны пятна, которые были кое-как затерты, но не отчищены. Видимо, этот корабль перевозил рабов, хотя сейчас его единственными пассажирами были Норма и два сопровождавших ее драгунских гвардейца.

Это будет долгое, утомительное путешествие, усугубляющее стыд и унижение Нормы.

Двое гвардейцев с хмурыми непроницаемыми лицами сидели на длинной металлической скамье. Они явно недоумевали, чем они провинились перед лордом Бладдом, что он отправил их в это долгое и скучное путешествие. Ящики с багажом, включая вещи Нормы, были просто составлены у стен коридора. Она удивлялась, что одновременно с ней этим же кораблем не депортировали и Тука Кидайра.

Открытый пассажирский отсек был наполнен полками и скамьями. Кроме того, Норма успела увидеть полки в нижних грузовых отсеках, похожие на лежанки. Таким образом увеличивалась емкость судна – этот аскетический корабль мог взять на борт не менее тысячи человек.

– Это невольничий корабль? – спросила она одного из драгун.

Он окинул Норму взглядом из-под тяжелых век и не ответил. Ему не приказывали отвечать на вопросы.

Норма живо представила себе тесно набитых сюда как сельди в бочке буддисламских пленников, захваченных на какой-нибудь отдаленной планете и насильно привезенных на Поритрин. Она почти физически ощутила их жалкое, почти призрачное существование. На этих палубах умирали люди.

По ассоциации она задумалась и о другом. Да, ее везли на корабле против ее воли, но ее везли домой, пусть даже это был акт немилости. Мать, конечно, не преминет сделать все, чтобы Норма до конца осознала себя неудачницей и ошибкой природы. Ну, в конце концов, все могло быть намного хуже. Вздохнув, она пожалела, что здесь нет Аврелия, который составил бы ей компанию на это долгое путешествие.

Она поерзала на скамейке, которая от этого не стала удобнее. Ей нечем было заняться, развлечений на этом судне тоже как будто не предвиделось. Но, в конце концов, это был не туристический круиз.

Творческие поиски силой воображения обычно помогали Норме забывать о физических неудобствах. Однако теперь, когда ее работа была украдена, а жизнь разрублена пополам, она невольно обращала внимание на окружающее и на уродство собственного тела.

Чтобы отвлечься, она начала играть с камнем су, подаренным ей Аврелием Венпортом. Хотя этот камень так и не оказал на нее стимулирующего телепатического действия, она любила память, которую он пробуждал в ее душе. Норма закрыла глаза, и все вычисления, которые она производила, вдруг возникли в окне ее памяти. Длинные ряды и колонки цифр и математических символов выстраивались в боевые порядки в космосе, напротив иллюминатора.

Несмотря на все свои старания, савант Хольцман так и не сумел отнять у Нормы суть ее достижения. Все это осталось в запутанных лабиринтах ее разума, она могла вспомнить каждую деталь, все, что надо было помнить о работе по свертыванию пространства. Просматривая свои ментальные архивы, она получала своеобразное удовольствие от манипуляций с вычислениями; ей нравилось видеть, как числа и символы появлялись и исчезали в уравнениях по ее желанию. Это была ее сокровенная вселенная, куда не мог заглянуть ни один посторонний человек. Правда, иногда ей хотелось разделить этот мир с Аврелием.

По крайней мере я осталась жива. По крайней мере я все еще свободна.

Откуда-то издалека она вдруг услышала чей-то громкий скрипучий голос. Почему-то ей показалось, что это голос матери, укоряющей ее за еще одну проявленную слабость. Словно в каком-то абсурдном сне, Зуфа Ценва летела в космосе рядом с кораблем и заглядывала в иллюминатор горящими глазами, похожими на два маленьких красных солнца.

Внезапно Норма вышла из транса, в котором пребывала, и поняла, что кругом творится какой-то хаос. Драгунские гвардейцы вскочили со скамьи и что-то кричали на галахском языке. А сам невольничий корабль явно сбился с курса. Старые изношенные двигатели завывали, перегреваясь от нагрузки, так как пилот пытался резко изменить направление полета. Потеряв равновесие, Норма ткнулась в стенной иллюминатор и с удивлением обнаружила, что за бортом действительно находятся два красных глаза, но они принадлежали отнюдь не ее матери. Этот жуткий взгляд принадлежал какому-то механическому монстру, похожему на гигантскую оранжево-зеленую доисторическую птицу, а матери не было поблизости и некому было направить против этого чудовища колдовскую силу.

Невольничье судно со скрежетом завибрировало и сменило курс. Механическая птица на некоторое время отстала, Норма увидела дюзы странного корабля, который вдруг начал делать круг. На какое-то время Норма потеряла механического зверя из виду. Гвардейцы снова что-то закричали, а корабль опять резко тряхнуло и установленные в отсеках ящики посыпались друг на друга, разбив, кроме всего прочего, бутылки с поритринским ромом.

Норма перебежала к иллюминаторам в противоположной стенке корабля.

Какая-то невидимая сила снова толкнула корабль с такой силой, что все его конструкции завибрировали. Казалось, будто какой-то великан ударил гигантским молотом по исполинской наковальне. Норма упала на рифленую металлическую палубу.

Когда она снова смогла подобраться к иллюминатору, она опять увидела чудовище, несущееся на их корабль, как ястреб, охотящийся на беззащитного голубя.

Огромная машина открыла свою страшную пасть, обнажив ряд громадных острых искусственных зубов, каждый величиной с дверь. Норме потребовалось некоторое усилие, чтобы убедить себя в том, что она не бредит.

Неужели все это происходит в действительности? – спросила она себя. Каким-то образом случилось так, что ее обычно сосредоточенные мысли вдруг начали расширяться и охватывать слишком многое. Она сжала рукой камень как талисман. Я должна сохранить разум.

Она изо всех сил старалась осмыслить ситуацию, призывая на помощь свое могучее логическое мышление. Не может ли странный аппарат быть летательной формой кимека? Но почему этот вражеский корабль оказался здесь и почему он охотится за ней?

Пират захватил медлительное судно механической рукой. Норма уже до этого разглядела исполинское брюхо машины, способной поглотить не одно такое судно, как их старый корабль. Брюхо механической птицы было покрыто царапинами, вмятинами и следами копоти. Видимо, птица недавно побывала в сражении.

В днище вражеского судна открылся огромный люк, и в него без труда прошел захваченный в плен корабль. Внутренняя камера механического корабля была залита ядовито-зеленым светом, от которого у Нормы сразу же заболели глаза.

Когда невольничий корабль целиком, как проглоченный кусок сырого мяса, оказался в трюме страшной птицы, люк медленно закрылся.

Внутри механического чудовища, в трюмном отсеке с потолка свисала сохраняющая емкость для мозга, похожая на яйцо паука. Емкость с мозгом кимека зависла высоко над плененным судном. Вокруг контейнера вспыхивали красные и синие огоньки, что указывало на напряженную активность отделенного от тела мозга. Внезапно из стенок емкости вытянулись сенсорные щупальца. Чудовище решило поближе познакомиться со своей жертвой.

108
{"b":"1488","o":1}